63 66

«Центр Ростова должен быть нежилым» и другие выводы фестиваля «Несносный город»

1095
7 минут

Первый градозащитный фестиваль «Несносный город», который прошёл в Ростове, позволил сформировать единый набор мнений о текущих проблемах южной столицы и предложить способы их решения

«Центр Ростова должен быть нежилым» и другие выводы фестиваля «Несносный город»

Доказать ценность здания и дать ему охранный статус Ростове крайне сложно//Фото: "Эксперт Юг"
Поделиться

Облик любого города зависит от исторических процессов, а также от системы внутреннего и внешнего управления. Однако влияние этих факторов не фатально, курс урбанистического развития можно и даже нужно менять. В этом уверены организаторы «Несносного города» — фестиваля, собравшего в лектории галереи «Ростов» в середине сентября разных специалистов, которые пытаются улучшить городскую среду.

Болевые точки ростовского градостроительства

Директор «Южного градостроительного центра», советник Российской академии архитектуры и строительных наук, Сергей Трухачев в докладе высказался о балансе функциональных зон в Ростове-на-Дону, а также отметил высокую долю малоэтажной застройки: она занимает больше 60% жилой территории. Из-за разветвленного частного сектора улично-дорожной сети принадлежит 14% всего городского пространства, вместо стандартных для городов-миллионников 10%. Однако ростовчане не могут использовать потенциал капиллярности дорог: в низкоэтажных районах встречается в основном «щебёнка» или «грунтовка», а не асфальтовое покрытие. Большая часть этих 14% лежит мертвым грузом и создает коллапс на дорогах более высокого качества.

Фестиваль 2.jpg

Поделиться

Директор «Южного градостроительного центра» Сергей Трухачев критикует варварский девелопмент в городе//Фото: Никита Чередников

Другая проблема, связанная с долей низкоплотной малоэтажной застройки, — уплотнение многоэтажной. Девелоперы стремятся размещать многоквартирные дома в районах с развитой инфраструктурой, где мало свободного места, и придерживаются принципа «чем больше этажей, тем лучше». Размеры детских площадок, парковок при этом не пропорциональны количеству квартир, все районное благоустройство испытывает давление, на которое не рассчитано. «Варварский девелопмент», по выражению Сергея Трухачева, плох как с точки зрения городской композиции, так и с точки зрения бережного отношения к ресурсам. Кроме того, архитектор обратил внимание на то, что исследований о поведении жителей, взаимоотношениях между районами очень мало, а именно такие исследования помогают городу развиваться сбалансировано.

Профессор ЮФУ, советник Российской академии архитектуры и строительных наук Сергей Алексеев подчеркнул, что сами по себе многоэтажные дома не несут вреда: «Дело не в высоте — дело в том, где её ставить, каким образом она взаимодействует с природным ареалом и окружением». Сейчас в ростовских микрорайонах, где идёт активное жилое строительство, крупные объемы отчуждаются от пространства, подавляют рельеф, вместо того чтобы с ним взаимодействовать. Но в мировой практике существуют примеры обратного — к ним относятся и семь «сталинских высоток» в Москве. Более того, высотные здания, если они воздвигаются не хаотично, имеют свойство структурировать городскую ткань, собирать воедино районы, обозначая их начальные и конечные точки. Как и Сергей Трухачев, г-н Алексеев выразил сожаление, что градостроительство в Ростове-на-Дону не использует партисипацию — широкое потребительское участие в проектировании.

Что не так с государственным регулированием

Чтобы жизнь в городе была продуманной, по мнению Сергея Трухачёва, необходимо равноправное сотрудничество трех сторон: власти, горожан и бизнеса. Современная российская система освоения территорий наследует советскую, где и застройщиком, и заказчиком, и регулятором была власть. В первых после развала СССР законах была формулировка, что генеральный план создается в интересах населения. В новейших указания на интересы нет. В 2022-м вступил в силу федеральный закон, который допускает упразднение единственной демократической процедуры — публичных слушаний и общественных обсуждений — при утверждении градостроительной документации и «пакетных» изменений генплана. Мера рассчитана до конца года.

Главный архитектор студии «Здесь дизайн» Александр Ломтев продолжил разговор о градостроительном регулировании, но сконцентрировался на проблеме уничтожения исторической застройки и охраны объектов культурного наследия. Доказать ценность здания и дать ему охранный статус крайне сложно. В федеральном законе не прописан порядок установления ценности, он определяется регионами самостоятельно. Если в регионе, как в Ростовской области, нет балльной системы, оценка может быть необъективной. Еще один недостаток нынешнего подхода заключается в том, что четыре-пять месяцев, пока идет оценка, у здания нет охранного статуса, поэтому собственник, который не хочет владеть объектом культурного наследия и соблюдать соответствующие нормы, может быстро снести или перестроить недвижимость.

