Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Малый бизнес получил по зубам и стратегию развития

01.08.2017 | 16:08
|
77

Сектор малого и среднего предпринимательства стал главной жертвой второй волны кризиса. Но именно в этот момент был по-новому оценён его потенциал как драйвера экономического развития — появилась даже федеральная стратегия развития МСП. Но чтобы развитие состоялось, предстоит проделать огромную работу по вовлечению в предпринимательство и расширению доступа к ресурсам

Стратегия развития малого и среднего предпринимательства в России на период до 2030 года, разработанная Министерством экономического развития РФ и утверждённая в 2016 году, предполагает весьма амбициозные целевые показатели. Это увеличение оборота МСП в 2,5 раза, повышение производительности труда в секторе вдвое, доли обрабатывающей промышленности в обороте МСП — до 20%, рост доли занятых в этой сфере — до 35%. Амбициозность цифр совокупного роста оценить сложно, учитывая, что говорим всё же о 14 годах; да и слишком уж на обороты влияют колебания валюты и цен. А вот внятность структурных векторов, которые закладывает федеральный центр, очевидна. По результатам 2014 года, согласно данным Росстата, доля обрабатывающей промышленности в структуре малого бизнеса, например, в Ростовской области — менее 9%, а в Краснодарском крае — менее 7%.

Соотношение занятых в секторе МСП (557 тысяч, включая ИП — данные единого реестра ФНС) и общего количества занятых в экономике в Краснодарском крае (2,58 млн — данные Краснодарстата по 2016 году) можно примерно оценить как 21,6%. Аналогичный показатель для Ростовской области — 23,8% (416 тысяч занятых в МСП по данным ФНС против 1741 тысячи общего числа занятых в экономике в 2015 году по данным минтруда РО). Конечно, это лишь примерные подсчёты — данные по количеству занятых в экономике того или иного региона не всегда самые актуальные, но эти цифры в принципе за год-два меняются не очень радикально. Но они позволяют сделать вывод — чтобы достичь целевых показателей госстратегии, только в этих двух южных регионах придётся втянуть в МСП почти миллион человек. А если учесть, что, по расхожей статистике, 90% предприятий закрываются после первого года работы, то выходит, что при нынешней эффективности работы сектора нужно убедить заняться бизнесом почти два миллиона человек. Цифры можно немного скорректировать в меньшую сторону за счёт повышения эффективности МСБ, но его ведь ещё нужно добиться. А ведь мы вдобавок хотим, чтобы каждый пятый предприниматель шёл не просто торговать, а производить.

Интуитивно сегодня многим понятно, что потенциал МСБ в регионе огромен. Использование этого потенциала позволит югу России в долгосрочной перспективе развиваться темпами, опережающими среднероссийские. Но для этого регион должен выработать свой стратегический взгляд на то, как развивать сектор МСБ. Это тема, по которой нужна дискуссия с широким привлечением делового и экспертного сообщества.

Рост МСП обеспечен методикой подсчётов

На федеральном уровне за последние годы были предприняты определённые шаги, направленные на развитие сектора МСП: создана Корпорация развития малого и среднего предпринимательства, принята федеральная программа кредитования МСП («Программа 6,5»), введён трёхлетний мораторий на проверки малого бизнеса, приняты соответствующие поправки в законы. Корпорация МСП, по мысли федерального центра, не ограничивается одной лишь финансовой поддержкой сектора, но играет роль агента комплексного развития. В прошлом году, например, с её подачи заработал портал информационных услуг для предпринимателей «Бизнес-навигатор МСП», призванный облегчить вход в бизнес для начинающих и развитие для уже работающих предпринимателей.

Работа идёт и на уровне регионов — как в направлении улучшения доступности финансирования для МСП, так и по развитию инфраструктуры поддержки сектора. И она даёт свои плоды — по данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства ФНС, за период с сентября 2016 по нынешний июнь количество субъектов МСП в ЮФО выросло на 4,9% (683,2 тысячи против 716,7 тысячи). Но можно ли на базе этой цифры делать выводы о результативности применяемых подходов?

Интересно, что если начальной точкой периода в базе данных ФНС выбрать не сентябрь, а 1 августа 2016 года, мы получим рост количества субъектов более чем на 25%. Однако очевидно, что эта динамика — эфемерная, и связана с изменениями категориальных критериев, которые произошли 1 августа 2016 года. Малыми теперь считаются предприятия с выручкой до 800 млн рублей против 400 ранее, средними — до 2 млрд рублей против 1 млрд ранее. Это в одночасье и дало списку предприятий МСП почти четверть новых участников. В принципе, это хорошо — большее количество предприятий получит доступ к государственной поддержке сектора, которая постепенно перестаёт быть такой уж «бесконтактной».

