Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Слияние с Тавридой

01.08.2017 | 15:08
|
58

Возвращение Крыма в состав России даёт шанс многим отраслям экономики на импортозамещение за счёт туризма, ТЭК, инфраструктуры, ОПК

Три года пребывания Республики Крым в составе России в корне изменили экономический ландшафт этого «двойного» региона, успевшего побыть даже отдельным федеральным округом. Правительство РФ предполагает в ближайшем будущем инвестиции в годами недофинансированную экономику Крыма на уровне 1 трлн рублей и приведение республики в соответствие с общероссийскими стандартами. ТЭК и ОПК ждут госкорпорации и госзаказы, курортную сферу — стандартизация и передел собственности, сельское хозяйство — модернизация и консолидация, финансовый сектор — формирование почти с нуля, малый и средний бизнес — серьёзное испытание на прочность в новых конкурентных условиях. А от вложений в инфраструктуру выиграют все.

Импортозамещение по-быстрому

За минувшие три года туристическая отрасль Крыма стала, похоже, первой в России, получившей почти мгновенный эффект от программы импортозамещения. 2014-й год стал взрывным по всплеску интереса россиян к отдыху на «возвращённой территории» — Крым посетило в три раза больше россиян, чем в предыдущий год: 4 млн человек, оставивших здесь порядка 1,5 млрд рублей; столько же здесь оставили 6 млн всех туристов в 2013 году. Последующие два года полуостров собирал дивиденды от эмбарго на туры в излюбленные соотечественниками Турцию и Египет (4,6–5,6 млн человек). Введение западных санкций и блокады со стороны Украины в отношении крымских предприятий, бизнесменов и политиков лишь подстегнули интерес туристов.

Рост турпотока сразу же поставил перед российским правительством вопрос об инфраструктуре региона. В первую очередь о реконструкции аэропорта и паромной переправы Крым — Кавказ.

Аэропорт Симферополя в апреле 2014 года принимал всего 6 рейсов из России в день, к лету их было уже около двух десятков. «Аэрофлот» организовал грузовой авиакоридор Симферополь — Шереметьево с провозной ёмкостью для грузов от 20 до 40 тонн ежедневно при 10 регулярных авиарейсах.

Европейская организация безопасности аэронавигации запретила полёты над территорией Крыма авиакомпаниям ЕС, но и здесь была найдена лазейка. В июле авиакомпания «Грозный Авиа» организовала рейс Симферополь — Стамбул, но не по прямой, а через аэропорт Анапы. В результате на онлайн-табло рейс именовался «Анапа — Стамбул». В ноябре по той же схеме был организован маршрут Симферополь — Анапа — Ереван.

В мае 2016 года началось строительство нового аэровокзального комплекса, рассчитанного на обслуживание 7 млн пассажиров в год (в 2016 году аэропорт перевёз 5,2 млн пассажиров, в 2015 году — 5 млн).

Наибольшие проблемы наблюдались на Керченской паромной переправе, где в 2014 году выстроились многокилометровые очереди из нескольких тысяч машин. К концу года на переправе вместо двух запустили уже четыре парома, перевозившие 4400 автомобилей и 22,6 тысячи пассажиров в день (в том числе и свыше 5 тысяч по «единому билету»). После реконструкции переправы зимой 2014–15 годов её пропускная способность увеличилась до 11 тысяч автомобилей и 50 тысяч пассажиров в сутки.

Рост турпотока сразу же повлёк за собой оживление в среде малого и среднего бизнеса, доля которого на полуострове составляла 30%. Это, с одной стороны, вызвало всплеск в ритейле, с другой, потянуло вверх средние цены на продовольственные товары и аренду жилья, которые уже в 2014 году повысились на 20–40%. Даже в зимний период турпоток в Крым составляет сегодня не менее 200 тысяч человек ежегодно. А это означает, что большая часть санаторно-курортного комплекса республики общей вместимостью 158 тысяч койко-мест будет загружена.

