Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Бизнес на адреналине

10.11.2017 | 17:11
|
102

Один из характерных примеров «негорнолыжного» бизнеса Красной поляны — парк аттракционов Skypark AJ Hackett Sochi (SHS) Дмитрия Федина. Сын легендарного основателя первого горнолыжного курорта Петра Федина создал свой бизнес на высоте 207 м, вложив в него 1,7 млрд рублей.

SHS — это целый парк развлечений. Центральное место здесь занимает подвесной пешеходный мост («Скайбридж») протяжённостью 439 м. Он считался самым длинным в мире, но немцы недавно построили на 10 метров длиннее.

В парке есть аттракционы, не связанные с прыжком. Например, можно прокатиться на качелях SochiSwing. Они расположены на высоте 170 м над землёй, что на 50 метров выше аналогичных качелей в новозеландском Невисе, которые долго считались рекордно высокими. Маятниковый полет над ущельем начинается с платформы в начале моста «Скайбридж». Качели всего за несколько секунд пролетают 500 м на другую сторону Ахштырского ущелья.

Можно прокатиться на MegaTroll — самом быстром троллее в мире, который способен развивать скорость до 120 км/ч. Самый спокойный аттракцион — это спуск по стальному канату ZipLine на невысокой скорости. Парк развлечений рождался постепенно, наращивая свой потребительский потенциал. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2016 году компания «Скайпарк» получила выручку в 66 млн рублей, что на 58% больше по сравнению с 2015 годом. компания показывает небольшую прибыль (35 271 рубль). Дмитрий Федин изначально видел в проекте бизнес. Когда парк открылся в 2014 году, его посетило, по словам Федина, около 30 тысяч человек, а сейчас в парк приезжают порядка 170 тысяч человек в год. «Эксперту ЮГ» он рассказал, как строилась и из чего состоит экономика развлечений на высоте.

Первый раз Дмитрий Федин прыгнул в 2001 году в Скайпарке новозеландского путешественника и экстремала Алана Хаккетта, который уже реализовал подобные проекты в Австралии, Германии, Франции, Сингапуре и Китае. Прыжок состоялся с высоты 134 метра. «Я сразу подумал, что подобное нужно сделать и у нас в России, — вспоминает он. — Начал смотреть каньоны от Абхазии до Туапсе. Остановился на Ахштырском ущелье в Сочи. Думал сделать простую копию — натянуть канатку, я тогда был в горнолыжном бизнесе, это не составило бы трудностей. Мы всё спроектировали и начали заниматься».

Реализация проекта началась в 2007-2008 годах. Федин к тому моменту уже ушёл из горнолыжного бизнеса, а Сочи выиграл право принимать зимнюю Олимпиаду 2014 года. Правительство РФ инициировало закон об использовании земель Сочинского национального парка.

Строительство и проектирование велось совместно с новозеландской компанией AJ Hackett International — основным оператором аттракционов, который привёз в Сочи рабочую группу геологов и инженеров. По словам Дмитрия Федина, основной сложностью стало расстояние от одного конца ущелья до другого. Команда долго искала техническую идею конструкции подвесного моста для такого расстояния, чтобы она могла выдержать нагрузки, но и не стоила космических денег. В результате создали жёсткую, но лёгкую конструкцию. Строительство продолжалось два года. При сооружении моста было использовано 740 тонн металлоконструкций, заказанных в Белгороде. Мост способен выдержать девятибалльное землетрясение, ураганный ветер, дождь, снег и обледенение. «Строительство моста — это особая история: многие технологии, которые сейчас активно используются в строительстве, мы первыми в России обкатывали, — говорит Федин. — Что касается аттракционной части, то это полностью разработки AJ Hackett International, отвечающей за безопасность прыжков во всём мире».

Скайпарк изначально строился так, чтобы его посещало как можно больше людей. Нужно было делать доступный аттракцион, привлекающий не только экстремалов. В Новой Зеландии, например, посещение Скайпарка ограничено, потому что авторы увидели, что большинство людей приезжают не прыгать за 200 долларов, а смотреть на тех, кто прыгает — за пять долларов. Конечно же, им было выгоднее привозить на аттракцион первых. «Этот фактор мы учли, добавили в нашу площадку легкодоступные аттракционы, чтобы парк посещало не 50 человек, решивших прыгнуть, а 3500 человек в день, — объясняет Дмитрий Федин. — К следующему году запустим ещё одни маленькие качели, они будут в два раза дешевле, чем то, что у нас есть сейчас».

Месторасположение парка тоже влияет на экономику. Скайпарк фактически находится между морским и горнолыжным кластерами. В зависимости от сезона, люди приезжают в Скайпарк из прибрежного Сочи или из Красной Поляны. При этом парк находится в месте, до которого случайно не доберёшься, поэтому у Скайпарка есть собственный транспорт.

В этом году в Скайпарке достроены ресторан и концертная площадка. Концерты — каждые выходные на высоте 207 метров.

«Мы хотим расширить линейку, проводить здесь больше корпоративных тренингов, тимбилдингов, праздников, — говорит Дмитрий Федин. — Особенно это актуально в межсезонье, когда нет большого туристического потока, и компании предпочитают в это время вывозить своих сотрудников в Сочи». Сейчас Скайпарк получает примерно половину выручки от прыжков и другую половину — от всего остального.

В планах компании — строительство Скайпарка в Крыму и создание аттракциона в Москве, где сейчас идёт реконструкция спортивных объектов, чтобы использовать их в туристической отрасли. Аттракцион будет сделан на основе спортивного трамплина. «Что касается Крыма, три недели назад проехались по всему полуострову, смотрели разные каньоны. Думаю, через годик-второй приступим к реализации. Мы не будем повторять в Крыму сочинский аттракцион», — добавляет он.

Большинство туристов узнают о Скайпарке через интернет. 30% продаж приходится на сторонние туристические агентства. Сейчас компания работает над тем, чтобы открыть продажи на сайте, и ведёт переговоры с крупнейшим туроператором «БиблиоГлобус», чтобы создавать пакетные предложения для его клиентов.

«Высокая цена связана с высокой себестоимостью бизнеса. Прыжок — это не то, что ты проживаешь каждый день. Многие это делают один раз в жизни, чтобы сказать себе: «Да, я это сделал”. В AJ Hackett International прямо настаивали, что это не должно стоить дешевле или дороже определённой суммы. Потому что это бизнес, на самом деле, на безопасности. AJ Hackett International уходят оттуда, где не могут контролировать безопасность», — говорит Дмитрий Федин.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!