Информационное агентство / Аналитический центр

Драйверы социальной активности пронизывают Юг

20.02.2018 | 11:02
|
746
текст Владимир Козлов, Олеся Меркулова

Аналитический центр «Эксперт ЮГ» завершил четвёртый сезон конкурса лучших социальных проектов региона. Сами проекты говорят о том, что активисты проникают даже в самые запущенные углы общества. А главный вызов для НКО сегодня — переход из проектного режима в стабильный

В этом году мы собрали 79 проектов в десяти номинациях, география — Южный федеральный округ и Северный Кавказ. Напомним, что мы имеем на руках результаты и предыдущих трёх сезонов конкурса, что позволяет видеть основные тренды в сфере социальной активности. Для аналитического центра конкурс социальных проектов — это, прежде всего, способ понять, чем живёт «третий сектор» в регионах, какие социальные проблемы закрывает, какие технологии использует в своей работе.

Вторая яркая составляющая проекта в этом году — запуск «Экспертом ЮГ» совместно с Институтом филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета образовательной программы для журналистов-магистрантов «Социальные медиа: онлайн и офлайн». В рамках программы будущим журналистам впервые были предложены курсы по работе современного некоммерческого сектора и социальной журналистике. На самом деле мы думаем, что готовим сейчас первое поколение журналистов, которое будет понимать, как работает «третий сектор» экономики. И это не теоретическое погружение в материал. В процессе обучения осенью 2017 года группой магистрантов при сопровождении АЦ «Эксперт ЮГ» было взято около 40 интервью у руководителей некоммерческих организаций юга России. В этом номере мы публикуем цитаты и отрывки многих из них, однако важно зафиксировать: база для обобщений у нас большая — возможно, наибольшая сегодня на Юге. За четыре сезона через нас прошло более 330 социальных проектов.

Главное эмоциональное ощущение от итогов — разнообразие проработанных социальных инициатив. На самом деле живые проекты — гораздо более точный индикатор социальной активности, чем зарегистрированное НКО. При этом мы отдаём себе отчёт в том, что реализовывать социальный проект могут не только общественники, но и корпорации, университетские коллективы, городские сообщества. И наоборот, существенная часть тысяч НКО, зарегистрированных на юге России, как по свидетельству наших экспертов, так и на основе нашего собственного опыта сбора заявок, находится в замороженном, спящем состоянии. С другой стороны, на этапе знакомства важно рассмотреть любую деятельность — видя любую активность. Но этап знакомства с сектором уже позади. Трижды мы собирали конференции, на которых говорили о том, что такое профессиональный социальный проект. Это не может не заставлять взглянуть на свою работу более критично — мы понимали, что сознательно повышаем планку. По этой причине не удивились и не расстроились, получив в этом году меньше заявок на конкурс, чем в прошлом. И, тем не менее, перед нами живые проекты, которые были реализованы на юге России в течение последнего года.

13 социальных проектов юга России в 2017 году стоимостью более 1 млн рублей

Специфика сезона, основные тренды

Четвёртый сезон конкурса лучших социальных проектов Юга дал срез «реального сектора благотворительности» — так называет долгосрочные и «полевые» социальные проекты директор фонда «Доброе дело» Татьяна Аладашвили. Это проекты, связанные с проблемами, которые очень медленно и тяжело решаются — среди них социальное сиротство, инклюзивное образование, одиночество людей с ограниченными возможностями. И главное, что эти проекты появляются не только в крупных городах, но и в отдалённых поселениях, где социальное неблагополучие куда резче. К примеру, Волгоградская ассоциация незрячих специалистов «Надежда» организовала домашнее образование детей дошкольного возраста с глубоким нарушением зрения в муниципальных районах Волгоградской области. Такие дети становятся «видны» государству, чаще всего, уже к школе, и дошкольное образование оказывается для них так и не пройденным этапом. Или первый Северо-Кавказский молодёжный образовательный форум «Без границ» для людей с ограниченными возможностями, организованный владикавказской организацией «Быть добру», куда приехали люди, которые добились успеха, несмотря на инвалидность. Такая мотивация, безусловно, нужна в регионах.

