Информационное агентство / Аналитический центр

Донская индейка жертвует лидером в борьбе за лидерство

20.11.2018 | 15:11
|
317
текст Олеся Меркулова, Евгений Ракуль

Основатель и гендиректор «Евродона» Вадим Ванеев покинул свой пост под давлением акционера и кредитора — структур ВЭБа. Главные вопросы, которые ставит ситуация: кто виноват в кризисе — и что делать, чтобы один из самых ярких бизнес-проектов юга России последних лет мог продолжить развитие в качестве лидера.

«Евродоном» займется команда ВЭБа, а её сотрудники, включая самого Вадима Ванеева, помогут ей вникнуть в суть работы компании, основанной в 2003 году. Таков итог недолгого противостояния создателя «Евродона» со своими кредиторами. Ещё в августе ВЭБ после просрочки очередного транша потребовал от Ванеева оставить оперативное руководство «Евродоном» и позволить его структурам взять компанию под контроль. Ситуация обострилась в сентябре, когда стало понятно, что руководство предприятия не справляется с последствиями очередной вспышки птичьего гриппа, которая произошла летом.

Совокупный долг «Евродона» перед основными кредиторами (ВЭБом и Россельхозбанком) составил 37 млрд рублей. Нанятые аналитики проведут оценку стоимости предприятия, а потом его выставят на торги. При этом власти Ростовской области продолжат выделять «Евродону» субсидии, несмотря на то, что за всё время существования компании из федерального и областного бюджетов на поддержку было выделено около 6,5 млрд рублей. Для компании это действительно хорошие новости — это позволит ей оставаться на плаву. Только за 2018 год в виде субсидий на развитие «Евродон» получил 550 млн рублей. Основные цели такой поддержки — восстановление финансовой устойчивости и погашение долгов перед сотрудниками.

«Евродон» — предприятие нерядовое. Более того, его масштаб — 5,7 млрд рублей выручки в 2017 году — невелик по сравнению с репутацией бизнеса, который смог масштабировать сравнительно небольшой сегмент мяса птицы, став на нём лидером и заставив поверить в него инвесторов. Масштаб кредиторской задолженности отражает прежде всего веру кредиторов в перспективы предприятия и рынка индейки в целом. Лавров компании, сформировавшей отечественный рынок в его нынешнем состоянии, у «Евродона» уже не отнять. Вопрос, однако, — сможет ли компания сохранить на нём лидерство? Очевидно, что Вадиму Ванееву как управленцу не удалось решить эту задачу. Его смещение — это драма лидера, который вынужден уйти. Причины этой неудачи тоже можно обсуждать.

Решение о прекращении полномочий действующего генерального директора Вадима Ванеева принято 31 октября на собрании участников ГК «Евродон». Главный кредитор группы, контролирующий 74% долей в компаниях «Евродона», — это госкорпорация ВЭБ. Именно её структуры теперь занимаются управлением предприятием и выводом его на безубыточность. Управляющей компанией «Евродона», птицеводческой компании «Евродон-Юг» и производителя инкубационного яйца «Урсдон» назначено юридическое лицо «РК-проект». Гендиректором домостроительного комбината ООО «Ирдон» и компании по производству сэндвич-панелей ООО «Металл-Дон» стал Сергей Богомазов из «ВЭБ-Капитала», а ООО «ТД “Индолина”» возглавил руководитель мониторинговой группы ВЭБа на «Евродоне» Дмитрий Орлов.

Причиной смены руководства назвали ошибки, из-за которых в «Евродоне» увеличилась долговая нагрузка, что привело к недокорму и гибели птицы. Уход Вадима Ванеева был одним из условий выделения ВЭБом кредита в 1,6 млрд рублей для регулирования финансовой ситуации на «Евродоне». В ВЭБе отметили, что также принято решение о привлечении инвестиционного банка и оценочной компании из первой «четвёрки» для выработки новой финансовой модели и оценочных мероприятий. Ванееву предложено занять пост заместителя гендиректора компании.

В начале ноября ВЭБ через Единый федеральный реестр юридически значимых сведений уведомил о намерении подать на банкротство ООО «Евродон». Подача заявления является обязательной технической процедурой по включению в процесс, ранее запущенный другими кредиторами, пояснили в «РК-проект». Эта процедура будет способствовать процессу оздоровления и последующего развития предприятия. О ликвидации речи не идёт.

Эксперты считают, что сейчас ВЭБу выгоднее поддержать «Евродон» дополнительными инвестициями, чтобы вернуть загрузку его производственным мощностям. Работающему предприятию гораздо легче найти нового стратегического инвестора, чем простаивающим законсервированным объектам недвижимости.

