Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

«Производители СКФО получили возможность показать себя»

28.09.2015 | 12:09
|
1102

Владимир Козлов

Сергей Харитонов, генеральный директор АО «Корпорация развития Северного Кавказа», считает, что курс на импортозамещение даёт шанс региональным компаниям, занимающимся производством. У них также появляются новые инструменты — более низкий порог для партнёров корпорации, типовые проекты, система сертификации «Сделано на Кавказе»


— Как, на ваш взгляд, переносит новый кризис инвестиционная сфера Северного Кавказа? Насколько реалистичной вы считаете задачу выглядеть сегодня по динамике лучше среднероссийских показателей?

— Ситуация с привлечением инвестиций в целом непростая. Думаю, что причины очевидны: это и внешние факторы, и общее замедление национальной экономики. На этом фоне курс на опережающее развитие регионов СКФО видится амбициозным, но имеющим перспективы. Развитие на растущем рынке — явление характерное. Рост в условиях нестабильности, напротив, стимулирует поиск революционных бизнес-решений и приводит к появлению новых игроков. Анализируя сегодняшнее состояние региональной экономики, можно говорить о том, что опережающее развитие региона возможно при условии стимулирования инструментов ГЧП и поиска новых форм поддержки действующих и вновь создаваемых предприятий. Кроме того, на мой взгляд, для улучшения экономической ситуации в СКФО и обеспечения эффективной реализации приоритетов государственной политики необходимо расширение и усиление функционала институтов развития. Отмечу, что в этом вопросе мы совпадаем во мнении с Министерством по делам Северного Кавказа.


На пороге второй пятилетки

— Как сегодня выглядит стратегия инвестирования в КРСК? Как она изменилась по сравнению с предыдущим этапом работы компании?

— Сегодня мы находимся на стадии одобрения советом директоров стратегии развития корпорации до 2020 года. Позади пять лет работы, и прежние подходы требуют корректировки. Изначально мы ориентированы на поддержку крупных инвестиционных и инфраструктурных проектов размером от 500 миллионов рублей, с возвратом инвестиций при доходности 12 процентов в периоде до 7 лет. В настоящее время мы предлагаем реформировать требования к выбору инвестиционных проектов, снизив входной порог.


— Каков сейчас инвестиционный портфель компании?

— Корпорация осуществляет свою деятельность на территории всех семи субъектов федерации, входящих в состав СКФО, — это даёт возможность учитывать особенности каждого из регионов и добиваться наиболее эффективного использования их ресурсов. Мы реализуем полный комплекс работ по поиску, отбору и финансированию отдельных инвестиционных проектов, анализируем поступающие проектные заявки либо сами ищем перспективные инвестиционные возможности.

По состоянию на середину 2015 года в портфеле корпорации шесть инвестиционных проектов, из которых два инфраструктурных, включая строительство многофункционального выставочного комплекса «Минводы ЭКСПО» на Кавказских Минеральных Водах. Мы участвуем также в двух проектах по развитию интенсивного растениеводства, по одному проекту имеется в промышленности и в сфере туризма. В результате реализации всех этих проектов будет создано около двух тысяч рабочих мест непосредственно в проектах и шесть тысяч рабочих мест в смежных отраслях. Ежегодные налоговые поступления составят 1,85 миллиарда рублей. Также по поручению правительства России разработан инвестиционный портал СКФО, где можно найти актуальную информацию о мерах государственной поддержки и доступных инвестиционных площадках на Северном Кавказе.

Считаю, что роль Корпорации развития Северного Кавказа заключается не только в создании и развитии инфраструктуры региона, но и в помощи по привлечению финансовых ресурсов тем инвесторам, у которых недостаточно залогового или стартового капитала. При этом приоритетом инвестирования КРСК должны стать проекты, указанные в госпрограмме развития региона.


— На одной из наших конференций КРСК презентовала типовые проекты в сфере овощеводства. Почему такой интерес к этой теме?