Очевидный прирост в нефтегазе

Цифры по инвестициям в основной капитал в Крыму показывают, что у республики был период стабильного роста на отрезке между 2001 и 2008 годами. Среднегодовые темпы прироста инвестиций в этот период — около 20%. В 2008 году это было 8,7 млрд гривен. Даже по выгодному для гривны курсу тех лет это очень мало — около 43 млрд рублей. Для сравнения, одна Ростовская область в тот год привлекла около 200 млрд рублей инвестиций, не говоря уже о предолимпийском Краснодарском крае. Но и с этого уровня Крыму было куда падать — в кризисном 2009 году вложения сократились более чем на 40%, на следующий год они отыграли только 17%. А в 2011 году случился рывок, драйверами которого стали добыча газа и энергетика, — инвестиции за год выросли более чем вдвое. Показателен следующий год. Добывающая промышленность продолжила показывать пятикратный прирост инвестиций, но совокупные темпы оказались очень скромны — 8%. Что было с инвестициями в прошлом году, служба статистики Крыма не сообщает.

Растущая добыча углеводородов — самое масштабное приобретение российского государства в Крыму. Компания «Черноморнефтегаз» (ЧНГ), ранее входившая в состав госхолдинга НАК «Нафтогаз Украины», ежегодно добывает порядка 1-1,65 млн кубометров газа (4,3-5% от всего добываемого Украиной «голубого топлива»), 67 тысяч тонн конденсата и 8-9 тысяч тонн нефти. После присоединения к России компания стала собственностью Республики Крым. Предприятие владеет шестью шельфовыми газовыми и газоконденсатными месторождениями (Голицынское, Штормовое, Архангельское, Восточно-Казантипское, Северо-Булганакское на Чёрном море и Стрелковое на Азовском море) и тремя сухопутными (Джанкойское и Задорненское газовое, Семёновское нефтяное). В процессе обустройства находятся также Одесское и Безымянное газовые месторождения (Причерноморско-Крымская нефтегазоносная область, планировалось к началу разработки в текущем году). Перспективными также считаются шельфовые Прикерченский участок и Скифская нефтегазовая площадь. В сферу интересов ГАО входит и газовое месторождение Шмидта, треть которого расположена на территории России, поэтому оно до сегодняшнего дня не разрабатывалось. Общий объём запасов оценивается на уровне 66 млрд кубометров газа и 22 млн тонн нефти, перспективных — 73 млрд кубометров газа и 51 млн тонн нефти.

«Газа, который добывает на шельфе Чёрного моря ЧНГ, вполне хватает на обеспечение всей территории Крыма, а также на поставки в Украину, — сообщил “Эксперту” Александр Москаленко, президент группы компаний “Городской центр экспертиз”. — Поэтому огромные инвестиции не требуются, уже существует инфраструктура и уже есть обученные опытные люди. Для России это серьёзный плюс».

До начала событий на Майдане руководство ЧНГ с запуском новых месторождений планировало к 2015 году выйти на уровень добычи в размере 3–5 млрд кубометров в год.

Для этого предполагалось привлечь к сотрудничеству крупных международных операторов. В частности, в конце 2013 года было заключено соглашение о разделе продукции (СРП) по проекту разработки углеводородов мелководной части Прикерченского участка, согласно которому итальянская Eni получила 50% в проекте, французская EdF — 5%, остальное приходилось на украинские госкомпании. Экс-министр экологии и природных ресурсов Украины Эдуард Ставицкий оценивал потенциал добычи на мелководном шельфе на лицензионных площадях ЧНГ в размере 1–2 млрд кубометров газа, с перспективой его расширения до 8–10 млрд кубометров. Параллельно шли переговоры о СРП и с англо-голландской Royal Dutch Shell об участии в проекте по разработке глубоководной Скифской площади (прогнозируемый объём добычи газа — до 3–4 млрд кубометров в год). К соглашению планировалось привлечь также американскую ExxonMobil и румынскую OMV. По оценкам украинских экспертов, общий объём инвестиций в Скифский газоносный участок оценивался на уровне 10–12 млрд долларов. Украинским госкомпаниям таких средств было не изыскать, да и опыта работы на глубоководном шельфе у них нет.