Также существенную прибавку листингу МСП в ЮФО в 2016 году дало присоединение Крыма — это более 100 тысяч субъектов (считая вместе с Севастополем).

Главный вывод, однако, очевиден — о росте сектора МСП говорить рано.

Анабиоз кредитования и выход из него

В 2013–2015 годах, на которые пришёлся пик воздействия кризиса, сектор МСП демонстрировал тревожную динамику. Состояние, в котором тогда пребывали предприниматели, председатель совета директоров КБ «Центр-инвест» Василий Высоков описывал как «анабиоз».

«Этот кризис МСБ переживает тяжелее, — говорит Игорь Симаков, председатель региональной общественной организации “Совет предпринимателей Ростовской области”, депутат Азовской городской думы. — Кризис 2008 года был более шоковым, но быстрым. Доступность кредитов тогда была выше. При этом психологически ощущалось, что мы в мировом кризисе, и от этого было легче. Сейчас, скорее, ощущение, что мы изолированы. Плюс курс доллара рванул вверх, а зарплаты — вниз. В результате рынок сбыта сузился, покупательская способность снизилась, а это плохо повлияло на инвестиционные планы. Ну и важно, что света в конце тоннеля не видно, а нормативно-правовое регулирование постоянно меняется».

И действительно, ситуация с кредитованием сектора МСП вплоть до второй половины 2016 года была плачевной. С этим согласны и сами банкиры.

«Текущая ситуация отличается от предыдущих кризисов, которые носили больше краткосрочный характер, — говорил в 2015 году Вадим Подобедов, заместитель директора по корпоративному бизнесу РЦ “Южный” Райффайзенбанка. — В связи с этим компаниям МСБ приходится проводить системные изменения, пересматривать условия работы с контрагентами, модифицировать внутренние процессы. Конечно, менее устойчивые компании вынуждены уходить с рынка. Также изменяются коммуникации компаний с банками. Понимая, что кризисные явления, безусловно, усложняют жизнь компаниям, банки вынуждены менять подходы в работе с заёмщиками, становиться более консервативными во многих вопросах».

Предыдущий кризис был кризисом, который ударил прежде всего по крупным компаниям, тогда как исследования «Эксперта ЮГ» в 2010–12 годах показывали опережающие темпы роста среднего бизнеса на юге России. Но в 2013–2015 годах МСБ является одной из главных жертв кризиса. Падение спроса, валютные колебания, ограничения в доступе к кредитам, высокие процентные ставки — все эти факторы острее всего переносит именно сфера МСП.

Как-то смягчить ситуацию с недоступностью финансирования была призвана федеральная «Программа 6,5» Корпорации МСП, по которой банки-партнёры получали возможность рефинансироваться по ставке 6,5% годовых, что заметно ниже действовавшей на момент введения программы ключевой ставки в 11% и даже актуальной на сегодня — 9%. При этом кредиты субъектам МСП банками-партнёрами программы выдаются под 9–11%. Программа реально заработала в середине 2016 года, и уже самим фактом своего появления как-то сдвинула ситуацию с недоступностью кредитования с мёртвой точки. Во второй половине 2016 года банки стали снижать ставки по корпоративным кредитам, а также дорабатывать свои продукты в части смягчения требований к заёмщикам.

По статистике ЦБ по Ростовской области, если в начале 2016 года средневзвешенная процентная ставка по кредитам юридическим лицам составляла 14,2%, то к августу она опустилась до уровня 12,4% (эти цифры включают в себя и кредиты крупным компаниям, поэтому общий уровень ниже, чем средние цифры конкретно для сектора МСП). Эта динамика говорит о «потеплении» кредитного рынка: в то время как ключевая ставка ЦБ с начала года упала лишь на 1%, средняя региональная — почти на 2%. Елена Якушева, управляющий розничным филиалом банка ВТБ в Ростове-на-Дону, отмечает: «Оживление началось уже ближе к лету 2016-го, и если говорить о нашем банке — с сентября 2016 года ситуация с кредитованием МСБ поменялась, это отчётливо чувствуется. Появились клиенты, желающие расширяться, брать оборотные средства, входить в новые проекты».

По словам Натальи Шеремет, руководителя департамента кредитования юридических лиц банка «Кубань Кредит», члена правления КБ «Кубань Кредит», динамика кредитования МСП явно положительная: «На сегодня (данные на ноябрь 2016 года. — «Эксперт ЮГ») наш кредитный портфель составляет 41,6 миллиарда рублей, рост с начала года составил 5,6 миллиарда рублей, или 15 процентов. При этом доля предприятий малого и среднего бизнеса составляет 81 процент, с начала года прирост составил 17 процентов, а если сравнивать с аналогичным моментом времени в прошлом году — 25 процентов».

