Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Аграриям не до амбиций

27.09.2015 | 11:09
|
996

Людмила Шаповалова, Николай Проценко

Хотя сегодня АПК — самая востребованная на государственном уровне отрасль, поддерживаемая как объективно возросшим спросом, так и новой идеологией импортозамещения, у инвесторов пока нет ресурсов для масштабных начинаний. В сравнении с прошлым годом число крупных проектов в АПК и пищепроме ЮФО сократилось более чем вдвое — интерес инвесторов явно смещается в сторону проектов, реализовать которые можно подешевле и побыстрее


По сравнению с прошлогодним исследованием портфель инвестпроектов в АПК и пищевой промышленности (в нынешнем году мы решили объединить эти смежные отрасли) количественно сократился более чем вдвое — с 81 до 39 пунктов. Основная причина этого — повышение пороговой планки для крупных проектов до 650 млн рублей: этому критерию не соответствовали сразу 29 проектов из прошлогодней базы. 15 проектов стоимостью более 650 млн рублей из базы 2014 года были успешно реализованы, 18 были признаны временно несоответствующими критериям реальных, а оставшиеся 20 проектов перешли в исследование этого года, где к ним добавились 19 новых начинаний.


В результате 39 крупнейших проектов в АПК и пищёвке ЮФО потянули на 142,3 млрд рублей, что существенно меньше, чем общая стоимость отраслевого портфеля год назад (193,5 млрд рублей или 181,5 млрд, если брать только проекты дороже 650 млн рублей). Сократился и удельный вес отрасли в общей стоимости проектов — с 7,28 до 5,48%. Во многом столь существенное похудение портфеля объясняется тем, что из него выбыло несколько крупных проектов, будущее которых стало туманным из-за девальвации рубля. В ряде случаев можно рассчитывать, что проекты вернутся в базу после пересчёта стоимости, но перспективы масштабных начинаний, находившихся на «бумажной» стадии, весьма сомнительны.


Не время для мегапроектов

Несмотря на то, что нынешняя идеология импортозамещения в значительной степени ориентирована именно на АПК и пищепром, благоприятных условий для реализации крупных проектов в этих сферах сегодня, по сути, нет. Сроки окупаемости в отрасли по-прежнему велики: в относительно «быстрых» свиноводстве и производстве мяса курицы свободных ниш практически нет. Кредиты на сельхозпроизводство и переработку по-прежнему дороги и выдаются неохотно, только при наличии у собственников или инвесторов связей на уровне регионального руководства. Если добавить к этому высокую зависимость сектора от импортных составляющих, будь то средства производства, удобрения, прикормы и т.п., то ситуация будет выглядеть и вовсе критической.


По словам генерального директора консалтинговой компании «ФОК-ГИС» Александра Панина, пока нельзя сказать, что южный АПК «поймал волну» импортозамещения, поскольку сегодня и профильным инвесторам непросто разобраться с изменившейся ситуацией, не говоря уже о новых игроках на сельскохозяйственном поле. «Перспективы, конечно, же есть и, скорее всего, большие, но вряд ли в ближайшем будущем, — констатирует г-н Панин. — Во-первых, слишком велика зависимость от западных поставок — это касается и техники, и семян, и технологий, и всего, что связано с химией (удобрения, биодобавки и прочее). Во-вторых, кредиты недоступны, а выросший курс доллара и вовсе сужает текущие возможности. В-третьих, сельское хозяйство требует системной перенастройки: колхозная форма его организации осталась в советском прошлом, а современной нет. Сегодня сельскохозяйственные территории напоминают колонии московских и других крупных компаний, объективно не заинтересованных в комплексном развитии территорий. А без этого бума в сельском хозяйстве не будет».


«Сейчас в АПК и пищепроме не лучшее время для мегапроектов, — говорит руководитель управления по работе с предприятиями среднего бизнеса Райффайзенбанка Дмитрий Харин. — В этих отраслях не так много инвесторов, которые взялись бы их заявлять, и, собственно, опыта реализации подобных проектов — если речь не идёт об уже состоявшемся крупном холдинге, который реализует проекты в рамках диверсификации или под собственные нужды. В АПК и пищевой промышленности наибольшие шансы имеют небольшие проекты на базе уже существующих производств стоимостью порядка 400 млн рублей».


