Информационное агентство / Аналитический центр

Токсичный элемент осетинской политэкономии

14.11.2018 | 12:11
|
23
текст Ксения Золотарёва

Пожар на крупнейшем металлургическом заводе в Северной Осетии стал поводом для акций протеста во Владикавказе. Повестку формируют резкие высказывания муниципальных властей, выступления экологов и неоднозначная позиция главы региона

Пожар на заводе «Электроцинк» (с 2014 года на 77,5% принадлежит ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК) миллиардера Искандера Махмудова), случившийся ночью 21 октября, полностью уничтожил ключевой в производственной цепочке предприятия цех электролиза. Завод приостановил работу минимум на полгода, а полторы тысячи сотрудников были отправлены в вынужденный простой с сохранением двух третей оклада. ЧП воскресило сразу несколько застарелых конфликтов. Новый толчок получило противостояние главы Северной Осетии Вячеслава Битарова и главы Владикавказа Махарбека Хадарцева. Активисты-экологи получили очередной повод требовать закрытия завода, а регион — переселения 4,5 тысячи жителей охранной зоны предприятия.

Пожар как повод

По предварительным оценкам экспертов, падение выручки предприятия из-за вынужденного простоя может превысить 2 млрд рублей. «Непосредственные потери от простоя производства могут быть оценены в виде снижения выручки от продаж примерно на 2,5 миллиарда рублей, а падение чистой прибыли за это время можно оценить примерно в 100 миллионов, — рассказал “Эксперту Юг” аналитик ГК “Финам” Алексей Коренев. — Однако фактические потери могут быть выше, так как полугодовой простой неизбежно выльется в снижение операционных и финансовых показателей и в следующие несколько месяцев».

Обширное возгорание — огонь охватил порядка 4,5 тысячи кв. м — вызвало серьёзное задымление, которое спровоцировало панику во Владикавказе: горожане начали спешно покидать город. По официальным данным республиканского управления Роспотребнадзора, превышение допустимой нормы концентрации загрязняющих веществ во Владикавказе зафиксировано не было. Несмотря на это, на улицы Владикавказа вышли несколько сотен человек с требованием закрыть вредное производство. Жителей поддержал глава города Махарбек Кадарцев, который потребовал перенести завод на Урал. Позже была сформирована правительственная комиссия по рассмотрению вопросов дальнейшей деятельности ОАО «Электроцинк». Основной задачей её работы названо «прекращение деятельности предприятия первого класса опасности, наносящего, по мнению экспертов, вред экологии и здоровью жителей Северной Осетии». Глава республики Вячеслав Битаров, изначально заявлявший, что завод не представляет экологический опасности, позже сменил позицию и не стал исключать возможности закрытия «Электроцинка» в случае, если руководство предприятия не сможет обеспечить экологическую безопасность. Он также отметил, что причиной ЧП мог стать поджог. Дальнейшего продолжения у этой версии, впрочем, не возникло.

Как «Электроцинк» делали менее вредным

Учитывая масштаб предприятия, оказавшегося в центре конфликта, а также степень социального напряжения в столице республики, пожар отразился на социально-политической обстановке в республике. Во-первых, сформированная после пожара правительственная комиссия предложила региональному Роспотребнадзору потребовать от ОАО «Электроцинк» организовать километровую охранную зону вокруг предприятия. Это подразумевает переселение 4,5 тысячи человек. Де-юре руководство завода должно было сделать это ещё три года назад, в соответствии с мировым соглашением, заключённым с надзорным ведомством и республикой в рамках арбитражного производства, которое началось после аварии на предприятии в 2009 году. Тогда в результате выброса диоксида серы предельная концентрация отравляющего вещества в атмосфере Владикавказа была превышена в 10 раз. В рамках соглашения ОАО «Электроцинк» в соответствии с утверждённым графиком должно было организовать и благоустроить санитарно-защитную зону до 31 декабря 2015 года, а затем отчитаться о проделанной работе.

По словам Николая Ходова, который руководил «Электроцинком» до 2003 года, вопрос санитарной зоны вокруг завода поднимался ещё в 70-х годах прошлого века. «Во время первых пятилеток речь об экологии не шла. Потом стали обозначать санитарно-защитную зону, и тогда в ней оказалась часть города с жилыми домами. Министерство цветной металлургии СССР денег на переселение не давало, поэтому мы пошли по пути снижения выбросов, чтобы в этой километровой зоне были приемлемые показатели ПДК по вредным веществам. Так, например, в 80 году был построен новый импортный сернокислотный цех. В 1977 году, когда я заступил на предприятие главным инженером, выбросы пыли и газа составляли около 70 тысяч тонн в год, а к 2003 году мы снизили выбросы до 8 тысяч. С тех пор, я думаю, выбросы не увеличивались», — подчеркнул он.