«Российские специалисты оценили потенциал быстроосуществимых проектов ЧНГ и заявили, что в ближайшие три года объём добычи может быть увеличен до более чем пяти миллиардов, — рассказывает Виталий Нахлупин, председатель комиссии по экономической, бюджетно-финансовой и инвестиционной политике Госсовета Крыма. — Это рост в три-четыре раза. Когда “Черноморнефтегаз” был дочерним предприятием НАК “Нафтогаз Украины”, он был контрагентом по договорам, которые заключали с иностранными компаниями украинское правительство и “Нафтогаз”. Теперь эта компания является собственностью Крыма, и вопрос о преемственности ранее заключённых соглашений, видимо, надо задавать российскому правительству».

Министерство финансов США уже внесло ЧНГ в чёрный список, переговоры с Royal Dutch Shell были свёрнуты. Аналитики полагают, что после национализации компании вопрос о собственности вызовет немало судебных разбирательств в будущем, и пришедшие туда инвесторы не захотят сегодня с этим сталкиваться. Зато на сам ЧНГ, как компанию, работающую на континентальном шельфе, уже есть два очевидных претендента из числа российских государственных вертикально интегрированных компаний — ОАО «Газпром» и НК «Роснефть». Участки недр на шельфе Крыма, вероятнее всего, получат статус федеральных, и иностранным компаниям придётся договариваться о сотрудничестве именно с ними. Вице-премьер Крыма Рустам Темиргалиев сообщил, что Фонд имущества Крыма в кратчайшие сроки начнёт разработку условий конкурса по приватизации ЧНГ, основным претендентом на который, по его мнению, является «Газпром». Это подтверждает и бывший зампред правления ЧНГ Владимир Плечун, уверявший, что уже существует договорённость, по которой компания войдёт в «Газпром» в качестве структурного подразделения, увеличив его капитализацию на 50 млрд долларов.

Фрагмент Европы в крымской энергетике

Особую остроту в Крыму имеет вопрос генерации, от чего вполне мог бы пострадать как раз «кормилец» полуострова — туризм. Потребность региона в энергоресурсах составляет до 1 ГВт в сутки. Ранее 850 МВт из них (80%) поставлялись за счёт перетоков с территории Украины. После начала энергетической блокады Крыма в конце 2015 года украинскими радикалами в правительстве РФ было принято срочное решение налаживать «энергомост». В 2015 году ФСК начала строить высоковольтную линию «Ростовская — Андреевская — Вышестеблиевская» от Ростовской АЭС (энергия целого энергоблока сориентирована на обеспечение полуострова) до Керчи по дну моря. Уже через полгода первая нитка энергомоста была запущена.

По данным вице-премьера республики Крым Руслана Бальбека, сдача первой очереди позволила ежесуточно получать из Краснодарского края порядка 300-400 МВт электроэнергии, наполовину снизив опасность от энергетического шантажа.

Запуск в эксплуатацию четвёртой нитки в 2016 году позволил практически полностью (800 МВт) закрыть потребности Крыма в электроэнергии. С учётом собственной генерации это увеличило энергомощности, которыми располагает полуостров, до 1270 МВт, при ожидаемом летнем пике потребления в 1100–1150 МВт. С учётом резервных мощностей, которые были оставлены на полуострове, суммарные энергомощности составляют 1800 МВт.

По данным министерства экономики Крыма, треть его электроэнергетики составляют возобновляемые источники энергии. Цифра эта впечатляет: она свидетельствует, что энергетика здесь жила в реальности, сильно отличающейся от российской. В России доля электроэнергии, полученной из альтернативных источников, несколько лет колеблется вокруг 1,5%.