Мария Христолюбова, заместитель начальника управления по работе с МСБ банка «Центр-инвест», также констатирует серьёзный рост кредитования МСБ: «По итогам 11 месяцев 2016 года малому и среднему бизнесу было выдано 3036 кредитов на общую сумму 20,6 миллиарда рублей, за аналогичный период 2015 года — 2865 кредитов на сумму 17,5 миллиарда рублей. Рост количества выдач составил шесть процентов. Это соответствует основной стратегии банка — увеличению доли малого бизнеса в кредитном портфеле».

Что характерно, проявлять интерес к кредитованию МСП стали даже те банки, которые в кризисный период закрыли это направление почти полностью, сконцентрировавшись на сервисной составляющей банкинга. «Предпосылки к оживлению кредитования есть, и они налицо, — говорит Денис Щукин, директор по работе с регионами блока “Массовый бизнес” Альфа-банка. — Этого требует рынок, требуют наши клиенты, и мы им это предоставим. Сейчас мы интенсивно работаем над набором продуктов, которые предлагаем в этом секторе, причём не только с точки зрения их количества, но и с точки зрения технологичности их предоставления. Цель — сделать получение кредита простым, не требующим большого количества бумаг и даже визита в офис».

Основные направления развития банковских предложений для МСП в нынешних условиях — упрощение процедуры выдачи кредитов и андеррайтинга, новые подходы к оценке залоговой базы. Так, по словам Андрея Новицкого, начальника управления продаж малому бизнесу ПАО «Сбербанк», теперь возможно учесть в составе залога и оборотные активы — товарно-материальные ценности, что позволяет расширить границы финансирования. Банки же, стремящиеся концентрировать свою работу в секторе МСБ в сервисном сегменте — как Альфа-банк, к примеру — развивают преимущественно дополнительные финансовые услуги, такие как электронный банкинг, конвертация валют, самоинкассация. Иван Ламанов, заместитель управляющего краснодарским филиалом АО «Юникредитбанк», рассказал о новом продукте банка, который предлагает регистрацию ИП или ООО по принципу «одного окна»: гражданин предоставляет необходимые документы, платит пошлину, и через некоторое время приходит уже за пакетом готовых документов, плюс получает бесплатное обслуживание в банке в течение года.

По словам Елены Якушевой, поменялась и отраслевая специфика банковских предпочтений по поводу кредитования. Банки более охотно кредитуют предприятия оптовой и розничной торговли (например, продуктами питания), производителей товаров повседневного спроса, арендный бизнес, производство/торговлю, которые направлены на импортозамещение, компании, оказывающие услуги повседневного спроса, а также пищепром. Мало того, становится возможной работа с предприятиями в таких проблемных отраслях, как, например, строительная или сфера грузоперевозок. Ключевым фактором при оценке кредитоспособности тут становится опыт работы компании в данной сфере. «С компаниями, которые ведут бизнес в своей сфере последние три года, а значит, прошли кризисный период, можно и нужно работать», — говорит г-жа Якушева.

Определённый вклад в увеличение доступности финансирования вносят и непосредственно региональные власти. В Ростовской области на этом поле заметен такой игрок, как Ростовское региональное агентство поддержки предпринимательства (РРАПП), которое по итогам 2016 года стало крупнейшим в России МФО по объёму финансирования юридических лиц вкупе с индивидуальными предпринимателями. Максим Папушенко, министр экономического развития Ростовской области, сообщил: «Все опросы показывают, что одна из основных проблем — отсутствие дешёвых заёмных средств у бизнеса. Перед министерством экономического развития стояла задача в условиях действующих бюджетных ограничений, в условиях нехватки финансовых ресурсов предложить средства решения этого вопроса». Как результат этой работы — АНО «РРАПП» в нынешнем году разработало 4 микрофинансовых пакета, ориентированные на поддержку приоритетных отраслей, предлагаемые под 7% годовых (до 3 млн рублей на 3 года) — «Фермер», «Производитель», «Сделано на Дону» и «Специальный». Суть первых двух понятна по названиям. «Сделано на Дону» — пакет, разработанный совместно с департаментом потребительского рынка и ориентированный на участников соответствующей программы сертификации. «Специальный» — для предпринимателей из моногородов.

