92 99 13

Модная индустрия Дона: расцвет, временный успех или восстание из мёртвых?

ЭКСПЕРТ ЮГ №8 (9) 2023
3645
9 минут

«У нас есть шанс создать первое поколение реальных домов моды в России», — говорит сооснователь бренда дизайнерской одежды DNK Russia Ольга Ничкова. «Эксперт Юг» провёл круглый стол для игроков индустрии моды, чтобы разобраться, насколько долгосрочным является нынешнее оживление этой сферы.

Модная индустрия Дона: расцвет, временный успех или восстание из мёртвых?

Ольга Ничкова из DNK Russia (слева) считает, что дизайн и легкая промышленность в нашей стране встретились только в последний год, тогда как в мире они развивались как единое целое // Фото: «Эксперт Юг»
Поделиться
Несмотря на сложности 2022 года, швейная промышленность Ростовской области продемонстрировала рост производства на 13%. Это стало следствием ухода более 40% иностранных брендов, соответственно появилось место для российских фабрик, торговых марок. И действительно, за прошлый год на слуху было несколько историй успеха, связанных с региональной лёгкой промышленностью — например, ростовская компания DNK Russia, о которой «Эксперт Юг» писал отдельно.  

Исторический момент в развитии индустрии

«Статистика показывает активный рост лёгкой промышленности. По данным Ростовстата, за 2022 год рост выручки предприятий швейной промышленности Ростовской области составил 13 процентов, — отмечает Светлана Абдулазизова, вице-президент союза “Торгово-промышленная палата Ростовской области”. — Это хороший показатель, но мы понимаем, что он формируется в основном крупными компаниями — это Gloria Jeans, Elis Fashion Rus, “БТК Холдинг”. Мы видим, что очень активно стали развиваться швейные производства, которые ориентированы на производство спецодежды. Это те компании, которые занимаются поставкой спецодежды для Минобороны, участвуют в госзаказах. Помимо СВО, это также медицинская сфера. Пока мы не видим интереса к экспорту у наших производителей, потому что внутренний рынок очень велик». 

На эту тему
Интеллектуальная мода по-ростовски: люди ещё не знают, чего хотят, а мы уже это делаем
Поделиться
По словам Екатерины Горюновой, соосновательницы сети «Культтовары», бренда L1ft, фэшн-индустрия не расцветает, а находится у истока: «Сейчас на нашем рынке разворачиваются события, напоминающие фильм “Марсианин”. Нас всех выбросили на планету под названием Россия, где ничего нет. Нет современной образовательной базы, нет понимания того, как это делать, мы учимся на своем опыте, на своих ошибках, и платим за это реальные деньги. Модная индустрия сейчас на этапе посева зёрен. В Европе богатая история создания модных домов: а ведь начало было таким же: шили за одной машинкой, потом машинок становилось больше, появлялись новые точки продаж — и так далее. Мы же — в самом начале. Можно сказать, с одной машинкой».

«Только с начала этого года я увидела, что лёгкая промышленность и дизайн соприкасаются, раньше эти сферы были разведены, — говорит Ольга Ничкова, сооснователь бренда дизайнерской одежды DNK Russia. — Нужно сделать так, чтобы они относились не к разным отраслям, а к одной, тогда мы получим в отрасли не временный рассвет. В нашей стране нет истории модных домов и производств со столетней или двухсотлетней биографией. У нас только начинается стадия развития. Через два-три года большая часть игроков рынка уйдёт, но сильнейшие останутся и поделят рынок. У нас есть шанс создать первое поколение реальных домов моды в России. Важно и то, что мода — это мягкая сила, это сейчас понимает и президент. Мода будет распространяться не только внутри страны, но на весь мир. Мягкая сила — это один из нескольких факторов доминирования культуры. Поэтому рассвет обязан быть, без этого невозможно».

