Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Повестку на Юге сделали федералы

18.12.2017 | 11:12
|
641
текст Сергей Кисин, Владимир Козлов, Олеся Меркулова, Евгений Ракуль

Константин Аверин из АФК «Система», владелец «Кубань-Вино» Александр Аристов, управляющий «Роствертола» Пётр Мотренко, директор Ростовской АЭС Андрей Сальников, глава новой авиакомпании «Азимут» Павел Удод — так выглядит пятёрка людей года на юге России по версии журнала «Эксперт ЮГ»

По итогам каждого года «Эксперт ЮГ» называет людей, которые внесли наибольший вклад в деловую жизнь региона. Их коллективный образ складывается в образ героя нашего времени. В 2013 году это были абсолютно непубличные фигуры от бизнеса, в 2014-м — администраторы и федералы, в 2015-м — публичные люди, строящие экосистему вокруг своего бизнеса, в 2016-м — капиталисты, верящие в перспективы малой родины и национальной экономики. В 2017 году налицо редкая определённость в образе главного героя — это во всех случаях представитель федерального бизнеса.

За каждым из людей года стоит мощь федеральной структур. Константин Аверин стал человеком, который собрал на Юге империю агрохолдинга «Степь», входящую в АФК «Система». Основатель винного холдинга «Ариант», уралец Александр Аристов в прошедшем году лучше всего персонифицировал успехи южного виноделия. Управляющий директор растущего безумными темпами «Роствертола» Пётр Мотренко представляет мощь государственного холдинга «Вертолёты России». Павел Удод, бывший топ-менеджер авиакомпании «Якутия», создал новую — «Азимут», с пропиской в только что отстроенном донском аэропорту «Платов». Генеральный директор Ростовской атомной станции Андрей Сальников окончил стройку, которая длилась без малого 15 лет. За каждым из этих людей — федеральный опыт или структура. Несмотря на частичную инвестиционную разморозку после кризиса, региональные инвесторы пока в 2017 году не могли конкурировать по значимости сделанного с федеральными игроками.

Как разрасталась «Степь»

Для бывшего председателя правления и генерального директора агрохолдинга «Степь» (входит в АФК «Система») Константина Аверина 2017 год стал одним из наиболее динамичных по ряду причин. Во-первых, компания стала самым активным покупателем земель сельхозназначения на Юге: приобретено 65 тысяч гектаров сельхозугодий. Во-вторых, агрохолдинг продолжил инвестировать в развитие нового направления — зернотрейдинга, приобретая элеваторные комплексы в Ростовской области у компании «Ростзернотранс». Сам Аверин в конце ноября уступил оперативное управление холдингом Андрею Недужко и теперь сосредоточится на стратегии развития агрохолдинга.

«Главным достижением уходящего года я считаю стремительный рост земельного банка, приобретение значительного количества хорошей, качественной земли», — признался г-н Аверин «Эксперту ЮГ». По его словам, в ближайшей перспективе холдинг нарастит эти показатели до 500 тысяч гектаров. «Хотя цифры здесь не самое главное. Главное — это качественные сельхозугодья на юге России для развития производства», — отмечает Аверин. Компания занимает сейчас, по данным BEFL, восьмую строчку в рейтинге крупнейших землевладельцев с земельным банком общей площадью 380 тысяч гектаров и намеревается войти в пятёрку. Активы агрохолдинга расположены в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях, а также в Карачаево-Черкесии. Область её интересов — растениеводство, зернотрейдинг, овощеводство, садоводство и молочное животноводство.

«Степь», вошедшая лишь два года назад в состав АФК «Система», ныне стала уже вторым по размеру землевладельческим холдингом (после «Агрокомплекса имени Н. И. Ткачёва») на юге России. Только за 2016 год она нарастила банк сразу на 208 тысяч гектаров (с учётом активов совместной с семьёй Луи Дрейфус компании «РЗ Агро»), вложив в покупку 7,9 млрд рублей. В 2017 году общий земельный банк вырос ещё на 65 тысяч гектаров, в том числе благодаря приобретению на Ставрополье хозяйств «Заветное» и «Ульяновец» (20 тысяч гектаров). На покупку этих земель, по данным «Коммерсанта», ушло 1,8 млрд рублей. Всего же в 2017 году холдинг собирался потратить свыше 3 млрд рублей на модернизацию мощностей и развитие своих четырёх основных бизнесов — производства молока, овощеводства, садоводства и растениеводства. Выручка уходящего года ожидается на уровне 12 млрд рублей (8,36 млрд рублей в 2016 году).