— Поиск инвесторов — дело непростое. С другой стороны, в случае с названным вами типовым проектом по строительству сети овощехранилищ можно говорить о том, что к нему крайне высок интерес у регионального предпринимательского сообщества. По сути, получается так, что инвестиционный проект приходит к нам сам, имея при себе соинвестора-учредителя той или иной компании. Просто в какой-то момент наступает кризис органического роста, и для серьёзного революционного развития компаниям требуется дополнительное финансирование. И тут нужно идти за деньгами — или в коммерческий банк, или же в институты развития, подобные нам.

Причины интереса к сельскохозяйственной тематике на поверхности — текущая рыночная конъюнктура. В условиях контрсанкций, которые продлятся минимум год, региональные сельхозпредприятия получили фору и шанс наполнить рынок своей продукцией. Вспомните, как правительство стимулировало российский автопром — в этом году внимания удостоилось сельское хозяйство. Импортозамещение — это курс, при котором региональные производители получили возможность показать себя. Другое дело, кто и как готов этим шансом воспользоваться. Поднять цены на один сезон и ждать продолжения позитивной конъюнктуры — удел временщиков. В сложившейся ситуации Корпорация развития Северного Кавказа нацелена на то, чтобы поддержать региональные предприятия, создавая условия для их успешной работы на российском рынке.


— Насколько полно региональные компании отреагировали на новые возможности, которые сегодня появились в стране в сфере импортозамещения?

— На мой взгляд, региональные товаропроизводители активно включились в процесс импортозамещения. В регионах СКФО расширяются площади фруктовых садов, введены новые мощности по хранению и переработке плодовоовощной продукции. Впереди решение вопросов развития транспортно-логистических центров и дистрибуция продукции в субъектах федерации.


— Планируете ли вы расширять линейку типовых проектов, осваивать с их помощью другие темы?

— Понятие «типовой проект» при всей кажущейся утилитарности может иметь массу нюансов. Например, овощехранилище может быть типовым с точки зрения строительства, при этом логистика и дистрибуция хранимой в нём продукции могут обладать своей спецификой. Если говорить о типовых проектах с точки зрения их масштабирования, то нам интересно работать в сельском хозяйстве, в промышленном секторе, в сфере туризма и современной медицины.


— Когда ждать открытия минераловодского экспоцентра, в который инвестирует КРСК?

— Проект по строительству Международного выставочного стенда (МВЦ) с самого начала рассматривался нами как инфраструктурный. В данном случае как нельзя лучше подходит фраза «Кто, если не мы?» Объект площадью более 20 тысяч квадратных метров и стоимостью порядка 4 миллиардов рублей, оснащённый по самому последнему слову техники, построить без политической воли и нашей поддержки было практически невозможно. Сегодня МВЦ — это крупнейшая выставочная площадка в регионе. На базе инфраструктуры международного выставочного центра можно проводить мероприятия любого уровня, от международных конференций до концерта Мадонны. В настоящее время объект готов на 95 процентов. Запланированы работы по монтажу систем безопасности, благоустройству прилегающей территории и итоговой приёмке со стороны соответствующих служб. Надеюсь, что к бизнес-сезону 2016 года наша площадка подойдёт во всеоружии.


Северному Кавказу нужно продвижение

— Видите ли вы сегодня дефицит инвестиционных проектов в СКФО? Как его преодолевать?

