Информационное агентство / Аналитический центр

«Стартапы рождают только испорченных специалистов»

26.11.2018 | 19:11
|
276
текст Ксения Золотарёва

Ростовская ИТ-компания Sebbia пришла в мобильную разработку ещё до того, как открылся AppStore и другие мобильные магазины приложений. Она сделала себе имя на разработке приложений для iOS в интересах крупных компаний, в том числе для EY, Nissan и VEKA. Получив большой опыт, компания начала разрабатывать собственный функциональный продукт

Чтобы догнать отраслевого лидера по производству телекоммуникационного оборудования Cisco, компании Huawei потребовалось 10-15 лет. При правильном подходе российские инновационные компании могут и за 10 лет сократить разрыв с мировыми лидерами ИТ-индустрии. По мнению директора ростовской компании Sebbia Николая Мельникова, чтобы реализовать потенциал региона в «умной экономике», совершить технологический прорыв, нужна продолжительная и системная совместная работа вузов, бизнеса и властей. В интервью «Эксперту ЮГ» он рассказал, зачем инновационной деятельности в ИТ-области нужна долгосрочная стратегия и как стартапы «расхолаживают» молодое поколение разработчиков

— Ваша компания входит в топ-20 мобильных разработчиков России по версии Tagline. Над какими задачами в сфере, связанной с инновационным развитием, вы работаете сейчас?

— Мы занимаемся разработкой системы, которая могла бы помочь профессиональным спортивным клубам организовать внутренние рабочие процессы. О готовом продукте говорить рано, сейчас мы находимся на стадии MVP (minimum viable product — продукт, обладающий минимальными функциями для получения обратной связи от первых пользователей для формирования гипотез дальнейшего развития продукта. — «Эксперт ЮГ»). Идея разработки собственного продукта возникла эволюционно. Несколько лет назад мы начали работать с профессиональным спортивным клубом. В определённый момент увидели, что для оптимизации внутренних административных процессов в этих организациях также можно разработать собственное решение. Тестирование разработки показало положительный результат — нагрузка на сотрудников действительно уменьшилась. В продукте есть и потребность, и заинтересованность — это решение потенциально можно распрстранить.

— Какие главные результаты получены за последние годы?

— Главным достижением за последние семь лет я считаю то, что мы — единственная региональная компания, занимающаяся мобильной разработкой, постоянно входящая в топ-10 в России по различным рейтингам. Я вошёл в мобильную отрасль в 2008 году с появлением первого iPhone, когда не было никакого рынка, даже AppStore не было. В 2011 году решил открыть собственную компанию — так появилась Sebbia. А в это время в России разработчиков мобильных приложений можно было по пальцам одной руки пересчитать. Тогда мобильные приложения просто никто не заказывал, и найти клиента было реальной проблемой. К 2013-2014 году рынок начал формироваться, и наши услуги стали востребованными. Сейчас, в 2018 году, у каждой уважающей себя компании, нацеленной на успех, должно быть мобильное приложение, которое либо оптимизирует внутренние процессы, либо помогает повышать прибыль. Тенденция разработки имиджевого продукта в последние два-три года теряет актуальность.

— Динамика какого показателя вашей деятельности является критерием успешности? Что с ним происходит в последние годы?

— В абсолютных цифрах — это выручка и штат, по этим показателям в ближайшие три пять лет мы можем реально вырасти в два–три раза. Компания движется к этой цели. Однако для меня наиболее важным критерием является системный подход в разработке, чтобы на выходе гарантированно получать качественный результат. Вот к этому хотелось бы прийти. Я недавно сформулировал мысль, которая, возможно, звучит слишком амбициозно, но лучше стремиться к чему-то максимально высокому: «построить самую технологичную компанию, основанную на незыблемых и непоколебимых во времени принципах, которые системно зададут потенциал на много поколений вперёд».

— Какого рода ресурсы нужны компании для того, чтобы кардинально увеличить масштабы инновационной деятельности по сравнению с тем, что компания делает сегодня?