Донская индейка жертвует лидером в борьбе за лидерство

Идеалист из Шахт

Вадим Ванеев родился в Цхинвали Юго-Осетинской АССР, затем переехал в Шахты Ростовской области, где начал заниматься бизнесом в конце 80-х годов. К 2000 году он стал известным и в Ростове-на-Дону. На тот момент в его активе были свой ресторан, супермаркет и дистрибьюторская фирма, торгующая алкоголем, «Мишель-Алко». Вспоминая себя в то время, Ванеев любит повторять, что хотел создать крупную федеральную компанию и молил бога, чтобы тот послал ему настоящее дело.

В 2001 году ему в голову пришла идея производить индейку. Тогда выращиванием этой птицы занимались редкие энтузиасты в своих личных хозяйствах или небольших фермерских хозяйствах, а Ванеев решил, что этот продукт недооценён. «Индейка пришла в Россию в 90-е годы вместе с американской курицей, в лучшие годы американцы продавали до 120 тысяч тонн индейки. Почва была подготовлена, а когда в России появились квоты и американскую птицу стали выдавливать с российского рынка, возникла ниша. Но что Вадим Ванеев точно сделал, так это принёс на рынок размах. Это его личная заслуга», — считает президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев.

Вадим Ванеев за шесть-семь лет создал в Октябрьском районе Ростовской области (недалеко от ставшего родным города Шахты) целый комплекс по производству индейки, аналогов которому не было в России. Причём 4,5 года из этого срока он искал деньги на реализацию проекта. Он даже просил помощи у художественного руководителя и гендиректора Мариинского театра, осетина по национальности, Валерия Гергиева, который в итоге стал владельцем 15% акций «Евродона».

Построив предприятие мощностью 11 тысяч тонн в год, Ванеев стал лидером этого рынка. Более крупного производства на тот момент не было ни у кого. На «чудо Ванеева» приезжали посмотреть все первые лица страны, включая президента Владимира Путина.

Болезни быстрого роста

На начальном этапе он набирал команду исключительно по профессиональному признаку, рассказывает знакомый Ванеева, работавший на «Евродоне» в те годы: «Была, конечно, какая-то часть родственников, но в целом для “Евродона” была создана своя команда, которая набиралась с нуля со всех просторов России и СНГ. По его словам, был сформирован коллектив, в котором не было места кумовству или лицам, “приближённым к императору”». Ванеев был идеологом этого коллектива, решал стратегические и политические вопросы, искал финансирование.

В начале 2010-х компанией производилось около 44 тысяч тонн мяса индейки ежегодно. С 2014 года Ванеев развернул строительство птичников на 700 гектаров, чтобы впоследствии производить 130 тысяч тонн мяса индейки в год. В 2015 году был осуществлён технологический запуск нового производства «Евродон-Юг», в 2016-м компания вышла на рекордный объём производства в сутки — свыше 500 тонн. За год произведено более 70 тысяч тонн мяса индейки. Параллельно были построены домостроительный комбинат «Ирдон» и завод по производству строительных материалов и сэндвич-панелей «Металл-Дон». В это же время Ванеев запустил проект по производству мяса утки «Донстар».

Зачем всё это было ему нужно? По словам знакомого Ванеева, для этого «необходимо понимать натуру самого Вадима Шалвовича». «Представьте себе, что о вас ещё вчера никто ничего не знал, а сегодня к вам на предприятие приезжает Путин, члены правительства, вас приглашают на заседания в Минсельхоз РФ, спрашивают совета по развитию сельского хозяйства... Вадим Шалвович и без того человек летящий, а тут ему словно приделали крылья, он решил не останавливаться», — говорит источник. По его словам, на одном из совещаний в Минсельхозе, на котором присутствовал Ванеев, подняли вопрос о дефиците кадров на селе, о том, что не хватает жилья. Так и родился проект домостроительного комбината, который был построен в 2012 году.

«Он начал на себя брать чужую ношу, позиционировать себя как некий бизнесмен-государственник. Он не мог осознать, что быстрый рост — это такая же проблема, как и отсутствие роста, в итоге бизнес начал расползаться по горизонтали», — продолжает источник.

«Евродон» за несколько лет стал крупнейшим производителем мяса индейки в России (44 тысячи тонн в живом весе за 2014 год — 30% отечественного рынка), а затем замахнулся и на верхние позиции в мировом рейтинге. В 2014 же году «Евродон» начал масштабную модернизацию прежних мощностей и возглавил строительство новых агрокомплексов по производству индейки с потенциалом производства более 200 тысяч тонн в год. Это были уже фантастические планы — весь рынок индейки России на тот момент составлял примерно такую же величину.