Все хозяйства для покупки выбирал лично Константин Аверин: «Сначала мы приобретали земли, демонстрирующие высокую урожайность и при этом имеющие потенциал роста урожайности, прибыли и EBITDA. Сейчас смотрим также на земли со средним уровнем урожайности, которые могут находиться и в центральной части России».

Трудовая биография Константина Аверина — словно живая иллюстрация социально-экономических сдвигов, которые происходили в стране на рубеже 1980–1990 годов, а также в конце 90-х — начале 2000-х. В 1987 году он работает электромонтёром на Новочеркасском заводе синтетических продуктов, а в 1990 году становится директором филиала Кредо-банка. В 1996 году возглавляет ГК «Концерн Стелла». Одним из основных активов группы был Стелла банк, у которого в 2016 году ЦБ РФ отозвал лицензию. Правда, за несколько месяцев до этого Аверин продал свою долю в этом банке. С 2002 года Константин Аверин занимался сельским хозяйством (начиная с покупки нескольких хозяйств, объединённых в ГК «Степь», в Краснодарском крае). В 2015 году основные доли в этих хозяйствах приобрела АФК «Система», а Константин Аверин стал гендиректором нового холдинга на их базе.

Расширение земельных угодий позволило «Степи» в минувшем сельхозсезоне войти в число заметных зернотрейдеров России — на экспорт было отправлено 80% из произведённых 500 тысяч тонн зерновых по итогам 2016–2017 сельхозгода. Другими ключевыми проектами в регионе, которые курирует г-н Аверин, являются развитие молочного животноводства и тепличного бизнеса. Государственные преференции последних лет в обеих сферах позволили «Степи» достичь серьёзных успехов. Фуражное поголовье в 2014-16 годах выросло с 3 до 3,7 тысячи голов. В планах компании строительство молочно-товарной фермы в Павловском районе Краснодарского края на 1900 голов дойного стада, а также мегафермы на 3 тысячи голов, что позволит в перспективе довести общее поголовье до 13 тысяч.

«Наше молочное производство получило еврономер (лицензию), что позволяет нам поставлять продукцию на экспорт в Европу, — рассказывал “Эксперту ЮГ” руководитель “Степи”. — За таким молоком хороший производитель выстраивается в очередь. Поэтому у нас есть долгосрочные контракты, мы ведём поставку нескольким производителям. Это мощные предприятия, которые с удовольствием и 200 тысяч тонн молока у нас купят».

Другим важным проектом на Юге станет модернизация агрокомбината «Южный» с удвоением его мощностей до 80 тысяч тонн в год. Эмбарго на поставки турецких томатов обнадёжило производителя, который сосредоточился на выращивании в КЧР огурцов и помидоров.

«Защита внутреннего рынка для отечественных производителей должна существовать, — уверен г-н Аверин. — В противном случае мы можем не заметить, как та или иная страна, наш сосед, создаёт очень хорошие внутренние условия для своего производителя, и этот производитель становится сверхконкурентным на нашем рынке. Яркий пример — по яблокам в Польше. Когда тот или иной инвестор в Польше приступает к реализации садового проекта, он может компенсировать до 75 процентов своих прямых инвестиций, а то и больше. В России компенсируется, грубо говоря, 7 процентов инвестиций. Отсюда и возможность у польских производителей продавать яблоки практически на 30–40 процентов дешевле, чем у российских производителей».

Действия руководства «Степи» на Юге всего за пару лет позволили ей стать одним из главных игроков на агропромышленном рынке страны, с дальнейшими перспективами роста.

Кубанский винный ренессанс

Одним из главных трендов уходящего года можно с уверенностью назвать расцвет кубанского виноделия. Персонифицирован он может быть основателем винного холдинга «Ариант» Александром Аристовым.Его группа сегоднявключает три крупнейших предприятия отрасли (ООО «ЦПИ Ариант», ООО «Кубань-Вино», ОАО «Агрофирма “Южная”», первые два — винодельни), объединяющие 60% виноградников на территории России — и главным образом на Таманском полуострове, где совокупные площади виноградников на 2017 год составили 7,56 тысячи гектаров. Аристов — крупнейший владелец виноградников в России и один из крупнейших в Европе.

