Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

АПК превратился в драйвер

01.08.2017 | 15:08
|
91

Исследования последних лет показали: АПК уверенно занял место главного драйвера роста южного бизнеса. Агропромышленные компании как образовали верхушку рэнкинга самых динамичных компаний юга России, так и составили большую часть наблюдаемых в макрорегионе компаний-«газелей»

По итогам 2015 года пятёрка самых динамичных компаний юга России показала, что АПК растёт по целому ряду направлений. Топ-5 включил в себя зернотрейдера, агрохолдинг, производителя премикса для кормов, черноморский зерновой терминал и производителя однолетних культур. Не менее характерным стало наличие в числе лидеров не только давних и привычных гигантов отрасли, но и предприятия, которое вошло в ряды крупного бизнеса буквально в течение последних 10 лет.

Список «южных газелей» демонстрирует не менее убедительные результаты. В рэнкинг попали лишь 4 представителя крупного бизнеса с выручкой более 2 млрд рублей, и все они непосредственно связаны с АПК и перерабатывающей промышленностью. В целом, 19 из 33 компаний, показывающих «газельную» динамику развития, так или иначе связаны с агропромышленным сектором. Экономику юга России на положительные результаты сейчас вытаскивают аграрии — и это один из наиболее характерных трендов, сложившихся по итогам последнего десятилетия.

Отрасль прибавила в весе

На самом деле тренд, связанный с укреплением села в роли драйвера экономического роста, очень молодой — он обозначился лишь в 2015 году. Тогда мы увидели, что локомотивом роста выступает уже не нефтянка, как это было предыдущие несколько лет, а сфера АПК и пищевой промышленности, которая охватывает напрямую или через мультипликативные эффекты значительный сегмент оптовой торговли, транспорта и химической промышленности. В частности, АПК и пищевая промышленность заняли 37,7% доли выручки среди крупнейших производственных компаний юга России 2016 года. Их совокупная выручка составила 482 млрд рублей, оставив далеко позади ближайшего «конкурента» — химическую промышленность с показателем 205 млрд рублей и долей в 16%. Для сравнения, третье место, машиностроение и металлообработка, взяло планку в 200 млрд рублей и долю в 15,6%.

У пищевой промышленности в целом прекрасная динамика — 35,5%, это выше, чем у торгового сектора. Крупнейшим предприятием сектора в 2015 году оказалась «Группа Агроком», показавшая динамику 33%. Однако стоит учитывать, что львиную долю выручки группы составляют продажи «Донского табака», выросшие в прошлом году на 54% — во многом благодаря повышению акцизов. Но в пищёвке хватает и других динамичных компаний — все четыре кубанских сахарных завода («Успенский сахарник», «Сахарный завод “Ленинградский”», Тбилисский сахарный завод, «Викор») в прошлом году росли темпами от 36 до 150%. В большом плюсе — более 30% — маслоделы («Астон», «Пищевые ингредиенты», «Компания “Благо”») и виноделы («Фанагория» и «Кубань-Вино»). Из 27 компаний пищёвки лишь одна в 2015 году снизила выручку — Сочинский мясокомбинат. И только три компании закончили год с убытками. А из 10 компаний сферы АПК всего одна показала динамику прироста ниже 10%. Убыточных крупных компаний в сфере АПК в 2015 году не было.

Особенно красноречиво выглядит десятка самых динамичных компаний — половину списка в 2015 году занимают торговцы сельхозпродукцией. Причём за пределами десятки остался самый крупный из них — «Торговый дом “РИФ”» из Ростовской области, который в 2015 году вырос «всего лишь» в три раза, показав выручку в 50 млрд рублей. Немногим меньшими темпами росли в прошлом году южные порты и терминалы, через которые шла эта сельхозпродукция.

В десятке производителей юга России с наибольшим абсолютным приростом выручки по итогам 2015 года шесть связаны с АПК. Среди них лидером по росту выручки стало направление производства удобрений и азотных соединений: АО «Невинномысский азот» и ООО «Еврохим-Белореченские удобрения» приросли, соответственно, на 16 млрд рублей и на 6 млрд рублей.

Вторым по росту выручки видом деятельности стало производство растительных масел и их фракций. Здесь безусловными лидерами оказались ОАО «Астон» и ООО «Маслоэкстракционный завод Юг Руси», прибавившие 7,2 млрд рублей и 5,8 млрд рублей соответственно. Эти же компании стали всероссийскими лидерами экспорта масла, обеспечив стране третье место среди крупнейших экспортёров этой продукции в мире.