Параллельно Вадим Ванеев запустил ещё один знаковый проект в птицеводстве — предприятие по производству мяса утки, также первое в России в своем классе. Но тут для «Евродона» прозвучал первый неприятный звонок.

Донская индейка жертвует лидером в борьбе за лидерство

Рейдерский накат и долговой звонок

До 2016 года структура владения выглядела так: 45% у Ванеева, 15% — у Валерия Гергиева, 40 % — у оффшорной компании «Бримстоун инвестментс лимитед». При этом Вадим Ванеев рассказывал в интервью «Эксперту ЮГ», что только в 2012 году узнал, что за оффшорной компанией стоит член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин. Этого акционера, со слов Ванеева, ему навязали бывшие менеджеры ВЭБа — якобы это было обычной практикой. Оффшор вошёл в уставной капитал компании с начала кредитования ВЭБом в 2006 году. Как утверждает Ванеев, переговоры со стороны ВЭБа вёл глава управления природных ресурсов и строительства госбанка Ильгиз Валитов. Предполагалось, что после возвращения кредита основной владелец «Евродона» сможет выкупить их обратно. Однако, как выяснилось через какое-то время, в 2016 году этот оффшор выкупила инвестиционная компания А1 (входит в «Альфа-групп»), которая закидала предприятие исками и потребовала смещения Ванеев с поста генерального директора. Именно ВЭБ спас ситуацию, выкупив эти 40% у А1, договорившись всего за 10 дней — рекордные сроки для сделки в неповоротливом госбанке. А Валитов приговором шахтинского городского суда был приговорён к четырём годам колонии за мошенничество в 2016 году.

В 2017 году ещё 34% доли Ванеева перешло компании банка «ВЭБ капитал». Сейчас структура владения «Евродоном» такая: 40% у ВЭБа, 34% у «ВЭБ капитал», 15% у Валерия Гергиева и 11% у Вадима Ванеева. Всего за два года основатель компании снизил свою долю владения в четыре раза.

Ситуация с «Альфой», впрочем, не отразилась на оперативном управлении компанией, вспоминает знакомый Ванеева. Однако она стала очередным «звоночком» — в том числе и для людей наверху: а в состоянии ли Ванеев и его команда контролировать ситуацию на столь огромном производстве. И вскоре случилось то, что заставило поставить этот вопрос ребром.

Птичий грипп скосил «проект века»

«Представьте, вы идёте к цели, прихрамывая, получая тычки в бок, как Ванеев, но все же идете, попутно развёртывая производственный комплекс с 600 до шести тысяч человек. Но тут вас, образно говоря, сбивает грузовик... Таким грузовиком для “Евродона” стал птичий грипп», — говорит знакомый Ванеева. Впервые птичий грипп на предприятиях комплекса был обнаружен в конце 2016 года. Тогда в компании уничтожили более 700 тысяч голов птицы, а ущерб составил 2,6 млрд рублей. Вторая вспышка птичьего гриппа произошла в мае 2017 года и вызвала скандал: заражённая продукция «Евродона» появилась в рознице девяти регионов — от Московской области до Приморья. «Евродону» пришлось отозвать продукцию и уничтожить 1,5 млн голов птицы. Тогда же Вадим Ванеев заявил, что считает птичий грипп диверсией и что он обратился с заявлением в ФСБ России. Третья вспышка птичьего гриппа случилась летом 2018 года. В любом случае, несмотря на страховку, покрыть такой разрыв в оборотных средствах стало для руководства компании непосильной задачей.

По словам Альберта Давлеева, ни одно предприятие мира не застраховано от птичьего гриппа, какой бы ни была у него сильной защита. А в Ростовской области этот риск с 2016 года очень высокий. «И сегодня для “Евродона” птичий грипп является самым большим риском, даже если ВЭБ выправит экономическую ситуацию», — говорит он, добавляя, что у «Евродона», действительно была одна из самых эффективных биозащит в России.

В 94% случаев заражений — дело в человеческом факторе; грипп мог быть вызван и внутренними причинами, ведь контролировать такое производство на среднем менеджерском уровне было уже не под силу команде «Евродона», которая на тот момент сильно изменилась. «После первой вспышки гриппа свой пост покинул исполнительный директор Александр Пак, который создавал это производство с нуля, ушли и другие менеджеры, которые выстраивали дистрибуцию, выбивая федеральные контракты у сетей. На их место приходили люди, не имеющие достаточных опыта и желания работать», — рассказывает бывший сотрудник компании. По его словам, изменился и сам Вадим Ванеев — он перестал появляться в коллективе, многие вопросы были пущены на самотек.