Уральский бизнесмен Александр Аристов стал инвестировать в собственные виноградники в начале «нулевых», когда отечественной винной продукции на прилавках практически не было. Постепенно объёмы производства выросли настолько, что холдинг надолго закрепился в лидерах. По данным центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя ЦИФРРА, «Кубань-Вино» за первые шесть месяцев 2017 года было произведено 1,4 млн дал тихих вин, что составляет 9,4% в общем объёме произведённого в России вина. Доля внутреннего производства российских тихих вин на рынке выросла с 62,4% в 2013 году до 73,6% в 2016-м.

Холдинг «Ариант» Аристов создал совместно с другим челябинским бизнесменом Юрием Антиповым. Полный перечень их активов не раскрывается. Ранее Forbes включал «Ариант» в рейтинг крупнейших российских непубличных компаний с оценкой выручки в 56,8 млрд рублей в 2012 году. В последующие годы Forbes перестал учитывать «Ариант» из-за невозможности корректно посчитать выручку холдинга. У «Арианта» две основные сферы деятельности: ферросплавы и продукты питания. Продуктовое направление холдинга можно условно разделить ещё на три подразделения: производство мясных продуктов, фирменная сеть продуктовых магазинов «Ариант» в Челябинской, Свердловской областях и Башкирии, а также винный бизнес.

В 2017 году «Ариант» начал реализацию на Тамани масштабного инвестпроекта с запуском собственного питомника мощностью 3,2 млн прививок в год (с перспективой удвоения этого количества уже в 2018 году) и расширением площадей виноградников в течение 10 лет с 7,5 до 10,2 тысячи гектаров. Это позволит полностью уйти от импортных саженцев и замкнуть «винодельческий цикл» в пределах Таманского полуострова. Кроме того, компания планирует начать продажу саженцев российским виноделам.

«Я всегда был уверен, что такая развивающаяся и культурная страна, как Россия, обязательно начнёт переходить на здоровый образ жизни, в котором вино заместило бы водку. Что сейчас и происходит! Сегодня можно смело сказать, что винный холдинг “Ариант” является № 1 в виноградарстве. И не только в России, но и в Европе — с таким объёмом виноградников», — рассказывал Аристов в интервью РБК в 2015 году.

Нельзя сказать, что процесс шёл гладко. В 2006 году г-н Аристов вынужден был избавиться от другого «знакового» винодельческого актива — «Абрау-Дюрсо», продав его компании бизнес-омбудсмена Бориса Титова. «На тот момент мы, наверное, не были готовы в него инвестировать и развивать — мы активно вкладывали деньги в виноградарство, — признавался Александр Аристов. — Виноградники тогда находились у государства, их было мало. Поэтому мы заострили своё внимание на Таманском полуострове, на развитии виноградарства».

Важнейшим показателем активизации деятельности компании стало заметное сокращение в Россию импорта виноматериалов — с 31,6 млн дал в 2008 году до 19,3 млн дал в прошлом году. Это означает, что при росте производства российских вин всё большая его доля производится из автохтонных саженцев Темрюкского и Анапского районов.

Руководство холдинга за 10 лет инвестировало в южное виноделие свыше 100 млн долларов, привлекло известного энолога Луку Заваризе, под руководством которого была проведена тщательная селекция сортов, использована уникальная методика применения свежего виноградного сусла и получен продукт, максимально приближённый к стилю игристых вин региона Просекко.

Вложения в отрасль позволили холдингу войти в число российских виноделен, производящих свыше 1 млн дал вина в год, и в 2016 году консолидировать 7,66% (2,8 млн дал) отечественного рынка тихих вин, что на 2,5% больше, чем годом ранее. В производстве игристых вин «Ариант» также прочно осел в топе с объёмом выпуска 1,13 млн дал (7,66%) в прошлом году. Учитывая, что практически все лидеры в производстве тихих вин работают в таманском терруаре («Ариант», «Фанагория», «Юбилейная», «Абрау-Дюрсо», «Мысхако» и др.), эта зона постепенно превращается в «русское Бордо».

В лидеры же постепенно выбирается именно холдинг Александра Аристова. По итогам прошлого года, на фоне некоторого снижения выпуска тихих вин (с 41,2 до 37 млн дал) его компании в Темрюке и Старотитаровской продемонстрировали рост сразу на 38%.

Благодаря приобретению в начале 2016 года самого крупного и современного винзавода России «Русский Азов» (годовой объём производства — 50 млн бутылок), «Ариант» удвоил мощности.