«Агрокомплекс им. Н. И. Ткачёва» в одиночку обеспечил себе рост больше, чем это смогли лидеры производства масла — он увеличил выручку на 12,1 млрд рублей. Однако в его случае сложно назвать одно конкретное направление деятельности, официально оно значится как «Смешанное сельское хозяйство». Из наиболее очевидных успехов: «Агрокомплекс» за последний год вошёл в топ-5 российских производителей сахара и в топ-5 крупнейших землевладельцев страны.

Наконец, третьей сферой деятельности по росту выручки, представленной одной компанией, стало производство сельскохозяйственной техники. ООО «КЗ “Ростсельмаш”» прибавило 5,6 млрд рублей, а совокупная выручка всех 13 предприятий, входящих в выстроенный на базе завода холдинг, выросла на 8,1 млрд рублей. Этот результат был обеспечен как грамотным руководством, вдохнувшим вторую жизнь в погибавший в конце 90-х годов завод, так и государственными субсидиями отрасли. На данный момент группа Константина Бабкина «Новое Содружество» контролирует также крупные донские заводы «Клевер», «Эмпилс», «Эмпилс-Цинк» и Ростовский прессово-раскройный завод.

Разная почва роста

Сложно назвать одну причину, которой обязаны своим успехом быстрорастущие компании — у всех свои истории. Говорить об экосистеме, способствующей развитию сектора АПК, ещё очень рано, можно лишь вычленить элементы, которые способствовали успеху тех или иных компаний. Сценарии трёх наиболее динамичных компаний юга России могут весьма убедительно продемонстрировать этот тезис.

Показателен фантастический рост «Торгового дома “РИФ”», который за 2015 год вырос с 16,1 сразу до 49,9 млрд рублей, став явлением не только на региональном, но и на федеральном уровне. Компания из Азова превратилась в крупнейшего экспортёра сельхозпродукции в России, подвинув «дочки» транснациональных компаний. По мнению экспертов, успех компании, который привел её к званию крупнейшего зернотрейдера Российской Федерации, связан с грамотно выстроенной логистикой. Малые суда из Азовского порта доходили до керченского и порта Кавказ, где перегружались на большие суда. Такой метод позволял «РИФу» закупать зерно по привлекательным для контрагентов ценам. Кроме того, компания вовремя провела реконструкцию зернового терминала под Азовом с наращиванием его мощностей с 30 до 108 тысяч тонн.

«Агрокомплекс им. Н.И. Ткачёва» в 2016 году стал номером два по масштабу в рэнкинге южных «газелей», а в 2015 году предприятие увеличило выручку более чем на 45% — до 38,7 млрд рублей. Это был год, когда «Агрокомплекс» быстро прирастал активами — летом 2015 года были приобретены два крупных сельхозпредприятия — ПАО «Зерносовхоз “Кущёвский”» и ЗАО «Кущёвское».

Динамика «Агрокомплекса», нашедшая отражение в исследовании, — во многом следствие активной скупки сельхозактивов на юге России, проведённой агрохолдингом в последние годы. Широкие базовые возможности и удачные приобретения — сценарий, который сложно было бы примерить к любому другому лидеру южных рэнкингов. Сейчас агрохолдинг воплощает в жизнь концепцию аграрного предприятия полного цикла — от поля до прилавка, и на данный момент темпы роста и масштаб проникновения на разные рынки у него только растут.

Третий пример — компания «Мегамикс», которая за 18 лет прошла путь от частного кооператива до одного из крупнейших игроков российского масштаба, занимающего 22% отечественного рынка. Только в 2015 году предприятие показало рост на 79% по отношению к показателям 2014 года, получив выручку в 5,6 млрд рублей. Здесь основным фактором роста являются хорошие темпы развития АПК страны в целом, но их, опять-таки, было бы недостаточно без удачных решений внутри компании.

Василий Фризен, генеральный директор ООО «Мегамикс», считает, что важнейшее условие успешного развития — сочетание безусловного качества продукта и сервиса, оно стимулирует лояльность потребителя. Он ссылается на доскональное знание рынка, использование высокотехнологического оборудования и комплексный подход к взаимоотношениям с клиентами.

Свой человек в государстве

Всего два года назад должность министра сельского хозяйства РФ называлась политологами «расстрельной», а назначение экс-губернатора Краснодарского края Александра Ткачёва на эту позицию политологами расценивалось отнюдь не однозначно. Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что, как минимум, для юга России это был один из тех факторов, которые непосредственно привели к росту агропромышленной отрасли.