«Лёгкая промышленность на сегодняшний день живёт иллюзиями, — считает Анжелика Павлик, основатель локального бренда женской одежды PEOPLE LIKE US. — Мы ещё на примитивном уровне и делаем только первые шаги в развитии. Идей много, каждый второй у нас — творческий дизайнер, креативный деятель. Но когда начинаешь разговаривать с теми, кто обращается на нашу фабрику с желанием отшить, мы видим, что бренда нет, концепция рушится. Ещё одна проблема — лёгкая промышленность сейчас не готова к бурному росту производства. У нас фабрика загружена на полгода вперед. Вы мне сейчас дадите любые деньги, а я физически не смогу это произвести. Прежде чем заявлять про масштаб, нужно подумать, можем ли мы обеспечить его продукцией — и какого качества продукцией».

Модная индустрия 2.jpg
Поделиться
Анжелика Павлик, основатель бренда женской одежды PEOPLE LIKE US, считает, что в отрасли сейчас надувается пузырь.

«Российские дизайнеры действительно очень часто, к сожалению, не дотягивают по качеству, — рассказывает Елена Бугранова, президент Союза Байеров России, владелец оптового шоурума Via del buyer в Москве, основатель салона красоты и бутика Weekend в Ростове. — Плюс к тому, изначально сложилась неправильная политика взаимодействия: наши производители давали магазинам продукцию на реализацию, без выкупа, под процент с продаж. Соответственно, те вещи, которые не покупали, возвращались в ателье. И дизайнеры не знали, что с ними делать».

Одна из участниц круглого стола назвала нынешний этап развития модной индустрии «восстанием из мёртвых» — о расцвете говорить ещё рано, учитывая отсутствие российских качественных тканей и базы по подготовке кадров, а также вопросы со сбытом и продвижением продукции. И всё же за последние два года появились очевидные истории успеха — и вера в то, что российский производитель способен производить качественную и красивую одежду.

Узкие места — кадры, зависимость от импорта, отсутствие торговых площадок 

Проблемными зонами эксперты назвали зависимость от тканей иностранного производства, дефицит кадров, недостаточную работу российских производителей с байерами, а также отсутствие онлайн  и офлайн-площадок, где небольшие бренды могли бы совершать продажи и общаться с потребителем напрямую.

«Нужно постепенно менять сознание потребителя, у нас не всё так плохо и не хуже, чем на Западе, — говорит Галина Шурыгина, создатель женского бренда Shag-brand, сооснователь бренда дизайнерской детской одежды Shag kids. — Есть хорошие, достойные вещи, но чтобы их продавать, нужны площадки. Небольшие ростовские бренды не представлены в рознице. Нужен шоурум для всей отрасли, чтобы мы наладили диалог с покупателем. Нам нужно знать, чего они хотят».

На эту тему
DNK RUSSIA: Мы транслируем русское наследие через одежду
Поделиться
«Мы ждём, когда государство введёт пошлины на ввоз уже готовой продукции, одежды, — говорит Анна Ничкова, вторая соосновательница DNK Russia. — Наступило время осознанного потребления. И потребитель, и все мы можем голосовать рублём. Осознанно выбирать российского потребителя. Да, вначале, как с сырами, будет, может быть, невкусненько. В 2014 году так было, а в этом году я была на дегустации сыров в Тамбовской области — и это было лучше, чем то, что я пробовала в модных заведениях Европы. Хватит смотреть на Запад. Нужно подключать Министерство культуры, снимать фильмы: популяризировать рабочие профессии, такие как швея, популяризировать российские бренды. Нужно делать это через инфлюенсеров, через социальные сети, через радио, через телевидение. И это не один год работы».

Лёгкая промышленность — активный импортёр продукции, а значит, сталкивается с проблемами прохождения международных платежей. «С начала СВО наблюдается значительное снижение объёма операций в твердых валютах, таких как доллар и евро, и происходит переход на мягкие, - говорит Дмитрий Соловьев, начальник отдела корпоративного бизнеса ДО «Краснодар» ББР Банк (АО). - Мы работаем с 16 валютами, причем по каждой из них взаимодействуем с несколькими иностранными банками. Это позволяет выстраивать наиболее короткий маршрут в проведении платежа. Для минимизации рисков блокировки платежа, рекомендуем выбирать банк с широкой корреспондентской сетью, отслеживать цепочку, стараться сделать ее максимально короткой и делать первый платеж на небольшую сумму, чтобы удостовериться в его надежности и скорости прохождения». 