Преемник великих вертолётчиков

Одно из самых динамично развивающихся промышленных предприятий Юга в 2016–2017 годы — завод «Роствертол», возглавляемый Петром Мотренко.

Расцвет одного из мировых лидеров в производстве боевых ударных и транспортных вертолётов ПАО «Роствертол» (входит в холдинг «Вертолёты России» госкорпорации «Ростех»), как правило, связывают с именами двух его постсоветских руководителей — Михаила Нагибина и Бориса Слюсаря. При них предприятие из предбанкротного состояния начала 90-х годов уже к началу нынешнего века вышло в ряд крупнейших авиастроительных заводов Европы. Оба гендиректора много сделали для его финансового оздоровления и продвижения продукции на мировые рынки. Именем первого из них назван проспект, на котором расположен завод, именем второго предполагается назвать сам «Роствертол». Оба превратили завод в градообразующее предприятие и были политическими фигурами, вхожими в самые высокие кабинеты. Третьим в этом ряду можно поставить нынешнего управляющего директора (с 2014 года) предприятия Петра Мотренко, поддержавшего курс предшественников на создание одного из лидеров отечественной военной индустрии.

В рэнкинге «Эксперта ЮГ» в 2017 году предприятие вошло в топ-10 компаний юга России по итогам 2016 года с наибольшим приростом выручки. В 2016 году выручка предприятия увеличилась почти в 1,5 раза, достигнув 84,3 млрд рублей, а чистая прибыль выросла в 2,5 раза — до 18,6 млрд рублей. В этом же году финансовые показатели также растут: выручка завода по итогам 9 месяцев уже составила 82,5 млрд рублей.

Г-н Мотренко долгое время работал первым заместителем гендиректора, курируя финансовые, коммерческие вопросы и задачи модернизации предприятия. Как раз при нём отечественные ВКС стали массово закупать у «Роствертола» новые типы боевых ударных вертолётов семейства Ми-28Н. В Ростове также начались испытания транспортного вертолета Ми-26Т2 грузоподъёмностью до 20 тонн. Прежняя версия Ми-26 выходила в различных модификациях (МЧС, пожарный, санитарный, десантный, транспортный и пр.) и пользовалась спросом в Латинской Америке, Азии, Африке.

«Роствертол» за последние годы существенно расширил географию присутствия, работая практически на всех континентах Земли. Параллельно руководство завода начало реализовывать амбициозный проект создания вертолётного кластера на базе бывшего военного аэродрома города Батайска на левом берегу Дона стоимостью 20 млрд рублей. Там будут расположены лётно-испытательная станция, сборочное производство машин модификаций Ми-28, Ми-35, Ми-26 и цех по производству лопастей и других изделий из композитных материалов.

К 2020 году в составе кластера будут функционировать шесть производственных предприятий, в том числе центр поддержки эксплуатации вертолётной техники Минобороны РФ в ЮФО, сборочное производство перспективного среднего вертолёта, центр обучения специалистов в рамках военно-технического сотрудничества.

В аналитическом прогнозе до 2030 года, представленном в материалах компании, говорится: «Целый ряд стран располагают устаревшими военными вертолётами, срок службы и ресурс которых приближаются к завершению. Поэтому, несмотря на сокращение бюджетов, мировой рынок военных вертолётов в течение прогнозируемого периода будет расти». Всё это — хорошие новости для завода.

Атомщик, который закончил стройку

Героем уходящего года заслуженно можно считать и генерального директора Ростовской атомной станции (концерн «Росэнергоатом») Андрея Сальникова. В уходящем году под его руководством завершается крупнейший инвестпроект юга России начала нового тысячелетия — 4 энергоблок.

Строительство атомной станции — процесс весьма небыстрый, занимающий порой десятилетия. Не каждому управленцу выпадает пройти этот путь от начала до конца. Нынешний генеральный директор Ростовской АЭС в атомную отрасль пришёл сразу после окончания института в августе 1986 года — спустя четыре месяца после катастрофы на Чернобыльской АЭС. В Ростовскую область он попал в 2000 году, когда после десятилетнего простоя недостроенный 1 энергоблок Волгодонской АЭС (прежнее название РоАЭС) был расконсервирован, и возобновилась реализация самого дорогого энергетического объекта на юге России. Здесь он прошёл путь от начальника смены блока до генерального директора (2012 год).