В 2004 году, когда в состав акционеров ОАО «Электроцинк» вошла УГМК, работа по модернизации производства продолжилась. Как рассказывал «Эксперту ЮГ» экс-директор предприятия Сергей Загребин, ремонтный фонд и капвложения в завод в 2004 году составили 420 млн рублей. К 2007 году эта цифра выросла до миллиарда рублей в год. К весне 2016 года вложения УГМК в модернизацию «Электроцинка составили порядка 13 млрд рублей. Были модернизированы сернокислотный цех и система пыле- и дымоулавливания, что позволило предприятию улавливать и утилизировать порядка 99,99% отходящих газов — этот показатель существенно ниже ПДК на протяжении нескольких лет. Также завод практически полностью перешёл на оборотную систему водоснабжения, то есть не берёт воду для технических нужд из внешних источников, а очищает и использует повторно. Как сообщили «Эксперту ЮГ» в пресс-службе УГМК, в 2017 году на предприятии была запущена ещё одна программа модернизации производства, рассчитанная на срок до 2022 года, с совокупным объёмом вложений в 10 млрд рублей. На территории завода запланировано строительство нового цеха электролиза цинка. Для этого до конца нынешнего года демонтируют объекты свинцового производства, которое не действует около двух лет.

Или закрыть, или перепрофилировать

По мнению руководителя социально-экономической группы комиссии, депутата республиканского парламента Зелимхана Ватаева, отселение нескольких тысяч человек — заведомо невыполнимое условие. Поэтому он предложил обсудить дальнейшую судьбу «Электроцинка» с владельцем предприятия. «Я предложил, чтобы из комиссии отобрали несколько человек и поехали, встретились с собственником. Надо с глазу на глаз переговорить, объяснить ситуацию, мнение народа, и чтобы не было вот этой возни, судов и тому подобного, и просто пойти на мировую», — отметил депутат.

На закрытии предприятия настаивает Махарбек Хадарцев. По мнению главы Владикавказа, финансировать этот процесс должна УГМК. «В относительно скромном республиканском бюджете нет и долго не будет денег на устранение последствий многолетней вредительской деятельности завода. И, тем не менее, предприятие надо остановить и полностью демонтировать, — сформулировал свою позицию относительно дальнейшей деятельности “Электроцинка” Хадарцев (цитата пресс-службы). — Переучить и трудоустроить на средства УГМК работников завода. В противном случае обязать собственников УГМК пожизненно платить заработную плату бывшим сотрудникам завода. С помощью профильных учёных провести комплекс мероприятий по снижению ПДК, находящихся в почве веществ к уровню допустимых, вплоть до бетонной консервации. Кардинально, в максимально сжатые сроки, решать вопрос со всеми отвальными полями и хвостохранилищами. Здесь как раз и можно задействовать рабочих закрытого завода. Учитывая, что клинкера там от трёх до пяти миллионов тонн, работой они будут обеспечены надолго. Провести рекультивацию почвы в трёхкилометровой зоне, в окружности завода. Провести биопрофилактику населения, опираясь на мировой опыт решения подобной проблемы».

Противостояние «пивных королей»

Махарбек Хадарцев подчёркивает, что экономический эффект от деятельности завода для республики слишком мал, чтобы противопоставлять его пагубному экологическому воздействию. «Бюджет республики в 2017 году составил почти 24 миллиарда рублей. Вклад “Электроцинка” в него составляет порядка 200 миллионов рублей (по данным пресс-службы УГМК, за 2017 год предприятие перечислило в бюджет республики и Владикавказа 330 млн рублей. — «Эксперт ЮГ»). Это меньше одного процента. Более того, и основные налоги УГМК платит в субъекте по месту нахождения головного предприятия. А это Свердловская область, город Верхняя Пышма», — отметил г-н Хадарцев.

Ряд экспертов полагает, что позиция главы Владикавказа продиктована противостоянием с Вячеславом Битаровым. По данным издания «Версия», это соперничество началось ещё до того, как оба вышли на политическую арену, и ограничивалось конкуренцией на рынке. По данным ИАС Seldon.Basis, Махарбек Хадарцев владеет пивоваренным заводом «Дарьял» (по итогам 2017 года выручка компании составила 196 млн рублей, чистая прибыль — 28 млн рублей). Вячеславу Битарову, в свою очередь, на 100% принадлежит пивоваренный дом «Бавария» (в 2017 году выручка предприятия составила 34 млн рублей, чистая прибыль — 5,4 млн рублей). Когда Битаров возглавил республику, Хадарцев выступил с резкой критикой ряда его управленческих решений.

Политолог Роман Базиков считает, что в данном конфликте есть ряд выгодоприобретателей, при условии, что ЧП было случайностью, а не поджогом. «Каждый пытается что-то выжать из случившейся катастрофы. Местное руководство завода, как пострадавшая сторона, попытается привлечь средства от головной компании на ликвидацию последствий пожара, а местные элиты — получить рычаг влияния на своих противников, а также дополнительные инвестиции либо на модернизацию предприятия, либо на переселение из опасной зоны. Более того, могут появиться и другие лица, которые попытаются использовать ситуацию в свою пользу», — отметил эксперт.n

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!