Поддержку МСП ощутить нелегко

Оценки действующей сегодня в регионах системы поддержки МСП ожидаемо противоречивы. Департаментом инвестиций и предпринимательства Ростовской области в 2015 году было проведено социальное исследование по вопросам развития предпринимательства на Дону, из которого следует, что 83% опрошенных считают созданные условия для ведения бизнеса в регионе благоприятными, и лишь 17 % — неблагоприятными. А значит, главным тормозом для развития бизнеса являются не административные барьеры, а макроэкономические факторы — например, снижение покупательского спроса на продукцию и услуги, что отметили 29% респондентов. Вторая по значимости проблема — это сложности с получением кредита и высокие процентные ставки. Она постепенно решается.

Но один из первых пунктов критики — очень небольшой объём поддержки. «В регионе действует достаточно много программ по поддержке сегмента МСБ, с помощью которых, например, предприниматели могут возместить затраты по лизинговым платежам или компенсировать затраты на приобретение основных средств, — рассуждает Елена Волтова, директор территориального офиса Росбанка в Ростове-на-Дону. — При этом суммы, причитающиеся по данным программам, зачастую несоизмеримы с действительными вложениями МСБ, которые необходимы для развития бизнеса». Василий Высоков оценивает объёмы поддержки сектора в два процента от объёма налогов, выплачиваемых МСБ, — так почему тогда просто не снизить «малышам» налоги на 2%, задаётся он вопросом, прекратив все «конкурсы по распределению двух копеек». «У стратегии развития малого бизнеса в Ростовской области было очень мощное конкурентное преимущество — это соотношение бюджетных и внебюджетных источников финансирования, — говорит г-н Высоков. — Соотношение один рубль к тысяче — это действительно был очень серьёзный результат. Но потом департамент инвестиций и предпринимательства стал “сползать” с этой темы. Несмотря на указание губернатора отчитываться о привлечении внебюджетных средств, развития в этом плане не видно». Говоря о текущих показателях соотношения государственного и негосударственного финансирования предпринимательства, Василий Высоков привёл такие данные: «800 миллионов с небольшим — это “слёзы”, что идут через бюджеты, банк “Центр-инвест” кредитует примерно на 60 миллиардов рублей в год. То есть на сегодняшний момент уже сформировался и развивается “бизнес” чиновников по поддержке малого бизнеса».

С другой стороны, сама инфраструктура поддержки МСБ, например, в Ростовской области на самом деле впечатляет. По данным профильного департамента, речь идёт о 13 фондах поддержки МСП и фондах местного развития, 16 агентствах поддержки и развития МСП во главе с НП «РРАПП», 13 информационно-консалтинговых центрах по обслуживанию предприятий малого агробизнеса, 5 бизнес-инкубаторах, 2 технопарках, 10 инновационно-технологических центрах (ещё два года назад их было всего три), Гарантийном фонде Ростовской области и Едином региональном центре инновационного развития Ростовской области. Инфраструктура поддержки и в других регионах, как правило, выглядит столь же многообразно.

«В донском регионе сформирована система комплексной, программно-целевой поддержки МСП, — говорит Ирина Загоруйко, руководитель рабочей группы “Честная и эффективная экономика” регионального отделения ОНФ в Ростовской области, депутат донского парламента. — Большинство показателей реализации программы имеют положительную динамику. Однако мы вынуждены фиксировать замедление экономических параметров деятельности субъектов МСП как в нашем регионе, так и в целом по стране. Это говорит о том, что не все существующие механизмы поддержки сектора эффективны. Необходимо выявлять “проблемные точки” и создавать условия для их устранения».

«Действующая система поддержки МСП позволяет охватить только наиболее “горячие” точки — это либо государственные приоритеты с точки зрения развития экономики (производство, инновации), либо проблемные участки, например, с точки зрения территориальной (моногорода), социальной (поддержка социальных предпринимателей, предпринимателей из слабо защищённой социальной группы) или секторальной (например, решение проблем с доступностью кредитов для некоторых групп бизнеса через субсидирование уплачиваемых процентов или предоставление гарантий), — отмечает Наталья Литянская, руководитель Аналитического центра МСП Банка. — В целом, несмотря на большое количество разнообразных мер, особенной системности и их координации не просматривается, а объёмы в масштабах страны не очень велики. Эти два фактора и проясняют, почему система поддержки нуждается в обновлении и для чего, собственно, был создан новый институт такой поддержки, как Корпорация по развитию МСП».

«Эффективность действующей сегодня в регионе системы поддержки малого и среднего бизнеса низка, — считает Сергей Черномаз, бывший заместитель главы южного представительства ВЭБа, руководитель экспертного совета АСИ в Краснодарском крае. — Необходимо обеспечить поддержку проектов МСБ, имеющих экономические модели и перспективы развития, а не “всех обратившихся”».