— На мой взгляд, речь может идти скорее о дефиците достаточного количества реальных внешних инвесторов. И причина тому — ряд объективных и субъективных факторов. Существуют своего рода социально-экономические ножницы. Уровень доходов населения в СКФО остаётся самым низким среди федеральных округов, несмотря на некоторое улучшение по сравнению с 2010 годом. Инвестиционная привлекательность большинства регионов СКФО (кроме Ставропольского края) продолжает оставаться на низком уровне, что не позволяет радикально изменить ситуацию с занятостью и производительностью труда в округе. Это на фоне сложившихся стереотипов о Северном Кавказе является определённым барьером для привлечения сторонних инвесторов. Другой аспект — транспортная инфраструктура. Не секрет, что сегодня отсутствие достаточного количества прямых международных и междугородних авиарейсов вносит существенные ограничения в развитие, в том числе туристического потенциала региона. И тут, как правило, простые решения — самые сложные. Варианты с субсидированием авиаперелётов в зону Кавказских Минеральных Вод, компенсации для авиаперевозчиков, осуществляющих доставку пассажиров из других регионов внутри страны — это лишь малая толика инициатив, которые могли бы существенно повлиять на инвестиционный климат.


— На наших конференциях бизнесмены неоднократно говорили о том, что Северному Кавказу нужно активнее заниматься маркетингом. Нужна ли, на ваш взгляд, слаженная работа в этой сфере? Это задача исключительно отдельных компаний, которые должны думать о продвижении своих продуктов, или ещё и региональной власти?

— Считаю, что тема массовых коммуникаций и маркетинга регионов в современном обществе крайне важна. Сегодня мало обладать привлекательным климатом и развитой инфраструктурой; аудитория требует больше информации и стимулов для принятия решений. Поэтому я уверен, что Северный Кавказ, как и другие регионы страны, нуждается в грамотной комплексной маркетинговой программе продвижения. Вспомните массовую федеральную рекламу, развёрнутую на центральных телеканалах в поддержку курортов Краснодарского края или стартовавшую в прошлом году информационную кампанию в отношении Крыма. Это то, что формирует отношение к региону, работает с таким понятием, как мода. Да, сегодня, в условиях внешних ограничений, мы наблюдаем новый спрос на путешествия внутри страны. Это нужно использовать. Аналогично стоит поступать и с сельскохозяйственной продукцией, промышленными товарами, туристическим и медицинским кластерами. Со своей стороны Корпорация развития Северного Кавказа, обладая необходимой экспертизой, реализует ряд инициатив, направленных на корректировку имиджа региона. Пример тому — международный культурный фестиваль WOMAD, проводившийся в Пятигорске годом ранее, идущая работа по созданию и продвижению бренда «Сделано на Кавказе».


— Министерство по делам Северного Кавказа объявило о том, что будет развивать бренд «Сделано на Кавказе». На ваш взгляд, как может выглядеть система мер по развитию этого бренда?

— Мы планируем, что региональный бренд «Продукт Северного Кавказа ЭКО» будет полноценно представлен в российских торговых сетях в 2016 году. Речь идёт о дополнительной маркировке продукции по системе добровольной сертификации «Сделано на Кавказе» и организации эффективных каналов дистрибуции. Корпорация развития Северного Кавказа предлагает использовать добровольную сертификацию товаров и услуг, произведённых на территории СКФО, поскольку это позволит всем участникам проекта находиться в равных условиях. Таким образом, независимый сертификационный орган сможет в соответствии с существующими требованиями и нормативами проводить необходимую экспертизу, после чего давать право на использование бренда «Продукт Северного Кавказа ЭКО» для дополнительной маркировки своей продукции. Причём мы предполагаем, что право на использование бренда будет ограничиваться одним годом, после чего товаропроизводители должны проходить повторную сертификацию. Также мы оставляем за собой право на экспертизу не только в месте производства, но и в точках продаж. Если будут выявляться факты снижения качества и несоответствия товаров заявленным характеристикам, право на использование бренда может быть аннулировано. N


Справка о компании

АО «Корпорация развития Северного Кавказа» (Группа Внешэкономбанка) создано в 2010 году с целью развития инвестиционной среды Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) за счёт привлечения инвесторов и участия в реализации производственных и инфраструктурных проектов на территории округа.


Другие публикации раздела: Сделано на Кавказе

Нет комментариев. Ваш будет первым!