60 61

Александр Хуруджи: «… Катастрофы в отрасли не избежать».

879
10 минут
Александр Хуруджи: «… Катастрофы в отрасли не избежать».

Поделиться

Обвиняемый в хищении более 500 млн рублей акционер АО «Энергия» и руководитель представительства АСИ в ЮФО Александр Хуруджи написал открытое письмо предпринимателям с предложением подготовить обращение к президенту и министру энергетики РФ с описанием проблемы независимых ТСО, которым, согласно письму, приходится выживать только с потерей контроля над собственным бизнесом. «Эксперт ЮГ» публикует письмо.


«Более 25 лет я создаю предприятия в России, все заработанное реинвестировал в бизнес, укрупняя его. Не жил на широкую ногу, покупая яхты, дома, зарубежные виллы, не хранил деньги в оффшорах. Входя в электросетевой бизнес, понимал, что тут быстрых денег не бывает, что основная капитализация всех усилий предпринимателя выявляется при продаже бизнеса.


Несколько лет назад территориальные сетевые организации (ТСО) всё чаще стали слышать слово «консолидация». Изначально предполагалось, что более крупные сети приобретут мелких игроков, выкупят доли муниципалитетов и т. п., в результате чего повысится эффективность отрасли; за счёт эффекта масштаба снизятся издержки на эксплуатацию и управление. Программа консолидации предполагала поэтапное наведение порядка в отрасли, в которой за последнее десятилетие насчитывалось почти 4 тысячи ТСО, которых обвиняли во всех грехах в случае аварий, завышения тарифов и т. п. Однако на рынке были и добросовестные участники, качественно исполняющие свою работу по оказанию услуг передачи электроэнергии. Именно таких добросовестных профессиональных участников я пытался объединить с группой единомышленников. Положительно оценив наши инициативы, к Некоммерческому партнерству Территориальных сетевых организаций (НПТСО) в 2013 году присоединились большинство крупных и средних ТСО, включая все МРСК, входящие в «Россети».


Однако в 2012 году начался «тарифный голод», выражающийся в нарастающих неподконтрольных издержках, не компенсируемых впоследствии в тарифах. Он привёл к повышенной конкуренции при разделе тарифного пирога. Так шаг за шагом понятие «консолидация» стало по смыслу напоминать скорее поглощение и экспроприацию. При этом готовящееся в электроэнергетике законодательство фактически не учитывало интересы независимых участников рынка, а было построено в угоду компаний с госучастием, частично принадлежащих ПАО «Россети».


Безусловно, мы с коллегами-частниками пытались на разных уровнях убеждать, что забирать бизнес — нехорошо! Однако вышедшие в дальнейшем нормативно-правовые акты (НПА) только ухудшали позиции частных ТСО. Вот несколько примеров:


Частные ТСО — МРСК

1. Регулирование: метод долгосрочной индексации. — Метод RAB (регулируемая база инвестированного капитала) с гарантированной прибылью


2. Дивиденды не даются. — Дивиденды даются всегда


3. Денежные средства получают от котлодержателя МРСК. — Задерживают выплаты ТСО, зачастую платят только по судам, пользуясь схемой в своих интересах


4. Инвестиционная программа формируется из собственной прибыли. — Инвестпрограмма в полном объеме в тарифе зачастую с дополнительными субсидиями государства


Таблицу можно было бы продолжать бесконечно и каждый из коллег-сетевиков вспомнит таких несправедливых перекосов множество. Но что поражало — уровень оказания услуг и ответственности, при всех вышеуказанных различиях, равный. Для того чтобы подстегнуть ТСО к консолидации, были разработаны еще несколько НПА, среди которых — постановление кабмина «о критериях отнесения к ТСО». По расчётам Минэнерго, это должно было привести к сокращению участников в перспективе до 800 организаций (т. е. примерно в 5 раз), однако сам механизм подхвата, а также финансовый ресурс предусмотрены не были.


И грянул кризис…. Не первый раз на моей памяти, но чем он опасен для ТСО, в большинстве своём находящихся на одноставочном тарифе с котлодержателем? У предприятий падает потребление, выручка ТСО тоже падает. Хочешь выжить — ищи новых клиентов, покупай оборудование заводов, одним словом, крутись и выкручивайся, RABa-то нет. Мотивация с точки зрения рынка верная, и ТСО побежали скупать активы застройщиков, бывшие заводские и муниципальные сети, бесхоз. МРСК тоже не спали и разработали в большинстве своём целые программы консолидации. Только вот одно «НО»! Частник докапитализировал себя сам, неся предпринимательские риски, либо давал долю в бизнесе за оборудование, а в случае с компанией с госучастием рассчитывать на такую расторопность не приходилось.