В этом году мы видим реальную конкуренцию в номинации «Социальное предпринимательство». Бизнес-технологии в решении социальных проблем становятся всё более популярными. Социальное предпринимательство можно разделить на две категории, первая — это образовательные и развивающие услуги для людей с ограниченными возможностями: например, проекты «Инклюзивный Монтессори центр “Счастливый ребёнок”» в Кабардино-Балкарии или коррекционно-разви­ва­ющий центр «Источник» в Сочи. Вторая категория — проекты в области переработки вторичного сырья. Примеры — компания «Добробук», делающая стильные многоразовые тетради, альбомы, блокноты и ежедневники, которые работают по принципу маркерной доски, или компания «Экоград», которая занялась переработкой пластика в Астрахани и внедряет раздельный сбор мусора.

Четвёртый сезон показал, что некоммерческие организации могут реализовывать и масштабные проекты в сфере культуры, не считающейся проблемной и важной. Мы получили проекты от уровня выставки в Эрмитаже (оцифрованные объекты «Кала-Корейша» — древнейшего исламского поселения на территории Дагестана) до проектов в школе по развитию культуры благотворительности.

«Третий сектор» и волонтёрство активно развиваются в области образования. Важно, что это проекты, направленные на изучение высокотехнологичных профессий, на мотивацию к росту в науке и знаниях. Это и школы, подобные зимней школе FabLab 2017 в Ростове-на-Дону, где учат навыкам проектной деятельности в цифровом производстве, и масштабные проекты, подобные стипендиальному фонду «Ломоносов 23» в Краснодарском крае, который помогает талантливым, целеустремлённым молодым людям и девушкам из малообеспеченных семей реализовать свой потенциал и получить высшее образование.

Четвёртый сезон конкурса выявил ещё одну тенденцию — корпоративные социальные проекты в сфере малого и среднего бизнеса. Малый бизнес, у которого нет больших финансовых возможностей в сравнении с крупным, реализует свою социальную деятельность в той сфере, где оказывает профессиональные услуги. Так поступили группа компаний «Три-З», которая организовывает бесплатные офтальмологические осмотры для детей с ограниченными возможностями, и «Фирма Лагри», которая проводит бесплатные скрининги в области оптометрии. Крупные же компании работают в связке с партнёром-НКО, как «Ростелеком» с АНО «Синяя птица» (проект «Верь в себя») или транснациональная компания «Филип Моррис Кубань», уже несколько лет работающая с Краснодарским краевым отделением Всероссийского общества слепых (ВОС) и помогающая улучшать условия труда для людей с ограниченными возможностями.

НКО поднимают глубинку

Впервые мы увидели столь широкий выбор проектов, показывающих, что некоммерческие организации работают не только в крупных городах Юга, где есть ресурсы, но и в маленьких районах, где их работа часто — единственная современная социальная помощь.

Так, благотворительный фонд Зиявудина Магомедова (ГК «Сумма») «Пери» занимается поддержкой культуры и науки в Дагестане. Фонд работает на развитие человеческого капитала в республике — организовал передвижную лабораторию робототехники для детей-школьников, которая разъезжает по всему Дагестану, включая сельские школы. «Очень много талантливых детей, проживающих в селах, находятся в более уязвимых условиях по сравнению с городскими, из-за отсутствия инфраструктуры, доступа к актуальным знаниям и современным технологиям. Потенциал сельских детей часто остаётся нераскрытым, особенно в сферах, неразвитых в горах, таких как роботостроение, программирование, информационные технологии. При этом сегодня это одни из самых перспективных сфер экономики», — поясняет руководитель проекта Светлана Никифирова.