Последнее высказывание очень показательно — все многочисленные институты поддержки МСБ, формально способные оказывать те или иные услуги бизнесу, мало погружены в содержательные проблемы его деятельности. Каждая структура работает на узком пятачке, принимая и отклоняя заявки по своим собственным критериям, поэтому огромное количество институтов не образуют системы, в которой на каждый типовой вопрос предпринимателя был бы заготовлен ответ. Малый бизнес — очень неоднородная среда, в которой есть компании, ориентирующиеся на мировые стандарты, и предприниматели, не знающие, условно говоря, основ бухучёта. Нынешняя система поддержки МСБ неспособна различать первых и почти ничего не может предложить вторым. Тогда как очевидно, что система должна быть настроена так, чтобы поддерживать тех, кто обещает наибольшие результаты, представляет лучшие проекты. «Одна из проблем малого бизнеса — субсидии выделяются без учёта производительности труда, социального эффекта, — говорит сопредседатель краснодарского краевого отделения ОПОРа России Даниэль Башмаков. — В основном их получает тот, кто первый сдал документы».

А для категории предпринимателей, которая только осваивает стандарты бизнес-культуры, необходимы азы. На конференциях «Эксперта ЮГ» для МСБ представители почти всех институтов поддержки говорят о необходимости заниматься не просто информированием, а обучением. Звучало и предложение создать единый региональный центр, который возьмёт на аутсорсинг некоторые функции малых предприятий: бухучёт, юридическое сопровождение, подбор персонала и т. д. Эту рекомендацию можно понять: у нас руководитель небольшой фирмы — мастер на все руки: он сам борется с налоговой, привлекает кадры, внедряет ИТ-решения, продаёт — неудивительно, что многое он делает недостаточно профессионально.

Специфика субъектов МСП в том, что они ограничены в финансовых ресурсах и не в состоянии, например, проводить дорогостоящие маркетинговые исследования. Важный фактор, обеспечивающий развитие сектора, — это формирование общедоступных информационных коммерческих и некоммерческих систем коллективного пользования, которые в состоянии на регулярной основе обеспечивать предпринимателей всей необходимой информацией.

Попытки преодолеть этот дефицит предпринимаются на федеральном уровне. Так, весной Корпорация развития МСП представила свой новый продукт — онлайн-бизнес-навигатор для предпринимателей. «Портал бизнес-навигатора МСП создан с целью оказания предпринимателям информационно-маркетинговой поддержки», — рассказала заместитель генерального директора Корпорации развития МСП Светлана Кузнецова. Ресурс предлагает широкий набор инструментов для открытия и развития своего бизнеса — возможность создания бизнес-плана, каталог франшиз, планы закупок крупнейших компаний, информацию о доступной для аренды недвижимости, доступных программах кредитования МСБ, возможность проверки контрагентов, а также сводную информацию об инфраструктуре и поддержке МСП.

Однако бизнес-навигатор не решает проблему дефицита диалога, которая красной нитью проходит в нашем общении с экспертами. Сегодня в диалоге с бизнесом участвуют кураторы отдельных институтов поддержки, но это не тот уровень, который позволит сломать имитационный характер системы, заставить её подстраиваться под реальные проблемы и специфику бизнеса.

Отсутствие такого диалога заставляет представителей бизнеса требовать большей ответственности курирующих чиновников. Им недостаточно факта диалога — нужны решения по его результатам, а значит, включение в этот разговор первых лиц в регионах. Ну и конечно, эта работа должна вестись «на земле», а это значит — и на уровне муниципалитетов. Приведём лишь одну показательную реплику с места. «На мой взгляд, муниципалитеты сегодня не знают, что у них происходит в малом бизнесе, — говорит Игорь Симаков.— Им достаточно шести-семи человекам оказать поддержку в размере 200 тысяч — и программа поддержки МСБ считается выполненной. Муниципалитеты не занимаются тем, чем могли бы заниматься. Например, важной становится проблема недобросовестной конкуренции. У нас в Азове никто не знает, где трудится 25 процентов населения города — а они ходят в магазины и содержат свои семьи, пользуются благами. Между тем, всю нагрузку несёт на себе легальный бизнес — его и проверяют все возможные структуры. Легальный бизнес сейчас загоняется в тень — это может стать трендом. И муниципалитеты даже не знают, как подступиться к этой проблеме. Хотя многое можно было бы сделать, даже если просто наладить муниципальный земельный контроль — сколько гаражных кооперативов, автомоек работают, платят налоги как частные лица! Нужно заниматься нестационарной торговлей. В таких городах, как Азов, люди годами торгуют с клумб. Но это запретительные меры. Муниципалитеты также должны заняться созданием зон свободной торговли — и доведением информации о них. Тем, кто работает в гаражах, можно предоставлять пустующие территории, с ними можно общаться, выводить их из тени — сейчас с ними просто нет контактов».