Ситуацию попустительства лучше всего демонстрирует пример взаимоотношений с одним из поставщиков кормов для «Евродона», таганрогской компанией «Спецагро». В начале 2018 года эта компания отсудила у «Евродона» 4,5 млн рублей долга за поставку продукции. Гендиректор «Спецагро» Владимир Кирпун говорит, что до 2018 года проблем с оплатой за поставки не было. При этом руководство «Евродона», очень серьёзно подходившее к выбору контрагентов, при возникновении долга просто исчезло, перестало отвечать на звонки и не направило своего представителя в арбитражный суд.

О критической ситуации на предприятии ситуации стало известно в сентябре. По данным ВЭБа, холдинг накопил совокупный долг перед кредиторами в размере 37 млрд рублей, из-за чего с компанией перестали работать многие поставщики, в том числе те, кто поставляет корма для птицы. К концу октября на площадках «Евродона» оставалось всего 72 тысячи голов птицы родительского стада и 377 тысяч яиц. При этом коммерческого стада, которое идёт на убой, уже не было. Ситуацию осложнил и долг энергетикам, из-за которого в октябре от электричества отключили ряд площадок. ВЭБ увязал возобновление кредитной линии компании с уходом Ванеева со своего поста. Так подошла к концу история его управления компанией.

Дальше — без Ванеева

По словам Альберта Давлеева, чтобы получить новое коммерческое стадо, понадобится не менее полугода при условии стабильного финансирования. Докризисный объём производства «Евродона» составлял 8 тысяч тонн продукции в месяц. Чтобы выйти на него, «Евродону» нужно около 600 тысяч голов птицы. По предварительным расчётам, в случае финансирования компания сможет начать убой стада не раньше чем через полгода, а выйти на докризисный объём производства и убоя птицы — не раньше конца 2019 года

«Вадим Ванеев — предприниматель-инноватор. Он стал редким специалистом в своей отрасли. И, может быть, слишком увлёкся инновациями в ущерб операционной деятельности», — добавляет президент Мясного союза Мушег Мамиконян.

Ванеев строил империю, которая всё замыкала на себе — от строительства птичников до собственного инкубационного яйца и создания родительского стада. «Евродон» — это первая компания с собственным яйцом и родительским стадом. «Родительское стадо было большой смелостью, и он взял на себя этот риск. В России все работают с покупным яйцом, потому что родительское стадо — это вообще другая птица, с ней очень сложно, и это дороже. Это был экономический риск, который усложнял управление компанией, её продуктом. И, мне кажется, что он не успел с родительским стадом до конца получить тот результат, на который рассчитывал», — говорит Альберт Давлеев.

«Вадим Ванеев точно войдёт в историю как предприниматель, создавший в России новую индустрию — промышленное производство мяса индейки, — говорит генеральный директор Агентства инвестиционного развития Ростовской области Игорь Бураков. — Задача изначально невероятно сложная, особенно с учётом того, что решалась она почти исключительно за счёт кредитных денег. Мне кажется, именно огромное по масштабу кредитное плечо — колоссальный базовый риск для бизнеса группы компаний “Евродон”, риск радикально больший, чем тот же птичий грипп. Вероятность надорваться с самого начала была чрезвычайно высокой, и это случилось».

Бураков полагает, что теперь «физически невозможно» вернуть в полном объёме те масштабные кредиты, на которых вырос «Евродон». Однако существенную часть этих вложений окупить вполне реально. Он считает, что часть долгов может быть списана или конвертирована в собственность. То, что основным кредитором ГК «Евродон» фактически является государство в лице Внешэкономбанка, внушает дополнительные надежды, что предприятия «Евродона» будут сохранены, поскольку это в первую очередь выгодно для страны и Ростовской области в частности. Так повышается вероятность возврата части кредитов, вложенных в «Евродон», сохраняется свыше 5 тысяч рабочих мест в сельских и шахтёрских территориях, ради чего государство кредитовало и субсидировало проекты «Евродона».

По мнению Игоря Буракова, сейчас ВЭБу выгоднее поддержать «Евродон» дополнительными инвестициями, чтобы вернуть загрузку его производственным мощностям. Особенно с учётом непрерывного цикла производства в птицеводческих подразделениях «Евродона», которые по-прежнему сохраняют потенциал лидерства на российском рынке мяса индейки и утки.