— Я бы не сказал, что чего-то не хватает. Надо просто хорошо выполнять свою работу и двигаться к намеченной цели. Мы как компания не ждём какой-то помощи от государства. К тем же грантам я отношусь скорее отрицательно, чем положительно. Дело в том, что когда какая-то «манна» падает с неба, таким ресурсом обычно неправильно пользуются. А когда деньги заработаны упорным трудом, понимание, как их осваивать, становится чуть более зрелым.

— Как может выглядеть инфраструктура поддержки инноваций, для того чтобы инновации стали драйвером экономического роста? Каких элементов сегодня не хватает?

— Есть хороший пример Татарстана, где власти пошли на снижение налога на прибыль для инновационных компаний и ИТ-отрасли до одного процента. В Орловской области предусмотрена похожая льгота — там отчисления в бюджет составляют три процента

А также стоит подумать на тему упрощения порога входа малого ИТ-бизнеса в сферы, которые требуют лицензирования. Сегодняшние требования к деятельности по разработке программного обеспечения и технической защите конфиденциальной информации довольно суровые. Например, наличие в штате трёх специалистов с образованием в области компьютерной безопасности, и это при среднем штате ИТ-компаний в регионе порядка 30 человек. Компании идут на то, чтобы нанимать таких сотрудников на время оформления лицензии. Глупо и абсурдно создавать такие условия, особенно учитывая, насколько современные технологии ушли вперёд. Дайте малому бизнесу возможность делать такие продукты, и он сгенерирует куда больше жизнеспособных и масштабируемых идей, чем крупные компании, которые работают только с готовыми решениями в области обработки персональных данных.

— Какие главные препятствия для развития инноваций вы сейчас видите?

— Чрезмерное увлечение стартапами. Создаются какие-то огромные структуры, потребляющие колоссальные ресурсы, в том числе и финансовые, а на выходе не получается ничего, кроме испорченных специалистов. Я имею в виду разработчиков, менеджеров и дизайнеров, которые в свои 19-20 лет думают, что они будущие цукерберги. Но миру не нужно столько цукербергов.

Я считаю, что стартапы расхолаживают тех, кто только приходит в индустрию. Вместо того, чтобы учиться год за годом, каждый такой «специалист» считает себя senior developer (продвинутый, опытный разработчик. — «Эксперт ЮГ»), что просто неприемлемо, особенно если ориентироваться на мировые стандарты. Бытует мнение, что человек становится профессионалом, только когда отработает в своей отрасли 10 тысяч часов. Так вот, 10 тысяч часов — это порядка пяти лет. И опять же надо понимать, что человек с пятилетним опытом и тот, кто пять раз повторил опыт одного года — это специалисты совершенно разного уровня.

Это проблема и нашего образования, и бизнеса, когда люди думают так: «сейчас запилим очередной стартапчик и что-нибудь заработаем». Тот же аутсорсинг, на мой взгляд, для старта лучше. Он учит разностороннему подходу — компании разные, потребности разные, отрасли разные, поэтому хочешь не хочешь, а всё равно учишься работать и с предметной областью, и с людьми. Инновационные прорывы возможны только при наличии крепкой профессиональной базы.

— Как вы могли бы оценить сегодняшний уровень региональных разработчиков?

— У них в основной массе очень низкий уровень фундаментальных знаний в области разработки, архитектуры компьютерных программ и аналитики бизнес-процессов, и это не только в нашем регионе, но и по всей России. Надо отметить, что написание кода — это лишь часть всего рабочего процесса. Остальное — это аналитическая работа, подготовка техзадания, интеграция разработанного продукта — этапы, которым у нас уделяют недостаточно внимание. И проблема кроется в том, что ещё на уровне образования закладывается неверное представление о профессии. Якобы достаточно годик поработать, и ты уже профессионал и специалист. Я работаю в ИТ-отрасли 20 лет и с удивлением наблюдаю за молодёжью, которая только пришла в разработку, но уже считает, что достигла высот, которые люди достигают десятилетиями.