С точки зрения обеспечения электроэнергией Крым был самым энергодефицитным регионом Украины. И местная энергетика последние годы развивалась по европейской модели. В 2013 году предприятия Крыма закупили более чем на полмиллиарда долларов оборудования для выработки электроэнергии из солнечного излучения. Крупный проект, например, реализует австрийская компания Activ Solar, главный украинский офис которой работает в Киеве. В августе прошлого года компания начала пусконаладочные работы на солнечной электростанции «Николаевка» в Симферопольском районе. Мощность станции 67,9 мегаватт-пик (МВт-п). Всего у австрийцев шесть солнечных электростанций в Крыму, из них четыре подключены к сети (их общая установленная мощность 227,3 МВт-п). На территории полуострова также работают четыре предприятия ветроэнергетики, в общей сложности они располагают 522 ветроагрегатами мощностью 59 МВт. «Сейчас только в ветроэнергетике заявлено инвестиций примерно на 16 миллиардов долларов, — рассказал заместитель председателя совета министров Республики Крым Виталий Нахлупин. — Если бы все заявленные проекты осуществились, то Крым из энергодефицитного региона превратился бы в территорию, которая экспортирует электроэнергию».

Секрет привлекательности Крыма для альтернативной энергетики прост. С 2009 года на Украине действуют «зелёные» тарифы на электрическую и тепловую энергию. Оптовый рынок Украины обязан покупать по «зелёному» тарифу электрическую энергию, произведённую на объектах электроэнергетики, которые используют альтернативные источники. Величина тарифа определялась с помощью коэффициента, помноженного на конечную цену энергии для юрлиц. Например, за энергию, выработанную солнечными электростанциями, в 2013 году украинское государство было готово давать в три с половиной раза большую цену. Вписаться в российские экономические реалии компаниям, которые вложились в альтернативную энергетику в Крыму, будет непросто.

Министерство энергетики РФ утвердило план мероприятий по энергоснабжению Крымского полуострова. Принято решение о строительстве тепловых электростанций (ТЭС) на газовом топливе суммарной мощностью не менее 700 МВт, капвложения в развитие энергосистемы Крыма оцениваются на уровне 71 млрд рублей.

Дореволюционная зона рискованного земледелия

На одной из информационных табличек в Музее Тавриды в Симферополе сообщается, что в дореволюционный период 97% крымского экспорта составляли вино, овощи, фрукты и продукция пищевой промышленности. Тогда это был исключительно аграрный край. Сейчас это проблемная сфера. Исторически сложилось так, что Крым не имел крупных инвесторов в сфере АПК — агрохолдингов и перерабатывающих предприятий. Сельскохозяйственный бизнес здесь оставался разрозненным. Крупных предприятий единицы, основные приросты — в личных подсобных хозяйствах. И, тем не менее, нам удалось найти современного модернизированного агрария.

«Мы тратили на продвижение своей торговой марки в Крыму и Украине до двух-трёх миллионов гривен ежегодно — сегодня все эти инвестиции перечеркнуты, — рассказывает Виктор Полищук, генеральный директор группы компаний “Скворцово”. — Мы сейчас изучаем российский рынок. У нас тяжёлая ситуация. Сети Украины нам сегодня деньги не отдают, поставщики товара просят предоплату, банки уходят и просят с ними рассчитаться. Реально не хватает ресурсов. Для многих предприятий сегодня решается вопрос жизни и смерти. Даже крупный бизнес сейчас хватает воздух, не говоря о малом и среднем».

«Скворцово» — крупный даже по российским меркам бизнес, выручка группы в 2013 году составила около 500 млн гривен. Около 65% продаж группы — колбасные изделия. Но при этом компания выращивает зерно, фрукты, овощи, имеет 40 тысяч голов свиней, производит свинину, занимается селекцией в животноводстве и растениеводстве. Это один из немногих в Крыму вертикально интегрированных холдингов в сфере АПК. Половина колбасной продукции компании продавалась на рынке Украины.

«Учитывая, что Крым — это зона рискованного земледелия, в сельском хозяйстве нужны новые технологии, — говорит Алексей Баталин, председатель правления ПАО “Завод «Фиолент»” и руководитель общественной организаций промышленников, предпринимателей и работодателей Крыма. — Нужен совершенно другой подход к животноводству, выращиванию овощей. Здесь уже есть определённые наработки, инвесторы. Особый профиль Крыма — виноделие, виноградники, фрукты — поливное земледелие. Всегда Крым славился птицеводством и овощеводством. Овощей в Крыму всегда было сколько угодно. Но в последние годы ситуация изменилась. Мы уже забыли, что такое крымский натуральный помидор».

