Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Семь вызовов для нового главы Дагестана

20.10.2017 | 14:10
|
44
текст Алексей Быков

Неожиданное для большинства экспертов назначение вице-спикера Госдумы Владимира Васильева врио главы Дагестана даёт надежду на решение вопросов, накопившихся с прежних времён. «Эксперт ЮГ» постарался кратко изложить основные вызовы для нового руководителя республики

3 октября президент РФ Владимир Путин назначил врио главы Дагестана вице-спикера Госдумы, председателя фракции «Единая Россия», бывшего председателя комитета Госдумы по безопасности и генерал-полковника милиции в отставке Владимира Васильева. Кандидат ранее не рассматривался в роли возможного главы республики: главным претендентом считался бывший полпред СКФО, заместитель директора Росгвардии Сергей Меликов. Тем не менее, Васильев сейчас оценивается как наиболее удачная фигура для решения основных проблем Дагестана. Его характеризуют как уникального для региона «политического тяжеловеса». Это первый в истории Дагестана с 1948 года глава, который не является выходцем из этой республики. По мнению экспертов, это даёт ему определённую свободу действий для решения ряда наболевших проблем. Вот они:

Коррупция

По мнению ряда экспертов, коррупция считается главной проблемой Дагестана. Она обращает на себя внимание и в данных статистики Генпрокуратуры. В прошлом году в республике было зарегистрировано 2,1 тысячи преступлений экономической направленности, что составляет 14% от общего числа преступлений в регионе. При этом по России этот показатель составляет 6,5% (-6,5% к 1 полугодию 2016 года). В Дагестане с начала года уже зарегистрировано 1,8 тысячи преступлений, их доля уже выросла до 18%.

«Коррупция — главный тормоз экономического развития Дагестана. Рост возможен только через борьбу с коррупцией и кланами. Если сформулировать иначе — новому главе предстоит расчистить строительную площадку для новой экономики, — говорит директор Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН Сергей Дохолян. — Но у меня оптимистичные ожидания по поводу нового главы на этом поприще. Само назначение такого человека на пост главы Дагестана — это уже признание чрезвычайной ситуации в республике. Владимир Путин дал понять, что понимает происходящее в республике, и озабочен этими процессами. Я думаю, президент ясно обозначил, что Владимир Васильев будет полностью обеспечен ресурсно, ему даётся “карт-бланш”».

Высокая степень дотационности

Этот вопрос неоднократно поднимал бывший глава республики Рамазан Абдулатипов. Например, в 2017 году регион должен получить из федерального бюджета более 52 млрд рублей на выравнивание бюджетной обеспеченности. По данным Института социально-экономических исследований ДНЦ РАН, это самый крупный размер госпомощи. Кстати, на втором и третьем месте по этому показателю идут соответственно Чечня (22 млрд рублей) и Ставропольский край (17,4 млрд рублей). Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов описывает это так: «Дефицит источников саморазвития экономики, невозможность в полной мере влиять на распределение федеральных финансовых потоков».

Частично эту проблему может решить вывод бизнеса из теневого сектора. «Регион на самом деле далеко не бедный. Просто многие финансовые потоки находятся в тени», — отметил глава коммуникационного холдинга Minchenko consulting, известный российский политолог Евгений Минченко. Эту проблему пытался решить Рамазан Абдулатипов, у которого одним из главных пунктов программы развития республики была полная инвентаризация движимого и недвижимого имущества, а также упорядочивание учёта земельных участков. Однако доля теневой экономики Дагестана, по различным оценкам, до сих пор составляет до половины ВРП.

Низкая инвестиционная привлекательность

По мнению Сергея Дохоляна, единственным крупным высокотехнологичным инвестпроектом Дагестана, реализованным за последние 25 лет, стал Каспийский завод листового стекла, но в 2015 году его руководство подало на банкротство, сейчас на предприятии введена процедура наблюдения. Крупнейший инвестпроект республики стоимостью 20 млрд рублей, «Дагагрокомплекс», признали банкротом в 2017 году. Хотя инвестиционный климат республики удалось улучшить — в конце 2016 года рейтинговое агентство «Эксперт РА» повысило инвестиционную привлекательность Дагестана с самой низкой оценки (3D, низкий потенциал — экстремальный риск) до более высокой категории 3C1 (пониженный потенциал — высокий риск), — новых крупных инвесторов по-прежнему нет.

При первой встрече Владимира Васильева с правительством и парламентом Дагестана новый врио главы пообещал дополнительное финансирование по нескольким направлениям, а также повышенное внимание со стороны федерального центра. Он указал, что уже есть договорённости, в рамках которых «в Дагестан будут приезжать как раз те министры, которые ранее не приезжали». Возможно, именно это и станет толчком для изменения инвестиционного климата в республике. Скорее всего, Владимир Васильев имеет в виду министра экономического развития РФ Максима Орешкина, которого в своём «прощальном» выступлении упоминал Рамазан Абдулатипов: «Мы первое место занимаем в стране по темпам промышленного развития (подробно читайте об этом на стр. 54. — “Эксперт ЮГ”). Кто-нибудь об этом знает в России? Министр экономики за четыре года был в Дагестане хоть раз?».

