Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Деревня детей

10.11.2014 | 20:11
|
1642

Автор: Антон Маслаков


Детский благотворительный фонд «Виктория» с 2008 года собирал средства на реализацию оригинальной идеи в области помощи детям-сиротам. Замысел воплотился в созданной на окраине Армавира детской деревне с одноимённым названием, её строительство заканчивается в сентябре.


Несмотря на то, что работа с детьми-сиротами в последние годы была поднята чиновниками на щит и привела к сокращению детских домов за счёт программ по усыновлению, работа негосударственных фондов в этой области до сих пор не оказывается лишней. Направления деятельности различных благотворительных фондов простираются от медицинского ухода за оставшимися без попечения родителей детьми и сбора средств на материальное обеспечение детских домов до психологической помощи семьям и профилактики отказа от детей в родильных домах. На юге России сбором средств на эти цели занимается целый ряд детских благотворительных фондов, но позволить себе проект, который бы предполагал кардинальное решение проблем детей-сирот, может далеко не каждая благотворительная организация — для этого требуется значительный и устойчивый финансовый поток, который бы позволил быть уверенным в возможности полноценной программы. У фонда «Виктория», кажется, получилось это сделать.


Идея

Сама идея детской деревни позаимствована благотворительным детским фондом у международной организации SOSKinderdorf. Задумка австрийского педагога Германа Гмайнера получила развитие после Второй мировой войны. Она заключалась в воспитании детей в условиях, приближённых к условиям семьи. В детской деревне воспитанники живут в отдельном доме с мамой — наёмным воспитателем. Женщины-воспитатели проходят отбор, а затем специальное обучение, смысл которого заключается в необходимости воссоздания семейной атмосферы. Живя в собственном доме, дети учатся самостоятельно вести домашние дела, нести ответственность и распределять в рамках семьи необходимые обязанности. Гмайнер исходил из того, что в государственных учреждениях детей не учат ходить за продуктами, готовить, стирать и убирать, поэтому в дальнейшем, после выхода из стен детских домов, у них возникают большие трудности.

Модель, в которой воспитатель-женщина брала себе на попечение несколько детей, показала себя успешной, и на данный момент в 132 странах мира существует более 600 подобных детских деревень. Шесть из них работают в России, и именно пример таких деревень был взят за основу благотворительным детским фондом (БДФ) «Виктория». В 2007 году российский комитет «Детские деревни — SOS» и благотворительный детский фонд подписали договор, по которому «Виктория» поддержала строительство и функционирование детской деревни-SOS в Вологде. Эта деревня была открыта в мае 2012 года, однако в дальнейшем детский фонд решил внести коррективы в используемую модель и попробовать создать детскую деревню, в которой бы жили полноценные многодетные семьи.


С поправкой на семью

«Мы изначально хотели строить подобные деревни, похожие на SOS, и активно сотрудничали с российским комитетом, изучили технологию и модель, — рассказывает председатель правления БДФ “Виктория” Татьяна Летунова . — И когда мы начинали строительство деревни в Армавире, то планировали строить по этой модели, но изучили ситуацию и поняли, что лучше, если это будет полная приёмная семья — папа и мама. Нам показалось, что именно в Краснодарском крае, где есть традиции больших семей, в детской деревне должна быть полная семья. Дело в том, что детская деревня SOS — это всё равно не свободное поселение приёмных семей, а учреждение со своими правилами и законами и всеми вытекающими отсюда последствиями». В конечную модель были внесены коррективы — участниками проекта стали семьи из двух родителей, где отец, как правило, работает, а мать берёт на себя заботу о семье. В семье может быть 6–8 детей, так что ребенок попадает в многодетную семью, что, по мнению инициаторов, близко традиционному мышлению жителей Кубани.

Выбор региона и города для строительства детской деревни «Виктория» во многом определил дальнейшую судьбу проекта. «С правительством Краснодарского края мы начали работать ещё в 2005 году, наши программы были направлены в том числе и на устройство детей, которые остались без попечения родителей, — говорит Татьяна Летунова. — И в связи с тем, что Краснодарский край — это один из регионов, который активно работает в этом направлении, было предложено построить такую деревню».