В нынешнем состоянии система поддержки и не способна дать больший результат, даже если в неё вложить гораздо более существенные деньги. А именно объём поддержки сегодня уменьшается почти везде, причём точка роста — нефинансовые меры поддержки и финансовая поддержка на возвратных условиях. Если взглянуть на содержательные проблемы, стоящие перед сектором, то мы увидим, что задача его развития требует во многом координационной помощи в снятии тех ограничений, которые предприятия МСБ сегодня преодолеть самостоятельно не в состоянии — и здесь речь идёт не столько об административных барьерах, сколько о таких проблемах, как доступ к инженерной инфраструктуре, земле и госимуществу, квалифицированным кадрам, новым технологиям, рыночной аналитике, финансовым ресурсам, заказам крупного бизнеса.

Расшивка узких мест по всему фронту

Светлана Камбулова, директор департамента экономики Ростова-на-Дону, сообщила, что власть вплотную занялась развитием промышленной кооперации в регионе. По её словам, только 40% контрактов, заключённых компаниями, осуществляющими закупки по 223-ФЗ (закон регламентирует закупки для госсектора, естественных монополий, их «дочек» и т. д.), приходятся непосредственно на Ростов. Многие крупные компании, такие как «ЛУКойл» или «Донэнерго», вообще осуществляют закупки далеко за пределами региона. Чтобы поспособствовать разрешению этой проблемы, создан специализированный интернет-ресурс, который агрегирует информацию о предприятиях малого бизнеса и их продукте, размещает информацию о заказах крупных предприятий.

Однако Игорь Симаков считает, что таких мер недостаточно, и необходимы более существенные перемены. «Есть уже определённый опыт реализации возможности участия малого и среднего бизнеса в госзакупках, и он далеко не однозначен, — рассуждает г-н Симаков. — От многих слышу: “один раз попробовали, и зареклись дальше работать: либо предоплата, либо ну их, такие госзакупки”. Особенно когда речь идёт о взаимодействии с энергетиками и нефтяниками. Они в области все работают по другим правилам, часто не платят за оказанные услуги, за поставленную продукцию. Если долг велик, или тот, кому должны, слишком назойлив в своих притязаниях, они легко создают уголовную повестку для своего контрагента. И, к сожалению, областные власти, на мой взгляд, не очень-то обеспокоены тем печальным фактом, что на территории, на которой они вроде как должны заниматься улучшением бизнес-климата, силовики и судейское сообщество ставят свои федеральные антирекорды, вселяя в предпринимателя опасения за сохранность его бизнеса».

Существенной проблемой в развитии технологического малого и среднего бизнеса в Ростове-на-Дону является также отсутствие кооперации крупных корпоративных заказчиков и малых предприятий. «Мы прошли технический аудит Корпорации МСП, вошли в реестр инновационной продукции РФ, — рассказывает генеральный директор производителя спецодежды ООО “БВН инжиниринг” Александр Сироткин. — Но это нам не помогает получать заказы, хотя мы предлагаем конкурентный продукт. Крупные компании не хотят с нами возиться. Хочется, чтобы институты развития рекомендовали компании, прошедшие технический аудит, крупным заказчикам. Это будет реальным стимулом для роста. Нам сейчас нужны не деньги, а коммуникации».

«География наших продаж — Россия и СНГ, но мы не находим постоянного рынка сбыта в Ростове-на-Дону, что странно, потому что наша продукция полностью применима для строительного комплекса», — говорит директор ООО «Альтаир» Владимир Золотарёв, чья компания занимается производством отопительного оборудования и имеет в своём портфеле запатентованные решения, аналоги которых невозможно найти на российском рынке. По словам г-на Золотарёва, стабильный внутренний спрос мог бы стать драйвером для распространения технологического бизнеса. Во всём мире города и регионы, заинтересованные в развитии инновационных отраслей, начинают с того, что становятся активными их потребителями там, где это возможно.