В последние годы существования СССР общая сумма капитальных вложений в строительство АЭС при планируемой мощности 4000 МВт в ценах 1991 года была определена в размере 1,84 млрд рублей. В новое время только на 3 и 4 энергоблоки (ввод в эксплуатацию 2014–17 годы) потрачено порядка 175 млрд рублей. Сумма, сопоставимая с официальными расходами на проведение Олимпиады в Сочи (214 млрд рублей). Значимость и освоение в регионе столь внушительных средств переоценить сложно. РоАЭС станет крупнейшим объектом генерации на Юге.

За эти годы Сальникову предстояло решить сразу несколько сложнейших задач. Например, оснастить 3 и 4 энергоблоки реакторами нового поколения, отличающимися от тех, которые стояли на первых двух реакторах. Интересно, что изначально, согласно Федеральной целевой программе «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007—2010 годы и на перспективу до 2015 года», планировалось, что на 3 и 4 энергоблоках РоАЭС будут установлены реакторы нового образца — ВВЭР-1200 проекта АЭС-2006. Такие работают на Нововоронежской, Ленинградской, Балтийской, Белорусской АЭС. Однако в 2009 году руководством «Росэнергоатома» это решение было изменено в пользу установки серийных энергоблоков ВВЭР-1000 с реакторной установкой типа В-320 и с усовершенствованными парогенераторами ПГВ-1000М. Дело в том, что на 3 энергоблоке установлен такой же реактор, как и на двух первых (ВВЭР-1000), но с возможностью увеличения его мощности до 1,1 ГВт. Но, в отличие от двух первых энергоблоков, система охлаждения которых замкнута на пруд-охладитель, для 3 и 4 блока построены специальные башенные испарительные градирни. Преимущество градирен перед прудом-охладителем — отсутствие влияния на природные водоёмы, что в своё время вызывало серьёзные нарекания у местных экологов.

Пока шла активная фаза монтажа основных систем 4 энергоблока, наиболее острые проблемы были связаны с задержкой поставок оборудования. Параллельно после введения западных санкций пришлось решать проблему импортозамещения оборудования строящихся блоков, значительную часть которого составляли поставки с Украины (насосы, перегрузочные машины для загрузки топливных кассет тепловыделяющей сборки и т.д.). Поиск поставщиков внутри России позволил перезапустить производство на волгодонском «Атоммаше», который изначально строился как флагман атомной индустрии, но после развала СССР остался без заказов. Сегодня, благодаря изготовлению оборудования для атомной отрасли, это предприятие уже входит в число ключевых отечественных экспортёров.

В этой ситуации задача гендиректора состояла в том, чтобы минимизировать потери от простоя строительных бригад через систему компенсирующих мероприятий, чтобы эти издержки не повлияли на общие сроки пусковых операций на энергоблоке. С этой задачей Сальников и его команда (а это 3200 человек) справились в установленные сроки — физический запуск энергоблока и подключение его в сеть намечены на декабрь.

Ещё одним достижением РоАЭС можно считать налаживание энергомоста с изолированным от ресурсов с украинской стороны Крымом. Что такое обесточенный полуостров, мы узнали осенью-зимой 2015 года после блэкаута, устроенного экстремистскими группировками на Украине. Предполагается, что часть «атомных ресурсов» пойдёт и на обеспечение потребителей Таманского транспортного узла, где сегодня строится второй по грузообороту порт России.

Новый перевозчик меняет авиаотрасль

Создание новой авиакомпании в России — событие на рынке авиаперевозок. Создание авиакомпании «с нуля», да ещё и с акцентом на развитие межрегиональных перевозок в обход Москвы и вовсе воспринимается отраслью как своего рода героизм. Поэтому бывший заместитель генерального директора авиакомпании «Якутия» Павел Удод, создав вместе с партнёром базового авиаперевозчика ростовского аэропорта «Платов», авиакомпанию «Азимут», стал одним из героев делового Юга.

Полеты компания начала в сентябре с ажиотажным спросом. Сейчас у «Азимута» открыты рейсы из Ростова-на-Дону в Москву, Омск, Сочи, Петербург, Самару, Новосибирск, Екатеринбург и рейсы из Краснодара в Махачкалу и Петербург. В дальнейшем компания планирует выполнять международные рейсы в Ереван, Стамбул, Тель-Авив, Прагу и Франкфурт, а также расширить российскую сеть.