В регионах начали возникать ситуации, когда ТСО потребовали из котла больше денег, чем предусматривалось в тарифно-балансовых решениях (ТБР). То же самое происходило и в самих МРСК: им перепадали сети муниципалитетов, застройщиков, почивших ТСО, «бесхоз». Падение передачи находящихся в кризисе заводов компенсировалось притоком новых потребителей за счет приема новых мощностей.


На 2014–2015 годы пришёлся дополнительный пик подключений льготных категорий потребителей. При себестоимости технологического подключения (ТП) в 50 тысяч руб. предприятие ТСО получало плату с такого потребителя в размере всего 550 руб. Накопившиеся проблемы — неплатежи гарантирующих поставщиков и прочих энергосбытовых организаций, льготники, грандиозные стройки (Олимпиада, АТЭС, Крым, ЧМ-2018 и т. п.), — довели ситуацию с финансированием электросетевого комплекса до критической. Большинство МРСК имели высокую закредитованность даже в относительно «сытые» годы, которую набрали в основном за счёт расточительства и неэффективности. После ухудшения экономики в сфере энергетики из-за льготников, неплатежей сбытовых организаций, при ограничениях на рост тарифов и прекращения кредитования банками, началось активное «затыкание дыр» в бюджетах за счёт подрядчиков, а также транзитных средств ТСО и ФСК, оплаты потерь. И если в случае с оплатой потерь финансы находятся в руках сбытовых организаций, то в остальных случаях процесс получения средств затягивался зачастую до года, а в случае с подрядчиками — и более того. Так котлодержатели, МРСК, стали постоянными участниками судов, в которых с использованием административного ресурса региональных властей (инвестпрограмма, ТП, тарифная служба, паспорта готовности) начали находить все более изощрённые формы ухода от оплаты за услуги ТСО. Причем подход носит избирательный характер — «своим» ТСО платим, «плохишам» — только через суд по исполнительным листам. Разве что в некоторых случаях для прикрытия со «своими» формально надо также посудиться.


Очевидно, что административный ресурс, уровень экспертов, юристов, не говоря об отношении судей к компаниям с госучастием, давал заметное преимущество МРСК в судебных процессах, позволяя как минимум значительно затягивать оплату. Надо ли говорить, что кредитование таких кассовых разрывов для ТСО затруднительно и убыточно (средняя ставка — более 15%, но согласно ст. 395 ГК РФ компенсируется лишь 8,5%). Как результат — снижение качества, рост аварийности, уход с рынка большого количества непрофильных участников и рост уровня низовой коррупции (своим-то платят).


В 2014 году компания АО «Энергия», акционером которой я являюсь, выиграла ряд исков у «МРСК Юга», которое, несмотря на все виды уведомлений и доказательств, никак не хотело оплачивать услуги не только по новому оборудованию, но заодно и по старому (компании «Энергия» 40 лет, последние 7 лет она получает деньги с МРСК только по исполнительным листам). Казалось бы, теперь можно продать компанию (тем более, что заинтересованные были), наконец увидев и ощутив результаты многолетнего нервного предпринимательского труда. Долгожданная сделка после «дью дилидженс» и купленный на первые деньги от новых владельцев акций новенький «Мерседес». Но счастье оказалось недолгим, уже вскоре новые владельцы сообщили, что МРСК угрожает им уголовным преследованием, вскоре это подтвердили и мне. «Мерседес» пришлось продать. И пришлось также вернуться в бизнес, ибо уверенность, что возбудить дело по основаниям, исследованными всеми судебными инстанциями, вынесшими решение в пользу «Энергии», представлялось на тот момент абсурдным.


Эти строки я пишу, находясь в камере, при том, что нет самого события преступления, мне вменяют статью 159 ч.4 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Не обращая внимания на то, что я — предприниматель, акционер «Энергии», следствие обвиняет меня в хищении денежных средств МРСК, путём предъявления исполнительных листов по вступившим в законную силу судебным решениям.