Работа региона, ставящего задачу превратить систему символической поддержки МСБ в систему его развития, должна быть сосредоточена на обеспечении стабильного доступа МСБ к основным ресурсам, которые позволяют реализовывать новые проекты. Сейчас она активно ведётся в Краснодарском крае. В 2016 году, выступая на форуме «Дело за малым», губернатор Вениамин Кондратьев сообщил: «Знаю, есть объективные проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели. Это административные препоны, сложности с подключением предприятий к коммунальной инфраструктуре; иногда чиновники просят мзду. Но если обсуждать эти вопросы на кухне, ничего не произойдёт. Давайте будем принципиальными, открытыми и не бояться говорить о проблемах. Многие проблемы можно и нужно решать через региональную сеть МФЦ. В 2017 году в крае появятся МФЦ для предпринимателей, где они смогут получить услугу по подключению к инженерным сетям и коммуникациям естественных монополий. Давайте посмотрим, сработает это или нет».

Ещё одна приоритетная задача для краевой администрации — привлечь в малый бизнес молодых, образованных, инициативных людей. «Власть должна выработать правила игры, равные условия для тех, кто в бизнесе, — говорит г-н Кондратьев. — В прошлом году вы отмечали, что в регионе не хватает реального диалога бизнеса и науки. Мы вас услышали: в 2017 году в крае появятся дополнительные центры инновационного творчества, а также бизнес-инкубаторы на базе вузов и предприятий, специальные программы для молодых предпринимателей. Такие программы уже работают в Кубанском госуниверситете. А в ближайшие два года они должны появиться в каждом вузе края, который считает себя успешным».

В регионе есть при этом эффективные практики, которые можно распространять, — например, опыт выращивания предпринимателей-инноваторов. Генеральный директор НП «Единый региональный центр инновационного развития Ростовской области» (ЕРЦИР) Михаил Изотов считает, что экосистема для бизнес-инноваций должна работать как на этапе выращивания предпринимателей, так и над сопровождением стартапов после вывода продуктов на рынок. «Мы видим, что в Ростове-на-Дону за последние несколько лет была создана инфраструктура для развития стартапов — это и техническая база в ДГТУ, и муниципальный коворкинг “Новый Ростов”, Южный IT-парк. Сейчас создаётся индустриальный парк. Это даёт возможность выращивать предпринимателей со стадии профориентации до стадии выхода на рынок созданных ими продуктов, — говорит г-н Изотов. — Сейчас у нас в базе ЕРЦИР около 700 инновационных проектов, для которых центр формирует условия, чтобы притягивать ту часть населения, которая хочет работать в технологичных отраслях».

Промышленный коворкинг «Garaж» ДГТУ — новый для Ростова-на-Дону формат среды, где изобретатели могут получить навыки проектной работы, запуска продукта. «Garaж» может использовать изобретательский ресурс учёных и мастеров, у которых нет предпринимательских навыков. «Мы делаем акцент не на фундаментальных научных изысканиях, а на развитии и доведении идей, опирающихся, разумеется, на научные достижения, как минимум до стадии прототипа. Мы готовы обучить, подтянуть в определённых областях знания, проконсультировать и предоставить оборудование для работы», — говорит руководитель промышленного коворкинга ДГТУ «Garaж» Владимир Колодкин. В этом году «Garaж» сформирует акселерационную программу для резидентов коворкинга.

«Через Южный IT-парк за год проходит около 40 стартапов, из которых остаётся около десяти для работы, — подсчитывает генеральный директор ООО “РНД Софт” Роман Забродин. — В масштабе десяти лет если хотя бы один стартап серьёзно вырастет, это будет фантастика. Для города-миллионника это очень низкая конверсия». По словам г-на Забродина, таких площадок с продуманными акселерационными программами в городе должно быть гораздо больше. Это касается не только ИТ-отрасли, но и любой другой высокотехнологичной области.

От системы поддержки к экосистеме для развития

Экономическая политика в регионе сегодня всецело сориентирована на работу с крупными инвесторами. С этим субъектом говорить проще. Краснодарский край, Ростовская область, Ставропольский край, Волгоградская область — лучший опыт, который здесь появился за последние десять лет — это наработки в области взаимодействия с крупным инвестором. На нужды крупного же бизнеса сориентирована работа основных созданных институтов поддержки: индустриальные парки, кластеры, региональный закон о ГЧП.

Между тем, малый и средний бизнес — это огромный неиспользуемый потенциал. По мнению председателя правления МСП банка Сергея Крюкова, в сложившейся ситуации именно этот сектор может стать главной движущей силой экономических преобразований благодаря своей способности быстро адаптироваться к меняющимся реалиям и находить или создавать новые ниши на рынке.

В регионах, заинтересованных в опережающем развитии, тема развития предпринимательства выходит на первый план в дискуссиях об экономической политике. Регион постепенно вырабатывает стратегический взгляд на то, как развивать сектор МСБ. Ещё недавно это была сложная задача, учитывая отсутствие соответствующего русла федеральной политики — но сегодня такое русло уже обозначено, есть также серьёзные наработки в регионе. Осталось выйти на системные решения по результатам дискуссии с широким привлечением делового и экспертного сообщества.