Действительно, одна из главных проблем АПК на протяжении достаточно долгого времени заключалась в том, что у него не было сильных лоббистов на федеральном уровне. Об этом не раз говорили и сами аграрии — например, президент агросоюза «Юг Руси» Сергей Кислов. Среди основных претензий, которые аграрии предъявляли предыдущему главе Минсельхоза Николаю Фёдорову, — отсутствие реального опыта работы в отрасли. С этой точки зрения назначение Ткачёва, в молодости руководившего крупным аграрным предприятием, выглядело недвусмысленным сигналом со стороны федерального центра: мнение тех, кто работает на земле, будет услышано.

Смена стиля руководства в Минсельхозе стала заметна практически сразу. Главный политический «тяжеловес» макрорегиона ознаменовал собой целый ряд изменений. В 2015 году он поставил задачу увеличить экспорт сельхозпродукции из России, для чего была введена новая формула пошлины, которая подразумевала сохранение внутренних цен на уровне 12 тысяч рублей за тонну. В 2016 году, на фоне высоких урожаев, Россия стала мировым лидером по поставкам пшеницы на мировой рынок, обойдя по этому показателю Канаду и США.

Ещё одно направление — заградительные меры правительства, в частности, против турецких продуктов, для поддержки внутреннего производства овощей закрытого грунта. Александр Ткачёв пообещал, что эта политика будет сохраняться ещё в течение трёх лет, когда производителям нужно будет нарастить производство и закрыть большую часть российских потребностей в огурцах и помидорах. План: увеличить выпуск тепличных овощей с 800 тысяч тонн до 1,3 млн тонн в год, для чего бизнесу даны гарантии по сохранению текущих рыночных условий до 2020 года.

По оценкам Александра Ткачёва, инвестиционная активность в сельском хозяйстве за 2016 год выросла на 10%. За три года просубсидировано 850 инвестпроектов общей стоимостью 350 млрд рублей. Самыми проблемными категориями в стране на данный момент являются молоко и молочные продукты, уровень продовольственной безопасности которых снижается и составляет 79,9%, а также тепличные овощи и фрукты, которыми страна обеспечена лишь на 30%. Именно в этих направлениях государство и бизнес должны сосредоточить свои усилия. «Государство даёт хорошие импульсы и намёки, что эти сектора всё ещё дефицитны, — говорит Ткачёв. — Я думаю, пройдёт ещё пять лет, и каждый регион будет себя обеспечивать плодоовощной продукцией, что станет ещё одной нашей победой. Затем овощи и фрукты нужно двигать на экспорт, искать новые рынки сбыта и зарабатывать на этом». По его данным, эти сроки вполне реальны при сохранении нынешних темпов наращивания производства. Так, за последние три года темпы закладки садов увеличились в полтора раза, составив 15 тысяч га в 2016 году.

Конечно, не все направления разрабатываются такими же темпами. Не так успешно проходит работа по достижению продовольственной безопасности в области молочной продукции. Несмотря на предлагаемые субсидии и снижение срока окупаемости молочного производства с 15 до 8 лет, уровень продбезопасности по этому направлению снижается. Бизнес не готов поверить в это направление: в списках крупнейших инвестиционных проектов ЮФО и СКФО нет ни одного, ориентированного на производство молочной продукции.

Лидеры инвестиционной активности

В 2016 году количество инвестпроектов в сфере южного агропрома удвоилось (с 39 в 2015 году до 82) при росте на 20% в стоимостном исчислении (со 142 до 185,6 млрд рублей). Инвестиционный портфель АПК юга России впечатляет целым рядом крупных проектов с заявленным объёмом инвестиций более 5 млрд рублей. Однако сейчас практически все проекты реализуются своими силами: иностранные инвесторы, по большей части, предпочли покинуть крупнейшие аграрные проекты Юга. Вторая сложность — проекты, которые были запланированы до 2014 года, значительно прибавили в цене. Из-за этих двух факторов некоторые проекты отстают от изначально заявленных сроков.

Так, лидер по объёму инвестиций отраслевой проект ЮФО, который реализует ЗАО «Международная сахарная корпорация», изначально имел партнёра в лице французской Sucden (контролирует 20% мирового рынка сахара). Проект предполагает строительство сахарного завода мощностью переработки 12 тысяч тонн. В 2016 году стало официально известно, что участие французского гиганта в проекте приостановлено, поскольку «у заказчика нет достаточных средств». Попытки найти других зарубежных партнёров тоже не увенчались успехом, из-за чего строительство первого завода завершится на год позже заявленного изначально срока.