«Азимут» выбрал нетипичный сценарий развития. Во-первых, большинство авиаперевозок компания собирается совершать вне московского авиаузла. Во-вторых, «Азимут» летает только на российских самолётах SSJ100. Бизнес-модель компании, впрочем, Павел Удод объясняет не любовью к отечественному авиапрому, а прагматикой: сегодня эксплуатация российского самолёта производства АО «Гражданские самолёты Сухого» — наиболее выгодная. Она субсидируется государством в части лизинга самолётов, послепродажного обслуживания, перевозок. Кроме того, лизинг самолётов «Сухого» не привязан к доллару, что делает его менее рисковым относительно валютных колебаний. «Азимут» уже приобрёл четыре самолёта и до конца 2018 года купит ещё четыре. До 2022 года в авиапарке компании будет 16 машин.

Для юга России «Азимут» стал событием по двум причинам. Во-первых, в Ростове наконец появилась базовая авиакомпания. Её отсутствие в последние два года особенно диссонировало на фоне строящегося аэропорта «Платов», пропускная способность которого должна была составить 5 млн человек в год. Годовой трафик действующего на тот момент аэропорта был всего лишь 1,5 млн человек. По отзывам специалистов отрасли и самих представителей «Аэропорты регионов» (управляющая компания аэропорта «Платов»), одно из основных условий роста трафика — наличие базовой авиакомпании-перевозчика.

Положение усугублял тот факт, что до марта 2016 года в ростовском аэропорту базировались семь из десяти судов авиакомпании «Донавиа» (единственный в прошлом базовый перевозчик ростовского аэропорта, 100% «дочка» «Аэрофлота»), но после того, как она перешла под управление «России», их количество сократилось до трёх, а число маршрутов из Ростова — с десяти до четырёх.

«Азимут» на 50% принадлежит компании Виталия Ванцева (председатель совета директоров аэропорта «Внуково»), на 50% — компании Павла Удода и Павла Екжанова (соответственно председатель совета директоров и гендиректор «Азимута»).

Акционером «Азимута» также может стать Ростовская область — принадлежащая области Региональная корпорация развития (РКР) получит в авиакомпании блокпакет после допэмиссии, рассказал Павел Удод «Ведомостям». По словам Удода, когда в субсидировании готов участвовать регион, такие маршруты охотно субсидирует и Росавиация. Приоритет при одобрении маршрутов также отдаётся авиакомпаниям с российскими самолётами в парке.

Виталий Ванцев ранее рассказывал, что первые три года работы «Азимута» будут планово убыточными, при этом за первые четыре года авиакомпания рассчитывает получить на 2,1 млрд рублей субсидий, из которых 650 млн рублей — региональные субсидии. В 2017 году «Азимут» планирует перевезти около 100 тысяч пассажиров, а в 2019–2020 годы, когда в парке станет 12 самолётов, будет перевозить по 1,8–2 млн человек в год.

Во-вторых, «Азимут» будет обладать самой разветвлённой сетью российских маршрутов на Юге, которые идут без московского транзита. Регион связан сетью регулярных авиаперевозок с Уралом и Сибирью. Некоторые рейсы (Ростов — Сочи, Краснодар — Махачкала) если и выполнялись, то периодически, с большими перерывами.

По словам Павла Удода, в бизнес-план компании заложен рост авиаперевозок на Юге в 4–4,5% в год для достижения контрольных цифр. При этом Юг растёт гораздо быстрее — ростовский аэропорт перевёз на 35% больше пассажиров в 1 полугодии 2017 года по сравнению с 1 полугодием 2016 года — 1,2 млн человек, Краснодарский аэропорт за этот же период вырос на 18% — до 1,5 млн человек.

«Маршрутную сеть воздушного транспорта в России нельзя назвать гармоничной, поскольку около 80 процентов перевозок осуществляется через московские аэропорты, зачастую пассажирам приходится добираться по маршрутам в 500–1000 километров через Москву, и время путешествия увеличивается в несколько раз», — заявлял Павел Удод в интервью «Эксперту ЮГ». По его словам, такие региональные компании, как «Азимут», призваны способствовать построению гармоничной маршрутной сети, системной связи между городами России, минуя крупные узлы. «Это удобно, это логично, но в некоторых случаях это экономически невыгодно, так как частота полётов и плотность населения диктуют свои условия, и полёты выполняются не на ежедневной основе, а несколько раз в неделю. Однако самолёты “Сухого” (SSJ100) достаточно эффективны для такой сети. Эксплуатация “Сухого” позволит построить в России нормальную гармоничную региональную маршрутную сеть», — уверяет Павел Удод.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!