В зависимости от выбранных целей, поставленных на уровне региона задач в сегменте МСБ, регион мог бы взять на вооружение целый ряд идей и предложений, о которых говорят собеседники «Эксперта ЮГ».

Первый блок предложений — законодательный. «В ряде регионов до сих пор не приняты региональные законы о налоговых каникулах, во многих регионах они приняты со значительными ограничениями в виде предельного размера доходов от реализации, а также численности сотрудников, — отмечает Ирина Загоруйко. — В такой ситуации возрастает необходимость в создании новых специализированных программ, предусматривающих дополнительные преференции субъектам МСБ; немаловажным является и ослабление давления на бизнес — так называемые “надзорные каникулы”, ограничивающие количество проверок».

Показательно, что в Краснодарском крае принят закон, которым устанавливается налоговая ставка в размере 3% для действующих организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН. Закон принят по инициативе краснодарского краевого отделения ОПОРа России. Среди предложений донского бизнеса можно выделить просьбу снизить ставку единого налога на вменённый доход, который находится в ведении региональных властей.

Отдельная большая тема — участие МСБ в госзакупках. Ряд регионов сегодня движется по пути расширения доступа МСБ к государственным торгам, это касается и Юга — в частности, вводятся соответствующие онлайн-ресурсы. Однако до сих пор приоритет в торгах получают компании, производящие дешёвые и некачественные продукты и услуги. В нынешней ситуации на уровне региона необходимо обозначить чёткие приоритеты и задачи в сфере обеспечения доступа предприятий МСБ к госторгам. Движение на федеральном уровне в предлагаемом направлении уже обозначено.

В условиях бюджетного дефицита можно существенно увеличить эффективность выделяемых средств на поддержку МСБ за счёт развития линейки нефинансовых мер поддержки. Например, путём возникновения предсказуемой инфраструктуры публичных коммуникаций с субъектами МСБ. Одним из путей могло бы стать создание совместно с ТПП, институтами поддержки и влиятельными деловыми СМИ регулярной открытой площадки для совместного с представителями МСБ обсуждения насущных проблем и выработки решений для развития данной сферы.

Несмотря на последние инициативы по проведению опросов МСБ, объём актуальной аналитики по этой сфере остаётся мизерным. Данные Ростовстата не согласуются с данными субъектов и муниципалитетов, независимой аналитики практически нет. Между тем, аналитика — то, что должно сделать эффективными коммуникации с бизнесом. На региональном уровне необходимо на постоянной основе проводить работу по изучению лучших региональных практик управления в сфере МСБ, созданию банков данных, библиотек лучших практик по различным темам (создание бизнеса, маркетинговые стратегии, создание брендов, внедрение системы «бережливое производство» и т.д.). Такие материалы могут использоваться в процессе обучения предпринимателей, а также в публичных дискуссиях. К работе в этом направлении обязательно должны привлекаться университеты и независимые аналитические центры.

Создание коммуникативной инфраструктуры и аналитическая работа позволили бы начать системную деятельность по развитию отраслевой кооперации в сфере МСБ. Появление на региональном уровне эффективных ассоциаций и саморегулируемых организаций, в работу которых вовлечены широкие слои МСБ, могло бы содействовать введению стандартов деятельности, расширению возможностей по привлечению финансовых ресурсов.

Сфера МСБ на сегодняшний день слабо вовлечена в сотрудничество с университетами в части подготовки кадров, развития компетенций по созданию бизнеса, управления. На региональном уровне совместно с крупнейшими региональными вузами и бизнес-ассоциациями возможна разработка комплексных программ сотрудничества с бизнесом, включающих как обучение основам предпринимательства, так и целевое обучение определённым технологиям для нужд региональных предприятий. Системы поддержки МСБ в развитых странах Европы — таких, как Германия или Австрия — основаны на идее помощи начинающим предпринимателям, формирования будущего поколения бизнесменов, что делается специализированными организациями совместно с вузами. Этот процесс на Юге пока не начался. Примеры частных и государственных программ обучения предпринимательству здесь существуют, но они единичны. Между тем, если вспомнить о том, что югу России в ближайшее десятилетие нужно увлечь идеей «своего дела» около миллиона человек, становится ясно: с этой стратегической, но, безусловно, тяжёлой задачей в одиночку не справится ни один из игроков данной сферы.

Другие публикации раздела: 10 лет новой экономической повестке

Нет комментариев. Ваш будет первым!