Студентка РАНХиГС Анна Курбанова смогла организовать курсы по графическому дизайну для воспитанников детских домов в возрасте от 14 до 18 лет. Согласно статистике, ежегодно в Ростовской области выпускаются из детских домов около 12 тысяч детей-сирот, 8400 из них не трудоустраиваются и лишь около тысячи успешно адаптируются к жизни в социуме. «Только представьте, сколько теряет общество каждый год от нереализованного потенциала этих детей. И это только в нашем регионе», — говорит Анна Курбанова. Её курсы прошли 20 человек. На данный момент проект выпустил первых учеников, и осенью 2017 года в продаже появилась продукция с эксклюзивными декоративными рисунками, выполненными учениками. За каждый эскиз ребёнок получает 2 тысячи рублей, а также процент от продажи продукции.

Центр психологической помощи и психологической посткризисной реабилитации в Ингушетии помогает молодым женщинам оставить детей у себя во время бракоразводного процесса в рамках проекта «Золотые весы правосудия». Его сотрудники занимаются психологическим обследованием детей и матери, подготавливают экспертную оценку для суда, сопровождают юридически судебные процессы. На Кавказе традиционно дети остаются с отцом, независимо от реального вклада в воспитание матери или отца. В центре считают, что это нарушает права ребёнка, чью судьбу решают сложившиеся традиции, а не привязанности и желания ребенка. За полгода центр прошёл шесть судебных процессов. Решением суда дети остались жить с матерями, был определён порядок общения отцов с детьми. Центру удаётся менять сложившуюся систему, считает директор центра Роза Ганиева: «Никогда раньше судебная система не привлекала для вынесения объективного, справедливого решения экспертов-психологов. С появлением психолога в суде очень часто меняется ход процесса. Нередко даже судьи задают экспертам вопросы о том, с кем целесообразнее оставить ребенка. Как правило, судьи приобщают результаты психологического обследования к делу. При таком профессиональном психологическом подходе женщины чувствуют себя увереннее и защищённее».

Развитие социальных проектов вне больших городов — зачастую единственный способ привлечь в отдалённые районы регионов современные социальные практики, потому что государство пока с этой задачей не справляется. Волгоградская ассоциация незрячих специалистов «Надежда», которая организовала домашнее образование детей дошкольного возраста с глубоким нарушением зрения в муниципальных районах области, столкнулась с проблемой — в законах всё прописано, однако на местах дети и родители остаются без необходимой помощи. Отсутствует координация между различными структурами (Соцзащита, МСЭ, образование, местные власти) при работе с семьями, где имеются дети-инвалиды. Сейчас организация пытается наладить эту координацию, чтобы дети не терялись.

Конвейер по обнаружению пропавших проблем

В заявках, которые мы получаем, ключевым разделом является «актуальность». Этот раздел, как правило, даёт понимание того, как НКО видит проблему, решением которой занимается. Он про способность увидеть пропущенную социальную проблему и предложить решение. Несколько отрывков.

«Несмотря на признание идеи инклюзивного образования на государственном уровне, в России существует серьёзная проблема по организации самого процесса включения детей с инвалидностью в массовую школу. Особенную сложность представляет отсутствие механизма создания специальных образовательных условий для детей с расстройством аутистического спектра (РАС). В настоящее время около 47% детей с РАС находятся на надомном обучении, и их право на получение качественного образования в среде сверстников не реализуется» (из заявки АНО «Ресурсный класс»).

«Маленький пациент, проходящий длительное лечение в больнице, выпадает из обычной жизни и частично теряет связь с окружающим миром. Лечение онкологических заболеваний может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет, а значит, стены стационара становятся для детей и мам вторым домом. Мы решили, что в этом доме должно быть уютно и удобно, следовательно, необходимо проводить работу с детьми и матерями, помогать им преодолеть психологические

трудности и настроиться на борьбу с болезнью» (из заявки благотворительного фонда «Детям на здоровье»).