Тем не менее, аграрный потенциал Юга достаточно значителен для того, чтобы даже в этих непростых условиях в отрасли появлялись новые проекты — что и продемонстрировало нынешнее исследование. Только теперь эти начинания будут гораздо скромнее, в связи с чем доля АПК и пищёвки в портфеле крупнейших инвестпроектов ЮФО явно начнёт снижаться — а для того, чтобы увидеть проекты менее крупные, нужна уже другая «оптика». Кстати, примерно такая же ситуация произошла в другой традиционной отрасли экономики Юга — туризме: ещё несколько лет назад здесь было заявлено немало мегапроектов, которые отчасти были реализованы благодаря Олимпиаде, а частично остались на бумаге. В итоге доля туризма в портфеле крупнейших инвестпроектов ЮФО на глазах упала примерно до 1%, но это не значит, что жизнь здесь прекратилась — просто инвесторы умерили свои аппетиты. Более того, именно эти проекты можно назвать самыми живучими.


Что же касается крупных проектов, то, как и в ряде других отраслей, больше повезло тем их инициаторам, которые к моменту начала нового кризиса уже успели значительно продвинуться в реализации своих планов. В их числе — холдинг «Евродон», продолжающий расширение производства мяса индейки в Ростовской области, волгоградское предприятие «Агрокомплекс “Волжский”», запустившее в этом году первую очередь своего тепличного мегапроекта, строящийся в городе Волгодонске завод по глубокой переработке зерна компании «ДонБиоТех» бизнесмена Вадима Варшавского и ряд других. Вернулся в рейтинг и крупный проект «Группы Агроком» Ивана Саввиди по переносу действующего колбасного производства завода «Тавр» из центра Ростова-на-Дону и строительству новой производственной площадки стоимостью 7,2 млрд рублей.


Именно эти, уже находившиеся в активной стадии проекты главным образом и формируют первую десятку в АПК и пищепроме. А возглавляет отраслевой список проект строительства сахарного завода в Целинском районе Ростовской области, который ещё три года назад заявила российская «Международная сахарная корпорация» совместно с французской компанией Sucden. С тех пор его стоимость увеличилась почти вдвое, с 10,1 до 19 млрд рублей, но это не остановило инициаторов — в августе стало известно, что в качестве потенциального партнёра проекта намерена выступить компания UnviaTradingLimited, зарегистрированная в Лихтенштейне.


Правда, некоторые отраслевые аналитики оценивают перспективы начинания весьма критически. По мнению аналитика Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгения Иванова, российский рынок сбыта ограничен, существующие сейчас в стране мощности с запасом могут производить необходимые объёмы сахара; кроме того, у проекта весьма длинные сроки окупаемости и «колоссальная стоимость». По оценке г-на Иванова, с учётом создания инфраструктуры (мощная ТЭЦ, газопровод, автомобильная и железная дороги, электросети, водопровод, канализация, согласования, лимиты и т.д.) и развития сырьевой зоны он потянет не менее чем на 500 млн долларов. «Вероятно, инициаторы проекта просто получают удовольствие от процесса, рассчитывая освоить чужие средства. Но если найдётся инвестор, который не до конца всё просчитает, а инициаторы найдут подход к нужным чиновникам, то он всё же может быть реализован», — резюмирует эксперт.


Очередь на выход

Как и в других отраслях отечественной экономики, в АПК и пищепроме из-за девальвации рубля началась стадия пересмотра ранее заявленных проектов, прежде всего наиболее масштабных. В Ростовской области, к примеру, это коснулось сферы производства тепличных овощей, в которой регион давно имеет серьёзные амбиции. Ещё в марте стало известно, что стоимость строительства тепличного комплекса «Аристократ», заявленного в 2011 году, выросла с 5 до 5,4 млрд рублей с перспективой дальнейшего повышения. При этом, как сообщало ИА «Интерфакс-Юг», оставался нерешённым вопрос финансирования проекта, инициаторы продолжали переговоры с банками о привлечении кредитных средств. В связи с этим мы приняли решение временно исключить «Аристократ» из числа реальных проектов.


Покинул базу и крупный проект свиноводческого комплекса «Станица» в Чертковском районе стоимостью 9,2 млрд рублей, о ходе реализации которого нам не удалось получить какую-либо достоверную информацию, помимо того, что осенью прошлого года (ещё до девальвации рубля) заявка на финансирование проекта была принята Внешэкономбанком. Запрос в ВЭБ об инвестпроектах, финансируемых на территории ЮФО, остался без ответа.


В Краснодарском крае из прошлогодней базы в нынешнюю не перешёл крупный проект строительства предприятия по розливу и последующему экспорту питьевой воды стоимостью 18,5 млрд рублей. За минувший год реализация проекта, заявленного ещё в 2012 году, продвинулась не слишком далеко — по данным его инициатора, ООО «Корпорация “Росвода”», в июле был завершён первый этап гидрогеологических изыскательных работ. При этом проект стал явственно приобретать черты меганачинания, имеющего все шансы остаться на бумаге — к примеру, инициаторы заявили о намерениях построить собственный флот для транспортировки воды. Тем не менее, администрация города Сочи, подписавшая соглашение о реализации проекта два года назад, не указала его в ответе на наш запрос, в связи с чем мы приняли решение временно исключить его из числа реальных.