Под социальный проект фонду было выделено 3,5 гектара земли. Деревня строится в черте города и представляет собой территорию, на которой компактно расположено 12 коттеджей, а также спортивные площадки и социально-общественный центр. Последний строится не только под нужды детской деревни. Хотя основной задачей работающих в нём специалистов является помощь приёмным семьям, они будут заниматься ещё и профилактикой социального сиротства, а сам центр станет частью социальной инфраструктуры города.


Отбор

Одна из ключевых ролей при реализации подобной идеи отводится родителям — семье, которая будет выполнять функции специализированной социальной структуры. Те 12 семей, которые станут рабочим инструментом воспитания, пропуская сквозь себя 6–8 детей, а, по идее организаторов, в дальнейшем принимая новых и новых детей, должны отвечать очень жёстким требованиям — прежде всего с точки зрения психологического и социального климата. Как рассказала г-жа Летунова, на первом этапе семьям, взявшим на попечение детей-сирот, была передана информация о программе. Затем прошло организационное собрание. Его посетило около 200 семей, но заявку подали примерно 50. Это неудивительно — не все готовы взять на воспитание 6-8 детей, изменить ради программы место жительства и перестроиться под определённые условия. Поданные заявки были подвергнуты изучению и отбору, заявители прошли дополнительное анкетирование, с ними беседовали психологи фонда. В результате отсева осталось около 20 претендентов, которые затем были приглашены на тренинг, где и познакомились друг с другом. Необходимость в таком тщательном отборе обусловлена тем, что деревня всё же представляет собой до определённой степени замкнутую систему. Несмотря на то, что дети получат возможность обучаться в обычных школах, жить и отдыхать по собственному усмотрению, детская деревня имеет вполне определённые социальные цели.


Результаты

В детской деревне смогут проживать не менее 70 детей. На смену одним станут приходить новые, а выбывающие из программы семьи будут заменяться новыми участниками, которые попадут в атмосферу уже сложившихся домашних традиций. Реализация этого проекта требует вложения порядка 350 млн рублей — на строительство коттеджей и социального центра, создание инфраструктуры. К моменту открытия, запланированному на конец сентября этого года, в проект будет вложено 270 млн, но заселение семей произойдёт только весной 2015 года, а до этого будет закончена работа по отбору семей и внутренняя отделка всех зданий. Бо́льшая часть этих средств предоставлена главным партнёром фонда — финансовой корпорацией «Уралсиб»; часть собрана благодаря программе фонда «Строим Вместе», в которой активное участие приняло бизнес-сообщество.

Если модель покажет себя с хорошей стороны, для чего пока есть все предпосылки, то она может открыть возможность для появления нового формата, который позволит детям получить навык жизни в семье. Семейные отношения, как известно, являются одними из базовых для ребёнка, влияют на его восприятие жизни. Этим, в частности, обусловлено неблагополучие многих выпускников детских домов — даже при высокой степени мотивированности на успешную ассимиляцию в обществе многим из них не хватает представлений об эмоциональном взаимодействии с окружающими людьми. Даже если не брать в расчёт крайние случаи, примеры благополучных семей выходцев из подобных заведений не так часты.

Детские деревни в большой степени избавлены от таких недостатков государственных учреждений, как отсутствие эмоциональной привязанности и распределения ответственности между детьми, что существенным образом сказывается на статистике. И если жизнь с воспитателем приводит к значительным переменам в поведении детей, лишившихся в определённый момент заботы родителей, то жизнь в условиях семьи ещё более важна для психологического здоровья детей и социальной стабильности общества. Впрочем, как заявляет сама Татьяна Летунова, результаты будут видны через два-три года: модель новая, поэтому в неё, вероятно, ещё будут вноситься изменения.

Другие публикации раздела: Общество

Нет комментариев. Ваш будет первым!