Все федеральные каналы облетела картинка с перекрытым Северокрымским каналом, по которому на полуостров шла питьевая вода из Днепра. К дефициту воды стоит напомнить, что летом, в июле-августе, температура за 40 и даже 50 градусов здесь — обычное дело. Обеспечение питьевой водой сейчас не вопрос безопасности — воды для населения хватает, а вопрос спасения местного сельского хозяйства. Это зона орошаемого земледелия, которая даст плоды, только если создать современную систему орошения. В России таких систем пока очень немного. Ожидания местного бизнеса противоречивы — с одной стороны, предприниматели ждут инвестиций в сельское хозяйство, с другой — хорошо понимают, что отраслевые риски в Крыму выше, а значит — неясно, кто будет готов инвестировать в эту сферу.

Возрождение советского промышленного комплекса

В советский период экономика Крыма преобразилась — она стала опираться на ВПК и курортную сферу. ВПК включал в себя также судостроение. В оборонной сфере принципиальные решения были приняты очень быстро. Уже в конце апреля 2014 года предприятия ВПК Феодосии получили кредиты под российские госгарантии. Самый большой кредит — 400 млн рублей — получила судостроительная корпорация «Море». Совет министров Крыма и Центробанк РФ ранее договорились о выделении 32 крымским предприятиям, в том числе оборонным, почти 6,5 млрд рублей займов по ставке 8,25% на один год на обеспечение оборотных средств предприятий.

«Хозяйственная система Крыма советского образца была ориентирована на оборонный и судоремонтный комплексы, — говорит Виталий Нахлупин. — Здесь нет базовых предприятий полного хозяйственного цикла, которые могли бы быть самостоятельными точками роста. Свежий пример: у нас недавно было совещание с крупными предприятиями по вопросам кредитования бизнеса в российских рублях. И вставал вопрос о том, что делать предприятиям Феодосии, поскольку другого варианта, кроме как ориентировать их на российскую оборонную промышленность, нет. Здесь нет другого спроса на их продукцию. Если эти предприятия не получат заказов, связанных с российской оборонкой, то это, скажем очень мягко, не будет способствовать их развитию».

«За исключением химии, большей частью крымская промышленность встроена в Россию, — рассказывает Александр Баталин. — Исторически вся крымская промышленность была кровно связана с российскими предприятиями и институтами. Например, керченский завод “Залив”, который был выкуплен украинским олигархом Константином Жеваго. Недавно Рогозин дал поручение на базе этого завода создавать центр гражданского судостроения. Сейчас идут переговоры с собственником. “Залив” когда-то строил танкеры, но все эти годы он занимался только изготовлением заготовок для судов. А сейчас речь идёт о том, чтобы он для России строил суда полной комплектации. А в Феодосии целый куст оборонных предприятий — их около десятка. Они все были связаны с Россией. Но пуповина была обрезана, и они остались без работы. Ситуация усугубилась тем, что все прикладные отраслевые институты остались в России. То есть ни новых разработок, ни кадров, ни заказов. Слава Богу, что они вообще остались!»

Сам Александр Баталин уже 29 лет возглавляет завод «Фиолент». По российским меркам это предприятие среднего бизнеса, 70% продаж которого составляют системы корабельной автоматики и элементная база — от электродвигателей до датчиков, ещё 30% приходится на электроинструмент. Последний крупный заказ предприятия — оснастка нового украинского корвета, который строился на Николаевском заводе. Предприятие уникально сохранением советской производственной базы, позволяющей все комплектующие производить своими силами. Это залог устойчивости завода — всё делать самим. На «Фиоленте» своё КБ, металлургическое производство, литьё, штамповка, работа с пластмассами, обработка, контроль, испытания. Правда, подшипники в Японии покупают. Контрольный пакет предприятия принадлежал государству, остальное — трудовому коллективу. Сейчас возникла трудность: акций на руках нет, они остались в киевском депозитарии, отдадут ли их, тут пока не знают. Но плюсы от присоединения Крыма к России видят хорошо.

