Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

Апофеоз Абдулатипова

24.09.2015 | 14:09
|
1735

Николай Проценко

Празднование юбилея Дербента должно было стать первым в постсоветской истории крупным событием всероссийского масштаба, проведенным в Дагестане. Для главы Дагестана Рамазана Абдулатипова 2000-летие города стало, прежде всего, поводом для «ковровой» зачистки политического поля в республике, из-за чего подготовка к празднику была фактически провалена.


Руководству Дагестана не удалось сделать юбилей Дербента полноценным событием федерального уровня – вопреки ожиданиям, президент Владимир Путин на празднование, состоявшееся 19 сентября, не приехал. А ведь это мог быть первый за много лет крупный информационный повод из этой республики, не связанный с деятельностью бандподполья или борьбой с коррупцией. Масштаб события, в самом деле, был неординарным: даже, несмотря на дискуссию о дате его основания (сами дербентцы настаивают, что их городу пять тысяч лет), Дербент был официально признан самым древним городом России.


После того, как в конце 2012 года Владимир Путин подписал указ о праздновании юбилея, казалось, что самое сложное – убедить федеральный центр в необходимости такого события – позади (а на это ушло без малого три года), и остаётся только решить чисто хозяйственную задачу – подготовить город к празднику. Однако дело быстро приобрело политический оборот: подготовка к юбилею шла на фоне острой борьбы за власть в Дербенте и в Дагестане в целом, и это напрочь испортило сам дух праздника. Вместо консолидации региональной элиты, по определению предполагаемой подобными поводами, Дагестан лишь подтвердил репутацию одного из самых скандальных субъектов федерации.


Юбилей без первого лица


Всего через несколько недель после президентского указа в Дагестане неожиданно произошла досрочная смена власти: вместо Магомедсалама Магомедова, при котором юбилей Дербента удалось «пробить» в кремлёвских кабинетах, главой республики был назначен депутат Госдумы Рамазан Абдулатипов, сходу заявивший о намерении «очистить Дагестан». Это похвальное желание практически сразу выразилось в кампании по чистке муниципальных глав, многие из которых в самом деле имели весьма сомнительную репутацию. Однако на практике снятие засидевшихся чиновников чаще всего велось по принципу «цель оправдывает средства». Достаточно вспомнить два судебных процесса над бывшим мэром Махачкалы Саидом Амировым, которому вменили без преувеличения фантастические составы преступлений и в ускоренном порядке приговорили к пожизненному заключению.


Не миновала эта кампания и мэра Дербента, бывшего прокурора Дагестана Имама Яралиева, явно не устраивавшего Рамазана Абдулатипова своей излишней самостоятельностью и к тому же с полным правом претендовавшего на роль одного из главных «отцов» чаемой победы. Подготовка к юбилею сопровождалась регулярными атаками на мэра и его команду, и в результате Дербент встречал 2000-летие без постоянного главы – после досрочной отставки Яралиева это место уже два месяца остаётся вакантным. Но самым неприятным последствием стало то, что порядком запущенный город так и не удалось как следует подготовить к приёму высоких гостей – благоустройство коснулось лишь нескольких центральных улиц и крепости Нарын-кала.


Зато в наглядной агитации с портретами и сентенциями Рамазана Абдулатипова и в Дербенте, и в Махачкале, и в других местах Дагестана нехватки нет – порой кажется, что глава Дагестана берёт пример с соседней Чечни, повсеместно украшенной изображениями Ахмата и Рамзана Кадыровых. Ну и, разумеется, Владимира Путина, которого ждали в Дербенте до последней минуты и даже специально привезли на праздничный концерт его любимую группу «Любэ». Но президент не приехал, предпочтя вместо Дагестана посетить военные учения «Центр-2015» в Оренбургской области.


Не исключено, что на это решение повлиял последний предпраздничный визит в Дербент главного федерального куратора торжества – полпреда президента в СКФО Сергея Меликова, который, по имеющимся сведениям, остался весьма недоволен увиденным. Без Путина юбилей Дербента скорее напоминал День города в расширенном формате, но всё равно оставил хорошие впечатления. Хотя причина тому вовсе не активность начальства, не новая плитка и асфальт на некоторых улицах, а знаменитое дербентское гостеприимство, как всегда, оказавшееся на высоте. «Ну вы, если что, заходите, попьём чай-май», — так обычно старожилы Дербента обращаются к любому гостю города.


Административные кульбиты


Но никуда не делся и неприятный осадок от событий, которые предшествовали торжеству. Казалось, что чем ближе юбилей, тем более абсурдным становится всё, что происходит вокруг него. Самый характерный пример – история с несостоявшимся утверждением главой Дербента депутата Госдумы Гаджимета Сафаралиева. О том, что именно он должен возглавить город в преддверии праздника, стало известно вскоре после отставки Яралиева. Депутат эти намерения подтвердил, даже подал документы в конкурсную комиссию, но спустя несколько дней неожиданно снял свою кандидатуру. Вслед за ним отказались от борьбы и остальные предполагаемые участники конкурса, за исключением одного – оппозиционного дербентского экономиста Маира Пашаева.


Конкурс был отменён, и к юбилею Дербент подошёл с главой с приставкой «врио» в лице бывшего министра юстиции Дагестана Азади Рагимова, делегированного в городскую администрацию из Махачкалы в противовес независимому Яралиеву. Внедрение Рагимова в мэрию сопровождалось уголовными делами – сначала против самого главы города, а после того, как дело развалилось, против близких к нему дербентских чиновников. Продуктивно работать в такой обстановке было явно невозможно, и в начале августа Имам Яралиев сложил полномочия с неизменной в таких случаях формулировкой «по собственному желанию».