Кто теснит «Евродон»

Несмотря на все неудачи, пример Ванеева вдохновил многих других производителей присмотреться к индейке. Сегодня рынок индейки в России — один из самых быстрорастущих. По данным Росптицесоюза, объём производства мяса индейки в 2017 году составил 276,3 тысячи тонн в живом весе, что на 20% больше показателей 2016 года. Долгое время «Евродон» был основным драйвером этого рынка, но в 2010-х годах в отрасль вошли другие крупные инвесторы, которые сейчас выходят на проектную мощность и теснят «Евродон». На топ-5 производителей индейки приходится 80% рынка.

Так, лидером по производству индейки в 2017 году стала ГК «Дамате» (81 тысяч тонн). Компания была создана в 2012 году на базе недостроенного комплекса обанкротившейся компании, входившей в «Русмолоко». В комплекс инвестировали около 26 млрд рублей в течение пяти лет. Сейчас «Дамате» планирует увеличить производство ещё в полтора раза — до 155 тысяч тонн индейки за два года, инвестировав дополнительно 15,5 млрд рублей.

«Евродон» же в 2017 году произвёл всего 61 тысячу тонн индейки (второе место) при проектной мощности до 150 тысяч тонн.

В 2012 году было начато строительство еще одного крупного проекта «Тамбовская индейка» ГК «Черкизово». Завод был запущен в 2016 году, а в 2017 году вышел на проектную мощность в 45 тысяч тонн индейки в год, сразу став третьим производителем в России. За пять лет в проект вложено 10,5 млрд рублей.

Четвертый производитель — компания «Краснобор» (Тульская область), одно из первых производств индейки в России, запущенных в начале нулевых годов. В 2017 году его объём составил 30,5 тысячи тонн индейки.

В 2015 году омская птицефабрика «Морозовская» запустила собственное производство индейки с объёмом 8 тысяч тонн мяса в год. Она стала пятым производителем в России.n

Финансовые показатели ГК «Евродон» — тотальные убытки

Если проанализировать финансовые отчёты компаний Вадима Ванеева, то видно, что индейка и утка стали приносить убытки с 2016 года, когда на предприятиях «Евродона» впервые обнаружили птичий грипп. А вот остальные его непрофильные активы генерируют убытки давно.

У основной компании – ООО «Евродон» – убытки появились в 2016 году (2,06 млрд рублей). До этого компания была прибыльна, в 2015 году чистая прибыль составила 1,05 млн рублей. Самая высокая прибыль у компании была в 2014 году – 333 млн рублей. Уже в 2017 году чистый убыток вырос до 3,6 млрд рублей. При этом в 2016 году «Евродон» получил самую большую выручку за 5 лет – 8,2 млрд рублей, а в 2017 году она снизилась до 5,7 млрд рублей. ООО «Евродон-Юг» получило в 2017 году практически одинаковые выручку и убыток – 1,8 млрд рублей, хотя выручка выросла на 80%.

ООО «Донстар», которое производит утку, в 2017 году тоже получило убыток в 140,2 млн рублей при выручке 2,9 млрд рублей.

Два торговых дома «Евродона» — «Индолина» и «Утолина» — убыточны, генерируют прибыль на уровне выручки производственных активов и относительно небольшие убытки.

Компания, с которой начиналась история «Евродона» (именно ей давали первый кредит), ООО «Мишель–Алко», три года подряд генерирует убытки в диапазоне 168-446 млн рублей при выручке 1,7-1,6 млрд рублей.

Производитель металлоконструкций «Металл-Дон» 5 лет подряд убыточен (убытки от 288 до 450 млн рублей в разные годы), выручка 1,5-2 млрд рублей в год.

Строительная компания «Ирдон» только в 2017 году получила прибыль в размере 77 млн рублей (выручка 223 млн рублей), в 2016 году у компании был чистый убыток в 553 млн рублей.

Другие публикации раздела: Новости
Комментарии 4
Парамон
| 20 ноября 2018 в 13:50
#
Таким грузовиком планомерно сбивавшим Евродон и Вадима ванеева как я понял и были топменеджеры ВЭБа. Планомерн сбивалисбивали и сбили летчика Уверен - ради личной корысти, а кого именно скоро узнаем. Валитов, привет тебе! Жди соседей по жилплощади!
Читал
| 20 ноября 2018 в 13:57
#
многое напутано: индейку один банк финансирует, утку другой банк, и не евродон все это...
эксперт
| 20 ноября 2018 в 13:58
#
Даджест какой то а не аналитика. Там справка, там перепечатка. Это эксперт? нет
Игорь
| 21 ноября 2018 в 13:57
#
37 миллиардов госденег потеряно - и еще хотят закопать в эту черную дыру миллиарды.
Пришли мальчики из ВЭБа птицу видевшие только на картинках.
Короче - распил будет невероятным