«Около 140 тонн мусора в среднем оставляет после себя человек, доживший до 58 лет. Одним из важнейших звеньев решения экологической проблемы являются обычные люди. Ведь успех решения во многом зависит от уровня их экологического сознания. В условиях постоянно растущего потока упаковочных материалов, разовой посуды, одежды и т.д. человек перестаёт обращать внимание на ухудшающуюся экологическую обстановку вообще. Традиционные методы привлечения внимания работают недостаточно эффективно. Каждый человек, прежде чем пополнить мусорную корзину очередной порцией отходов, может подумать о том, что полезное он мог бы сделать из этого материала? Мы создаём художественные произведения из отходов цивилизации» (из заявки галереи «Белая лошадь»).

«Дети с инвалидностью — одна из самых уязвимых социальных категорий. Обстановка в семьях, имеющих детей с ОВЗ, психологически напряжённая. Около 50% отцов оставляют семьи. В Сочи на 2015 год проживает 1005 детей-инвалидов. Государственных реабилитационных центров на весь Большой Сочи всего два — и это катастрофически мало» (из заявки АНО «Служба поддержки особенных детей и их родителей “Мы вместе”»).

Количество примеров можно было бы многократно увеличить, но основная мысль, думается, понятна — каждый социальный проект, в идеале, закрывает брешь, которую наше государство и общество по состоянию на сегодняшний день просмотрело. И в каждой этой бреши живут люди.

Новые роли для лидеров

В 2016 году был подписан закон о поддержке НКО, который предполагает передачу до 10% бюджетных средств на оказание социальных услуг населению некоммерческим организациям. Пока этот механизм особо не заработал, но мы видим, что в регионах уже есть организации, которые способны заниматься социальным обслуживанием.

Один из самых удачных проектов в сфере социальных услуг в Ростовской области — программа «Активное долголетие» благотворительного фонда социальной поддержки «Семейный центр». На патронаже фонда — 283 человека из числа пожилых, лежачих и малоподвижных людей, за которыми нужен ежедневный домашний уход. Центр взял на себя не только уход, но и помощь в улучшении условий проживания людей, которые не могут передвигаться или тяжело болеют. Это обустройство домов подопечных специальным реабилитационным оборудованием для безопасного проживания и облегчения быта, покупка медицинских аппаратов и оплата медицинских услуг. С 2015 года «Семейный центр» входит в реестр поставщиков социальных услуг населению Ростовской области. Пока это единичные примеры, когда НКО смогло закрепиться в новом формате в рамках закона о поддержке НКО.

В регионы приходят всероссийские и мировые практики, за которые берутся местные организации. К примеру, международная акция #КрышкиДобра в Ростове-на-Дону появилась благодаря экологической организации «Ростов — город будущего», которая несколько лет занимается раздельным сбором мусора в городе. В Россию она пришла совсем недавно. #КрышкиДобра — это организация сбора пластиковых крышек, деньги за переработку которых поступают в местные фонды, в частности в Ростове-на-Дону — в фонд «Доброе дело». Главные достоинства проекта — тиражируемость, доступный способ развития культуры раздельного мусора (крышки очень легко собирать), простота партнёрских отношений. «Чтобы стать партнёром проекта, нужно поставить бокс с логотипом у себя в компании и договориться с нами о вывозе собранных крышек», — говорит руководитель организации «Ростов — город будущего» Юрий Корушев.

Или взять проект «Чистые игры», который запустило в Краснодаре и Ростове-на-Дону в 2017 году Общество образовательного и творческого досуга «Игры будущего». Проект реализуется более чем в 50 городах России. «Чистые игры» — экологический квест. Участники делятся на команды, убирают мусор на выделенной территории, сдают его в специальные точки (склады) и зарабатывают баллы. Раздельный сбор даёт возможность получить дополнительные баллы. В конце выявляются победители и рейтинг всех команд. На Юге в «Чистых играх» уже приняло участие более 700 человек, а силами игроков убрано около 16 тонн мусора.