Правда, в этом решении можно было увидеть и желание градоначальника перестраховаться. Что и подтвердилось на последнем перед юбилеем совещании с участием столичных чиновников, когда Рамазан Абдулатипов недвусмысленно дал понять, кого он считает «крайним»: «Дербентом занимались Москва, Пятигорск, Махачкала, но не сам Дербент». Сказано это было после того, как высокие гости отказались принять участие в открытии не до конца реконструированной школы. «Это профанация! Нельзя запускать детей в неготовый объект. Лучше бы чуть-чуть подождали, а не делали это для того, чтобы отчитаться перед нами», — заявил по этому поводу вице-премьер Александр Хлопонин.


Буйнакская осечка

Юбилей Дербента Рамазан Абдулатипов явно рассматривал как некий собственный аналог Олимпиады в Сочи, в преддверии которой он возглавил Дагестан. С той лишь разницей, что если Кремль в преддверии Игр менял руководство самых проблемных регионов Северного Кавказа (помимо Дагестана, в 2013 году новые главы появились в Кабардино-Балкарии и на Ставрополье), то на уровне региона основная кадровая ротация сместилась на уровень местного самоуправления.


Методы работы с муниципалитетами, опробованные руководством Дагестана в Дербенте, ещё год назад были с успехом применены в Дербентском районе, где под административным, а затем и уголовным давлением сложил полномочия глава Курбан Курбанов, занимавший свой пост много лет. Сломив сопротивление глав в ключевых муниципалитетах Южного Дагестана, Рамазан Абдулатипов, что называется, вошёл во вкус, не раз успев продемонстрировать, что уровень местного самоуправления находится под его полным контролем. При этом он демонстративно противоречил своим же декларациям о том, что чиновники, слишком долго занимающие свои должности, должны их покинуть.


Именно так в начале сентября развивались события в небольшом городе Буйнакске, где за несколько дней до выборов нового состава горсобрания депутаты переизбрали на третий срок единоросса Гусейна Гамзатова. Недовольство работой властей у жителей Буйнакска накопилось давно, но Махачкалу Гамзатов, похоже, вполне устраивал. «Ничего противозаконного в этом нет. Какая разница, старым составом депутатов избирают главу муниципального образования или новым составом. И тех, и других выбираете вы сами. Тем более, впервые выборы проходят бесплатно», — заявил Рамазан Абдулатипов за несколько дней до выборов в прямом телеэфире из дербентской крепости Нарын-кала.


Лезгинские мотивы


Неприятные моменты в ходе подготовки к юбилею Дербента возникли и в связи с принципиально значимым для Дагестана национальным вопросом. Дербент всегда славился как перекресток разных культур и религий, но предпраздничные события давали немало поводов для конфликта интересов двух основных этнических групп города – лезгин и азербайджанцев.


«Первой ласточкой» ещё два года назад стали планы по переименованию улицы Советской в улицу имени покойного президента Азербайджана Гейдара Алиева – таким было желание азербайджанской стороны, обещавшей городу немалые предъюбилейные инвестиции. Однако это предложение мгновенно вызвало протест части лезгинской общественности на том основании, что лезгины, значительная часть которых живёт на севере Азербайджана, фактически не признаются руководством этой страны как отдельная нация. Тревожные сигналы вновь появились в начале этого года, когда в Дербенте были осквернены памятник азербайджанцу-герою Советского Союза Шамсуле Алиеву и гробница азербайджанского поэта Сеида Мир-Гафара аги.


Масла в огонь подлила и отставка Имама Яралиева, который традиционно считался выразителем лезгинских интересов. После этого все ключевые посты в городе временно оказались закреплены за азербайджанцами – Азади Рагимовым и его однофамильцем, главой городского собрания Мовсумом Рагимовым. И хотя последний имел репутацию человека из команды Яралиева, многие лезгины очень болезненно восприняли отсутствие представителей своего народа во главе Дербента в дни юбилея, особенно после неожиданного отказа Гаджимета Сафаралиева стать главой города. Равно как и вопрос о подлинном возрасте Дербента: лезгины считают себя наследниками античного государства Кавказская Албания, которое, как минимум, на 200 лет старше официально признанного возраста Дербента, не говоря уже о том, что город (хотя и под другим названием) упоминался ещё раньше у древнегреческого историка Гекатея Милетского (VI век до нашей эры).


Действительно, в преддверии юбилея Дербента Рамазан Абдулатипов сделал несколько знаковых жестов в сторону южного соседа, например, присвоив звание заслуженного деятеля искусств Дагестана послу Азербайджана в России Поладу Бюль-бюль оглы, который на праздничном концерте исполнил несколько своих хитов прошлых лет. При этом тема статуса дагестанских народов (причём не только лезгин) в Азербайджане по-прежнему остаётся фактически закрытой на межгосударственном уровне. В таком же печальном состоянии находится и научно-исследовательский потенциал Дербента – в преддверии юбилея в Дагестане, не говоря уже о Москве, не состоялось ни одной крупной международной конференции с участием историков и этнографов с мировым именем. Обнадёживает одно: решением российского правительства юбилейная программа продлена до 2018 года, и быть может, что-то из первоначально задуманного удастся воплотить в жизнь. Правда, при действующем главе Дагестана на это сильно рассчитывать не приходится.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика
Веб-студия «Бест-Тренд», создание сайтов, создать сайт, создание сайта, разработка сайта, продвижение сайтов, продвижение сайта, дизайн сайта, дизайн сайов, сайт-визитка, каталог, интернет-магазин, портал.