«Были времена прохладных отношений между Украиной и Россией. Там, где у нас была монополия, с нами работали, но там, где в России были предложения, которые в тендерах проигрывали нашим, нам говорили, что загружать будут свои предприятия, — рассуждает Александр Баталин. — Я нормально к этому отношусь: это правильно — так и Европа действует. Кстати, мы — промышленники — были первыми, кто заявил Януковичу о том, что нам нечего делать в Европе. Кто нас там ждёт? Европейцы делают на наших рынках всё, чтобы загрузить свои предприятия. А сейчас российский рынок снова открылся. Сегодня мы получаем возможность спокойно выходить на рынок и побеждать в тендерах. Мы имели в последние годы темпы роста 8-10 процентов, но сейчас видим, что темпы могут быть увеличены. И мощности для этого на предприятии есть».

Средняя зарплата на «Фиоленте» — 400 долларов, у российских конкурентов, по подсчётам Баталина, — 800-1200 долларов. Руководителю предприятия уже понятно, что зарплата у него будет повышаться. На предприятии ежеквартальный контроль за себестоимостью, идеология которого проста: любое колебание вверх должно компенсироваться за счёт повышения эффективности труда или инновационного решения. Ещё Александр Баталин гордится тем, что на предприятии у работников есть полный социальный пакет — для компаний Крыма, что подтверждают и другие, это редкость.

По оценкам, промышленность пока занимает только 12–15% ВРП Крыма, но сейчас есть все основания для того, чтобы в ближайшие годы эта доля росла.

Местное машиностроение должно стать ещё одной опорой крымской экономики. В первую очередь это касается судостроительных заводов полуострова, ранее обслуживавших российский Черноморский флот. На заседании Военно-промышленной комиссии России под председательством вице-премьера Дмитрия Рогозина было решено обеспечить предприятия Крыма военными и гражданскими заказами на строительство и обслуживание судов. Как раз в Севастополе и Керчи расположены крупнейшие судостроительные и судоремонтные заводы региона (в том числе три завода, обслуживающие Черноморский флот), оценку возможностей которых в ближайшее время предстоит оценить комиссии Объединённой судостроительной корпорации во главе с её президентом Владимиром Шмаковым. По итогам её работы предполагается интеграция судостроительных мощностей Крыма в отечественную отрасль и обеспечение её заказами.

Акватория Керченского порта — удобное место для бункеровки морских судов. К тому же неподалёку от Керчи расположены пять танкеров-накопителей дедвейтом по 150 тысяч тонн, которые принимают нефть и нефтепродукты от более мелких судов из Азовского моря. Они и могут обслуживаться в этом порту.

Также в преддверии появления долгожданного мостового перехода через пролив в порту Керчь ожидаются строительство второй паромной аппарели для грузовых перевозок, дноуглубительные работы в районе посёлка Жуковка и реконструкция терминала по перевалке сжиженного углеводородного газа.

Порт Ялты имеет ярко выраженную пассажирскую специализацию. Однако сегодня уже есть планы в районе посёлка Массандра построить и причалы для насыпных грузов.

Руководство же Феодосийского и Евпаторийского МТП сдаваться не намерено. По утверждению мэра Феодосии Дмитрия Щепеткова, на реконструкцию порта в Федеральной целевой программе развития Крыма и Севастополя до 2020 года предусмотрено выделение 300 млн рублей. Из Феодосии уже налажено портовое сообщение с Новороссийском, планируется до конца года ввести в эксплуатацию дополнительно 100 м причала, который начали строить в 2013 году.

В Евпатории на территории грузового района озера Донузлав Минтранс РФ намеревается реконструировать терминал по перевалке насыпных грузов (песка из местных карьеров). Руководство порта подписало соглашение о намерениях по реконструкции с представителями проектного института «Ленморниипроект».

Другие публикации раздела: 10 лет новой экономической повестке

Нет комментариев. Ваш будет первым!