В номинации «Развитие городской среды» по-прежнему преобладают проекты, связанные с инициативами отдельных гражданских активистов. Например, #ВелоКонтроль — житель Волгограда Серго Нарсия третий год подряд каждую неделю устраивает велопробег по проблемным территориям города с участием депутатов волгоградской городской думы и главами администрации районов, по итогам велопробега пишутся запросы в администрации. Активисты доводят каждую велопрогулку до решения конкретной проблемы, будь то открытые люки, ямы на дорогах, отсутствие лавочек во дворах или озеленения.

В Краснодаре общественное движение «Помоги городу» выросло в профессиональное сообщество и в 2017 году провело кампанию «Живой каркас города. Народные парки и скверы», привлекая ресурсы не только Краснодарского края, но и других регионов страны — концепция «зелёного каркаса города» была разработана учёными-волонтёрами из Волгограда, а на всероссийский форум «Живой каркас города. Стратегии и технологии комфортного города» съехались многие специалисты, в том числе из Москвы. Но даже сложившееся сообщество «Помоги городу» не работает как классический «третий сектор» — с юрлицом, постоянным штатом и возможностью бороться за гранты.

Практически все проекты, поданные в номинации «Поддержка спорта», были связаны с социализацией. Это, например, благотворительный телевизионный проект «Спорт детям! Всё возможно». Фонд социальной поддержки населения Ставропольского края смог создать медийный проект — телевизионное шоу, где 24 ребёнка из шести детских домов Ставропольского края в течение трёх месяцев занимались под руководством профессиональных тренеров единоборствами, танцами, сформировав две команды. Ещё одна команда была создана из числа детей из коррекционного детского дома — они учились разным техникам рисования. Каждую неделю ребята посещали по три тренировки, на которых велась телевизионная съёмка. За всеми занятиями, успехами и, наоборот, сложностями жители края могли наблюдать в прямом эфире каждую пятницу. Медийный проект длился с декабря 2016 года по март 2017 года. Самым важным для организаторов стал тот факт, что дети не бросили тренировки после окончания шоу.

Социализация с помощью спорта — технология и для людей с ограниченными способностями. Региональная физкультурно-спортивная общественная организация инвалидов «Краснодарская краевая Федерация спорта глухих» организовала в 2017 году Кубанскую спартакиаду инвалидов с нарушением слуха старше 45 лет «Активное долголетие» по четырём видам спорта — настольному теннису, дартс, общефизической подготовке и плаванию.

Конечная цель — рост культуры благотворительности

Главным тормозом развития «третьего сектора» в регионах остаётся нестабильное финансирование. Многие проекты, которые были поданы на конкурс, уже сейчас находятся в подвешенном состоянии: грантовые деньги непостоянны, и редкое НКО получает их ежегодно, чтобы строить свои проекты на несколько лет, а не на год-полгода. Кроме того, экономический кризис отразился и на «третьем секторе» — если крупные компании не сокращают свои бюджеты на социальную деятельность, то средний и малый бизнес уходит с этого поля, хотя часто именно он помогает местным организациям. «Мы лишились многих из благотворителей в 2016 году, так как некоторые юридические лица прекратили свою деятельность», — говорит директор фонда «Доброе дело» Татьяна Аладашвили. При этом программные проекты НКО требуют постоянного притока ресурсов, иначе социальный эффект будет сходить на нет. Руководитель организации «Молодые медики Дона» Роман Поликарпов приводит пример: если завтра перестать говорить о донорстве, то снизится активность населения по сдаче крови, а этого нельзя допустить. То же самое говорят и другие руководители НКО — нет смысла периодически нанимать нянь для ухода за детьми-отказниками фондам «Доброе дело» и «Я без мамы» — это должен быть постоянный функционал.

У «третьего сектора» есть три источника стабильного финансирования, которые могут показывать рост — собственные средства, корпоративные социальные программы крупного бизнеса и пожертвования. Все три требуют изменения в культуре благотворительности.