Строительство производственного комплекса по глубокой переработке зерна и производству аминокислот мощностью 250 тысяч тонн зерна в год и стоимостью 15 млрд рублей, реализуемое ООО «ДонБиоТех», лишилось немецкого партнёра Evonik Industries. К счастью, проект не умер: по данным руководства компании, из Германии при этом предоставили все необходимые технологии для продолжения реализации инвестпроекта. Задержка строительства на данный момент составляет два года.

Если же брать инвестиции в АПК на Юге в целом, то наиболее популярными направлениями сейчас являются птицеводство, тепличное производство и животноводство. При этом производство птицы в лидеры по объёмам средств, безусловно, выводят проекты Вадима Ванеева и ГК «Евродон». В этом году холдинг заканчивает реализацию второго по размеру проекта АПК юга России, промышленного комплекса по выращиванию индейки производительностью 60 тысяч тонн стоимостью почти 18 млрд рублей. Он же реализовал проект в этой же отрасли стоимостью 6,3 млрд рублей, предполагающий 67 тысяч тонн мяса индейки в год.

Крупнейшие инвестпроекты отрасли также включают производство инкубационного яйца компанией «Белая птица — Ростов» (6,9 млрд рублей), птицекомплекс в КБР (5,6 млрд рублей) и в Ингушетии (3,9 млрд рублей). Эти проекты входят в соответствующие рэнкинги крупнейших инвестпроектов СКФО и ЮФО, составленные аналитическим центром «Эксперт ЮГ».

Самые большие на данный момент теплицы строятся в Ставропольском крае, в частности, мегапроект ООО «Солнечный дар» с общим объёмом вложений в размере 29 млрд рублей. Проектная мощность: 75,7 тысячи тонн овощной продукции закрытого грунта в год. Также в регионе ООО «Агрокомплекс «“Восточный”» построит теплицу за 5,9 млрд рублей. Проекты от 5 млрд рублей реализуются в Адыгее (ООО «Тепличный комплекс “Велес”») и в Волгоградской области (ООО «Овощевод»).

В сфере переработки важным для АПК является ещё один проект столичного ООО «АПК “Станица”», собирающегося построить крупный свинокомплекс на 250 тысяч голов в Чертковском районе Ростовской области. Стоимость проекта определена в 12,5 млрд рублей. Инвесторы считают, что проект может окупиться за 10–12 лет на условиях коммерческого лизинга. Федеральный же лизинг позволит сократить этот срок вдвое.

Пробиваясь сквозь твёрдую почву

Рынок АПК сегодня чувствует себя несколько лучше, в отличие от многих других отраслей экономики, испытывающих серьёзный спад производства. Несколько секторов, например, производство свинины и индюшатины, испытывают кризис перепроизводства, являющегося результатом снижения спроса и перехода населения на более дешёвое мясо птицы, из-за девальвации рубля.

В то же время ответные меры в отношении ряда товаров благоприятно сказались на развитии целых направлений АПК. Молочная отрасль и животноводство в части крупного рогатого скота получили дополнительные стимулы для роста, увеличился экспорт зерна и товаров из зерна с высокой добавленной стоимостью, таких как мука. Появление новых азиатских рынков, вроде Китая и Ирана, открывает новые перспективы для агробизнеса.

Эксперты агропромышленного рынка предсказывают, что в ближайшее время сельскому хозяйству юга России не приходится рассчитывать на приток крупных инвестиций. Причиной этого называют закредитованность агропредприятий на фоне падения национальной валюты и оснащение АПК на 70% дорогостоящим импортным оборудованием и техникой, цены на которые в последние годы резко выросли.

При этом сложно игнорировать тот факт, что рост отрасли трудно назвать результатом системной работы. Скорее, АПК и пищёвка оказались главными выгодоприобретателями от санкционной борьбы. В частности, на данный момент рост компаний — это чаще всего результат личных предпринимательских компетенций их руководителей. Но снижение общего количества стремительно развивающихся компаний, сложности с иностранными инвестициями, зависимость от внешних обстоятельств говорят о том, что способность компаний к росту своими силами не безгранична. Переход малых компаний в разряд крупных остаётся исключением, а не закономерным явлением.

Для изменения этой тенденции нужно заниматься отбором и поощрением лидеров на самых ранних этапах. Южнороссийские регионы этим по большей части не занимаются, тогда как во всём развитом мире выращивание предпринимателей и новых бизнесов — огромная индустрия, в которую вовлечены власти, университеты, институты развития и т.д. Состояние других отраслей, которые и близко не могут похвастаться успехами АПК, однозначно подсказывает: нужно начать создавать у себя хотя бы элементы экосистемы, способствующей органическому росту компаний.

Другие публикации раздела: 10 лет новой экономической повестке

Нет комментариев. Ваш будет первым!