Основной тренд в легкой промышленности — развитие реализации продукции через маркетплейсы, отмечает Дмитрий Соловьев. В последние годы явно прослеживается увеличение доли российских производителей и увеличение количества новых брендов на маркетплейсах. ББР Банк одним из первых разработал уникальный продукт для тех, кто продает товары на маркетплейсах — это возобновляемая кредитная линия лимитом до 30 млн. рублей.

Тамара Туркеева, PR-менеджер бренда «kød» уточяет, что, в частности сегмент их марки — это не массовое производство, а значит такие платформы, как Ozon и Wildberries, не подходят для сбыта: «Мы тоже за создание такой площадки, на которую покупатели могут прийти, потрогать, оценить и понять, как сидит вещь, почему она именно столько стоит». 

IMG_1836.jpg
Поделиться
Елена Бугранова, президент Союза Байеров России: «Несмотря на множественные сложности, российская мода уже движется вперед большими темпами». 

«Авито сейчас создал платформу для продаж товаров как от российских, так и от зарубежных дизайнеров — «Авито Премиум», — дополняет Елена Бугранова. — Это новое пространство в разделе «Одежда, обувь, аксессуары», где собраны вещи премиальных брендов. И оно будет хорошим новым рынком сбыта».

«Но еще хочу добавить, что в силах маленьких брендов создавать продукты и сервис, которые будут опережать тренды, — продолжает Тамара Туркеева. — Например, во Франции приняли закон — французам компенсируют за ремонт одежды и обуви от 7 до 25 евро. Чтобы они не покупали новые вещи, а обращались в ателье и восстанавливали их. Мы тоже ввели у себя такую услугу, наши покупатели могут обратиться к нам с вещами, купленными у нас, и мы отремонтируем механические повреждения за наш счет. Такие маленькие детали, будут вызывать доверие клиентов и приводить новых».

«Кроме того, нужно обратить внимание на развитие рабочей силы, — замечает Анжелика Павлик. — Нужны швеи, нужны конструкторы. Конструкторов много, но хороших конструкторов, которые могут посадить модель на фигуру, мало. Мы должны взять ответственность прежде всего за себя и ориентироваться на качество вещей. Потому что производственников качественных можно пересчитать по пальцам, даже у нас на Дону».

«Речь идет не только о том, что профессия швеи считается неактуальной, но и об отсутствии практики, — говорит Альбина Болотина, основатель российского производства одежды и бренда дизайнерской одежды “Альбина Болотина”. — Студентов отдают на практику только крупным производствам, где места технологов и конструкторов уже заняты. Ко мне приходит устраиваться конструктор на работу, но он знает только теорию, потому что на практике перебирал пуговицы. Необходимо позволить небольшим швейным производствам проводить практику для студентов колледжей и вузов. Это научит специалистов быть специалистами».

«Пока рассвет только забрезжил, но наш губернатор нас не слышит, — говорит Виктория Луговская, директор Ассоциации DonFashion, организатор Донской недели моды. — Мы хотели, чтобы наши дизайнеры, наши стартаперы начали участвовать абсолютно бесплатно в Донской неделе моды, в целом ряде регионов такая помощь предлагается. Пообещали и нам, но так ничего и не сделали». 

Модная индустрия 3.jpg
Поделиться
Виктория Луговская, организатор Донской недели моды, считает, что бесплатное участие молодых дизайнеров в неделе моды должно стать мерой поддержки индустрии

Владимир Дудников, руководитель проекта Don fashion week, добавляет, что именно неделя моды позволяет дизайнерам заявить о себе, и она должна быть бесплатной для региональных участников, так как это затратно, особенно для начинающих брендов: «Именно поддерживая участие начинающих дизайнеров в таких мероприятиях, можно помогать развитию. Потому что мода — это узнаваемость. Люди должны увидеть одежду, чтобы полюбить её и понять, что им это подходит. Показы, громкие недели моды дают эту узнаваемость огромной массе людей».
0
0
0
0
0
Подпишитесь на каналы «Эксперта Юг», в которых Вам удобнее нас находить и проще общаться: наше сообщество ВКонтакте, каналы в Telegram и на YouTube, наша группа в Одноклассниках .