«Сейчас очень важно институциональное развитие. Наша некоммерческая организация существует с 2008 года, а многие проекты мы начинали ещё до её формирования. Большинство из них воплощены в жизнь, однако всё это время мы были настолько поглощены процессом, что не придавали значения наличию собственного помещения или стабильному бюджету», — признаётся Роман Поликарпов. Его организация «Молодые медики Дона» — один из главных операторов общественных кампаний донорства крови и профилактики ВИЧ. Сейчас организация хочет выйти на уровень самоокупаемости за счёт предоставления различных консультационных услуг в околомедицинской области. Эта траектория — типовая сегодня для НКО.

Корпоративная социальная ответственность становится нормой, что влияет и на «третий сектор» — крупные компании предпочитают работать в партнёрстве с НКО. И поданные заявки в номинации «Корпоративные социальные проекты» это показывают: «МегаФон», «Ростелеком», банк «Кубань Кредит», транснациональные компании «Бондюэль-Кубань» и «Филип Моррис Кубань» работают с местными организациями.

«Бизнес не всегда является экспертом в том, какие области в регионе нуждаются в улучшении и требуют поддержки, поэтому практически все благотворительные проекты компании реализуются в партнёрстве с представителями некоммерческого сектора, — говорит представитель по связям с общественностью ОАО “Филип Моррис Кубань” Татьяна Алишевич. — Мы относимся к НКО как к партнёру, который может понять и рассказать проблематику в регионе, который учитывает социальные направления самой компании и совместно может достичь измеримого результата того или иного проекта. По ее словам, на юге России в течение 20 лет основными направлениями благотворительности являются поддержка пожилых и людей с ограниченными возможностями и поддержка образования. «Наша цель — системные проекты, которые меняют ситуацию к лучшему на долгосрочной основе», — добавила она.

О том, что НКО должны быть партнёрами бизнесу, согласен глава региона Юг компании Amway Михаил Петров: «Большинство корпораций имеют многолетнюю философию и принципы. Некоммерческим организациям нужно учитывать этот фактор и предлагать социальные проекты, которые коррелируют с ценностями компании. Для нас также важны ясная цель проекта, структура, долгосрочность, роль бизнеса в проекте. Тогда социальный проект будет эффективен и бизнес будет готов в него инвестировать».

«Практически любая активность банка, проходящая на общегородском уровне, включает социальную составляющую. Мы приглашаем благотворительные фонды, которые интегрируются в программу праздников и благодаря высокой посещаемости могут собирать необходимые финансовые средства, — говорит и. о. директора управления маркетинга и коммуникаций Юго-Западного банка Сбербанка России Галина Алексеева. — Принимая решения об интеграции банка в тот или иной социальный проект, мы проводим комплексный анализ его актуальности». По её словам, у банка есть подшефные муниципальные и некоммерческие организации, которым он оказывает помощь. «Также банк активно инвестирует и поддерживает инициативы, в которых непосредственное участие принимают сотрудники банка и волонтёры партнёров банка. Один из примеров — сотрудничество с фондом “Старость в радость”. Программа включает в себя поддержку домов престарелых в Ростовской области», — добавила она.

Третий источник — пожертвования частных лиц, самый растущий сегмент. По данным Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», в 2017 году россияне перечислили на благотворительность более 120 млрд рублей. При этом исследование показало, что 59% россиян побудить жертвовать больше денег и времени на благотворительность может знание того, на что они будут потрачены. Эти 59% фактически говорят, что доверяют свои деньги только прозрачным и профессиональным организациям. «Я считаю, что НКО объединяют тех, кто хочет помочь эффективно и тех, кому нужна для этого помощь. Вы будете спокойны, зная, что ваши деньги поступят конечному адресату», — говорит член попечительского совета фонда «Я без мамы» Кристина Исаева. «В конечном счёте, наша цель — рост культуры благотворительности», — так директор фонда «KAF Россия» Мария Черток видит один из главных факторов успешности третьего сектора как индустрии (см. интервью).

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!