Проект реновации исторического центра

На фестивале был представлен проект реновации улицы Шаумяна, разработанный четырьмя ростовскими архитектурными студиями. «Проект», «Чадо», AD Project и «Новая Р.А.С.А.» за собственный счет провели исследование и разработали генеральный план и объемно-планировочный регламент для восьми кварталов. Улицу выбрали исходя из разнообразия застройки: на Шаумяна есть и выявленные объекты культурного наследия, и исторические здания без охранного статуса, и советская архитектура, и современная, и аварийное жилье, и пустыри. Этот комплекс, по словам главного архитектора бюро «Проект» Анастасии Бубликовой, характерен практически для всех улиц центра, кроме Большой Садовой и Пушкинской.

Фестиваль 4.jpg

Поделиться

Главный архитектор бюро "Проект" Анастасия Бубликова поделилась планами работы с постройками разных типов//Фото: Никита Чередников

Авторы проекта реновации Шаумяна считают, что консервировать исторический центр нельзя, потому что так из района исчезают инвестиции, однако понимают, что современная застройка должна гармонировать с застройкой прошлых эпох, уважительно относиться к ее пропорциям, отделочным материалам. При этом воздвигать новодел, то есть новые здания в историческом стиле, они не рекомендуют: он компрометирует и ценность старинных домов, и самостоятельность современной архитектуры.

К существующей застройке Шаумяна предлагается применить датский принцип InterSAVE, в рамках которого каждое здание оценивает группа, состоящая из архитекторов, представителей власти, градозащитников и музейных работников. Имеется в виду оценка не только архитектурной и культурной ценности, но и аутентичности строительных технологий, полезности здания для среды и т.д. На Шаумяна уже работала такая группа, но без участия власти. Был намечен план работы с постройками разных типов. По мнению Анастасии Бубликовой, его можно использовать при реновации всего центра.

1.    Объекты культурного наследия и ценные градоформирующие объекты по умолчанию остаются на генплане, их можно только реставрировать и чистить от визуального мусора (пластиковых балконов, вывесок).

2.    Объекты, представляющие ценность, но не имеющие охранного статуса, также следует оставить. Если окружение позволяет — можно увеличить этажность, так как центр стремится к уплотнению.

3.    Малоценный объект в хорошем состоянии можно оставить, если это здание средней этажности, или снести после предоставления проекта застройки, если это здание малой этажности.

4.    Недостроенные здания больше трех этажей в зависимости от состояния либо достраиваются, либо сносятся, меньше трёх этажей — сносятся.

5.    Самовольная застройка, в частности гаражи, сносятся, если выходят на уличный фронт, и сохраняются, если находятся во внутренних дворах.

Объекты в плохом состоянии подлежат сносу. Чтобы здания, которые придут на замену снесённым, формировали правильный фронт улицы, для каждого участка рассчитан пространственный конверт, за его границы выступать нельзя. Рассматривая подходы к плотности застройки, архитекторы пришли к выводу, что после реновации должна остаться непрерывная используемая застройка. Пагубное влияние заброшенных зданий можно увидеть на примере отрезка улицы Шаумяна между Соборным переулком и Буденновским проспектом. Эскизная инфраструктура включает три многоуровневые парковки, подземные мусорохранилища и пешеходную зону, объединённую с проезжей частью.

Главный архитектор бюро «Новая Р.А.С.А.» Андрей Дойницын продолжил презентацию проекта реновации, но остановился на том, чем наполнять улицы. На Шаумяна стихийно возник «швейный» квартал с магазинами ткани и фурнитуры, это послужило вдохновением для студентов господина Дойницына: они наметили квартал под модную индустрию и антикварный кластер. Внутренние дворы насыщаются инфраструктурой под общественные мероприятия, фестивали, развлечение туристов. Далее пространство будет наполнено апартаментами, хостелами, бутик-отелями. Как следует из доклада, если ростовчане хотят спасти исторический центр, нужно избегать жилых помещений, потому что плотность застройки, необходимая для привлечения инвестиций, не позволяет соблюсти их нормативы.

Фестиваль 5.jpg

Поделиться

Главный архитектор бюро «Новая Р.А.С.А.» Андрей Дойницын рассказал о проекте реновации исторического центра города//Фото: Никита Чередников

Ранее «Эксперт Юг» освещал лекцию Геннадия Крольмана. Градозащитник и координатор движения «МойФасад» рассказал, чем ценно ростовское архитектурное наследие и с чем сталкиваются общественные организации в попытках его сохранить.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1