Корректируются и менее масштабные начинания в АПК и пищёвке. Агрохолдинг «Кубань» в связи с кризисом сократил инвестпрограмму с 3,6 до 1,4 млрд рублей. Как пояснил ИА «РБК-Юг» председатель совета директоров компании Андрей Олейник, это произошло из-за отсутствия доступа к длинным инвестиционным деньгам. Был скорректирован в сторону уменьшения стоимости и проект по строительству осетрового комплекса компании «Кавиар Кубани», на протяжении нескольких лет входивший в наш рейтинг (в данный момент запущен первый этап первой очереди). По словам совладельца предприятия Михаила Рубанова, из-за резкого ухудшения экономической ситуации в конце 2014 года группа инвесторов приняла решение остановить строительство холодильного комплекса в Сочи, несмотря на уже выполненный проект и имеющиеся источники финансирования, поскольку практически до нуля упал спрос на аренду холодильных площадей. «Тем не менее, этот проект продолжает жить, и решение вопроса по финансированию его первого этапа находится на заключительной стадии», — обнадёжил г-н Рубанов.


Второй, августовский, скачок курса рубля также вынудил некоторых инвесторов пересматривать сроки реализации уже имеющихся проектов. Директор по маркетингу и продажам донского молочного производителя «Белый Медведь» Денис Афанасьев сообщил «Эксперту ЮГ», что компания находится в процессе реализации крупного инвестпроекта молокоперерабатывающего завода мощностью переработки до 450 тонн сырого молока в сутки. Завод уже построен, но сроки приобретения оборудования пришлось сдвигать. «Если изначально мы планировали ставить первые линии к концу нынешнего года, то сейчас понимаем, что видимо, это произойдёт не ранее 2016 года», — говорит г-н Афанасьев. По его словам, проект запущен всё же будет, но если курс доллара превысит 85 рублей и будет сохраняться на этом уровне в течение трёх месяцев и более, ситуация станет критичной.


Пока бесцельная поддержка

По мнению ряда инициаторов значимых проектов в отрасли, заявленное государством импортозамещение пока недостаточно подкрепляется госфинансированием — в этом и заключается главное препятствие для появления новых крупных инициатив в АПК и пищепроме. Михаил Рубанов констатирует, что сегодня практически отсутствует возможность получать инвестиционное финансирование от банков, а те государственные механизмы, которые призваны облегчить жизнь инвестора, работают плохо: «Программа импортозамещения, на мой взгляд, — это долговременная стратегия развития бизнеса. Так как сейчас нет уверенности даже в ближайшем будущем, не говоря уже о среднесрочной перспективе (даже правительство перешло от трёхгодичного формирования бюджета к годичному, так как не знает, что будет завтра), то долговременной стратегией развития никто не занимается. Большинство пытаются снять первые сливки на этой волне, так что сейчас больше шумихи, чем реального дела».


По мнению генерального директора «Группы Агроком» Сергея Сапотницкого, для того чтобы поддержка государства была эффективной, она должна стать прежде всего целевой: «Во-первых, нельзя поддержать всех и вся, иначе поддержка превратится в “общий фон”. Во-вторых, механизмы господдержки должны быть системными и очень тонко настроенными, чтобы поддерживаемая отрасль тянула за собой целую цепочку смежных производств». Например, механизм дотирования животноводства может быть реализован через мясопереработчиков. Если же речь идёт о каких-то разовых акциях, например, санкциях, на время устраняющих конкурентов, то в долгосрочной перспективе эффект от такой поддержки сходит на нет.


«Что произошло со свиноводством? — рассуждает г-н Сапотницкий. — До введения санкций более 30 процентов свинины завозилось из-за рубежа, сегодня же отечественные свиноводы получили фактически весь российский рынок. Но цена ввозимой продукции была значительно ниже цены, которая есть в настоящее время на рынке. Это говорит о том, что в странах-поставщиках и само свиноводство, и формы господдержки отрасли эффективнее, чем в России. То есть победа российских животноводов не является системной. Санкции рано или поздно снимут, и если внутри отрасли ничего не изменится за это время, ситуация вернётся на круги своя». А это опять же не способствует появлению новых крупных проектов в АПК — в отсутствии долгосрочных правил игры инвесторы будут стараться получить в этой весьма перспективной отрасли как можно более быструю прибыль.


Другие публикации раздела: Эффективное село для юга России

Нет комментариев. Ваш будет первым!