Отсутствие социальных перспектив

Шамиль Джафаров, руководитель Московского кавказского клуба (общественно-консультативная площадка, созданная в 2015 году по инициативе Центра современной кавказской политики), считает чрезвычайно важной проблемой низкую занятость населения и малые перспективы для молодёжи: «Это общая беда для страны, но в Дагестане она особенно острая из-за большого числа молодых людей: в республике их порядка 900 тысяч человек. Эти люди должны быть заняты, у них должна быть перспектива, удовлетворяющая свойственные жителям республики пассионарность и амбициозность. Новому руководителю нужно хотя бы показать эту перспективу: выучишься — будет работа, ведёшь себя по правилам — можешь участвовать в каких-либо решениях».

Сергей Дохолян говорит о низкой престижности работы на промышленных предприятиях Дагестана. По его данным, ряд ключевых заводов республики испытывает кадровые затруднения с кадрами: «Завод имени Гаджиева, бывший одним из ключевых оборонных предприятий республики, сейчас имеет проблемы с кадрами. Директор завода постоянно жалуется на то, что на производстве очень много пенсионеров, а молодёжь не хочет идти на завод. Низкая привлекательность работы на заводе — это серьёзная проблема, без решения которой обеспечить высокие темпы развития крайне сложно».

Кумовство и клановость

Эксперты отмечают, что новому главе придётся заняться республиканским аппаратом управления как с точки зрения борьбы с клановостью, так и с точки зрения повышения его эффективности. «В рамках создания площадки для роста, — считает Сергей Дохолян, — Владимиру Васильеву придётся заняться созданием более эффективной системы государственного управления и формированием кадровой политики по профессиональным, а не по этническим признакам».

«Понятно, что каждый руководитель выстраивает систему управления под себя, это общее для смены власти в любом регионе, — отметил Шамиль Джафаров. — Посмотрим, как Владимир Васильев оценит сложившийся аппарат управления». При этом руководитель Московского кавказского клуба отметил, что не «удивился бы», если серьёзных перемен в составе дагестанского правительства не произойдёт.

Преступность

Хотя обеспечение безопасности ни один из экспертов не указывал как первоочередную задачу, стоящую перед руководством Дагестана (число преступлений в республике снижается на долю до 15% ежегодно), однако это напрямую влияет на инвестиционную привлекательность. Новому главе предстоит обеспечить «высокий уровень социальной защиты жителей Дагестана и соблюдения договорённостей в обществе», говорит Сергей Дохолян.

Михаил Виноградов напоминает и о террористической угрозе: «Дагестан регулярно сталкивается с подчёркнутым вниманием центра к теме отъезда жителей республики за границу с целью участия в ИГ (организация, запрещённая в РФ. — “Эксперт ЮГ”). Это один из индикаторов неблагополучия, но в то же время, возможно, несколько разряжает ситуацию в самой республике)». При этом он отметил, что ситуация в Дагестане должна оставаться относительно устойчивой при нынешнем уровне динамики проблем, а вот при резком её нарастании власть «вряд ли будет готова».

Криминальная обстановка царит и вокруг крупнейших промышленных предприятий республики. Например, в июне 2016 года пресс-служба «Транснефти» распространила сообщение о «проблемных ситуациях» при перевалке нефти на терминале АО «Дагнефтепродукт». Из-за «бездействия республиканских административных структур» фактически «закрывается экспортный поток нефти Каспия через единственную инфраструктуру Российской Федерации, принадлежащую государству», сообщала компания.

Плохая экология

Если вопросы безопасности в Дагестане обычно на слуху, то о проблемах экологии республики зачастую забывают. Тем не менее, в 2016 году, во время последней рабочей встречи в Кремле президента РФ Владимира Путина и Рамазана Абдулатипова, речь шла в первую очередь о массовом отравлении жителей Махачкалы сточными водами, которые попали в систему водопровода из-за подтопления. Кроме того, столица республики известна проблемами с утилизацией коммунальных бытовых отходов — первой причиной этому является отсутствие санкционированных мусорных полигонов в Дагестане. Два года назад глава минприроды Дагестана Набиюла Карачаев признал, что в республике сложилась «критическая ситуация с утилизацией отходов».

Ранее региональное правительство сообщало, что очистные сооружения приморских городов Дагестана, построенные в 1950–1980 годах, работают с перегрузками, требуют реконструкции или восстановления. В результате этого ежегодно в Каспийское море сбрасывается около 80 млн куб. м загрязнённых сточных вод (данные государственной статистической отчётности «2ТП-водхоз») и около 100 тысяч тонн загрязняющих веществ.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!