Только представьте: ваша компания оказывает услугу, вам не платят. Вы обращаетесь в суд и выиграв его, взыскиваете денежные средства с МРСК. Они обращаются в полицию, которая, не имея никакого представления о том, в чём, собственно, состоит ущерб, верит на слово заявителю и возбуждает уголовное дело. Чтобы вы не знали о том, что происходит в деле и не смогли защитить себя, дело возбуждается в отношении «неустановленных лиц». Заодно следствие с помощью финмониторинга просматривает вашу деятельность лет на 10 назад, проводит обыски, блокирует работу предприятия допросами, угрозами персоналу, арестом счетов. Формируется фон вокруг предприятия и топ-менеджмента, согласно которому ТСО виноваты во всех тарифных бедах, и не беда, что НВВ ТСО всего региона в общем объёме котлодержателя исчисляется несколькими процентами, — главное, «крайние» найдены (как говорится в старой армейской шутке: «найду кого надо и накажу кого попало»). Через некоторое время, когда фон сформирован, здравый смысл не возобладал, беззащитное предприятие теперь необходимо обезглавить. Для этого в квалификации производится осознанная ошибка, вместо статьи 159 прим. 4 УК, топ-менеджменту и другим лицам, принимающим решения (ЛПР), вменяют более тяжелую - ч.4., ст. 159 УК, банальное мошенничество в особо крупном размере группой лиц. Что позволяет взять ЛПР под стражу, лишив предпринимателей возможности защищаться, обезглавив и без того ослабленное предприятие. После чего оставшиеся на свободе ЛПР, защитникам и ключевому персоналу следует посыл «сопротивляться бесполезно, кто первый сольет, может рассчитывать на смягчение уголовного преследования». Параллельно с этим начинают поступать предложения продать бизнес со значительным дисконтом. Все это — та самая ситуация, про которую 3 декабря в своем выступлении на Госсовете говорил президент, приводя статистику. В частности, Путин сообщил, что из общего числа возбужденных уголовных дел, приговоры были вынесены только по 15%, тогда как 83% предпринимателей, в отношении которых возбуждались дела, потеряли бизнес. «То есть, их попрессовали, обобрали, и отпустили», — подытожил Путин. В электроэнергетике, благодаря инструменту уголовного принуждения со стороны МРСК, таких случаев все больше: все помнят ситуацию в Волгограде, Твери и др. Что особенно смущает и настораживает частных инвесторов в электроэнергетике, так это избирательный подход. Если бы комплексно по одной и той же модели проверяли всех, включая МРСК, была бы логика в отрасли, — понятно, пытаются вскрыть системные нарушения с целью удержания тарифов в заданном диапазоне, повысить прозрачность, эффективность контроля и т.д.


Налицо также непонимание долгосрочных катастрофических последствий для отрасли. И дело даже не в том, что из-за отсутствия веры в будущее начнется процесс минимизации инвестиций, снижения качества обслуживания сетей, роста аварийности и потерь, будет исповедоваться принцип «здесь и сейчас» (попытка окупить или хоть немного отбить затраты на бизнес в связи с ожиданием предстоящей экспроприации). Получается, что ТСО были нужны, когда подбирали «бесхоз», восстанавливали брошенные заводские сети, спасали банкротившиеся МУПы, приобретали проблемные сети застройщиков. Но вот, наступил момент, и нам говорят: «вы больше не нужны, кто посыл не понял — в тюрьму». Это и есть «консолидация по-русски», — открытое наплевательство на все задекларированные меры по защите бизнеса, инвесторов и прямые указания президента.


Выход, на мой взгляд, в следующем: нас, ТСО, более 4 тысяч предприятий, ещё больше — независимых подрядчиков, которым также приходится выживать только с потерей контроля над собственным бизнесом. Я предлагаю подготовить обращение к президенту и министру энергетики РФ с описанием проблемы и просьбой срочно провести совещание с приглашением независимых ТСО, подрядчиков и поставщиков в электроэнергетике. Текущая ситуация нуждается в разрешении, иначе катастрофы в отрасли не избежать».


Подробности уголовного преследования Александра Хуруджи вы можете прочитать здесь. Комментарий «МРСК Юга» по судебной тяжбе с АО «Энергия" можно прочитать здесь.

Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .
ссылка1