Более того, новым поколениям разработчиков следовало бы больше внимания уделить этической стороне профессии, например, обратиться к кодексу этики и профессиональной деятельности в области программной инженерии.

— Как вы оцениваете перспективы вашей отрасли в целом? На каких направлениях и при каких условиях были бы возможны прорывы, как в аппаратной, так и в программной областях?

— Я абсолютно уверен, что в нашей отрасли никакого прорывного устройства, сравнимого, например, с тем же iPhone, в ближайшие 7-10 лет не появится. Сейчас период определённого переосмысления программного обеспечения: современный программный продукт, его кодовая база, совместим с носимыми, мобильными устройствами и стационарными компьютерами. Я вижу тенденцию к чему-то более универсальному в разработке. В любой отрасли имеет смысл следовать отраслевым стандартам. Наши люди очень активные, очень хорошие и умные, но они постоянно пытаются изобрести велосипед. Если взять какую-нибудь организацию инженерии программного обеспечения мирового масштаба, то мы видим, что всё стандартизировано. На любой вопрос, который встаёт при разработке конкретного продукта или услуги, можно найти ответ.

Например, есть Apple, которая выпустила смартфон, потом создала среду разработки приложений для него. Эта среда позволяет с помощью одного и того же кода, только с разными конфигурациями, создавать приложения для телефонов, компьютеров, планшетов, часов, телевизионных приставок. В какой-то момент Google ровно по тому же обкатанному сценарию создаёт Android Studio, в которой разработчики имеют возможность создавать приложения для любых Android-устройств. На выходе для обеих флагманских платформ мы имеем по одному инструменту разработки, который позволяет покрывать все устройства, использующие эти операционные системы. Системный унифицированный подход — вот залог коммерческого успеха.

— Являются ли, на ваш взгляд, инновации и научные разработки драйвером развития региона? В какой степени? Оцените текущую стадию развития.

— Я бы не строил какие-то иллюзии, связанные с тем, что сейчас быстро и дешёво можно «импортозаместиться в ИТ», как бы грустно это ни звучало. Мы обязаны выстраивать долгосрочную стратегию, так как нам потребуется 10–20 лет, чтобы быть не только самодостаточными, но и конкурентоспособным на этом рынке. Приведу пример. Есть компания Cisco — коммерческий лидер в телекоммуникационном оборудовании. В начале 2000-х порядка 80 процентов интернета были построены на оборудовании её разработки и производства (на сегодняшний день доля компании на рынке составляет порядка 40%. — «Эксперт ЮГ»). Также есть компания Huawei, которой потребовалось порядка 10-15 лет, чтобы составить серьёзную конкуренцию компании Cisco, которая в своей отрасли была первопроходцем. Понимаете горизонт планирования? В любой отрасли лучше быть первым, потому что второй всегда выступает в роли догоняющего. О каком прорыве можно говорить, если у нас для него на данном этапе нет базы: производственных и профессиональных ресурсов?

— Какие тренды в развитии инновационного бизнеса вы считаете основными? Какие из них больше всего влияют на стратегию вашего развития?

— Для маленьких региональных компаний — это прежде всего аутсорсинг. Это — основа не только в Ростове, но и в крупных наших городах, в Москве и Питере. На данном этапе я не знаю ни одной действительно серьёзной компании, которая бы занималась разработкой промышленного продукта на уровне, например, Luxoft или Epam (два крупнейших мировых аутсорс-разработчика программного обеспечения). Компании такого уровня занимаются серьёзной разработкой, делают проекты для таких гигантов, как, например, Boeing. Когда ты делаешь проект для авиации, то, по сути, пишешь программы, от которых зависит жизнь людей. И соответственно незрелые подходы — «сделал, потом исправил», уже не применимы. Разработка такого уровня — это мастерство, которое достигается не годами, а десятилетиями.

— Что, на ваш взгляд, сегодня в наибольшей степени мотивирует организации и регионы думать об инновационном развитии, вкладываться в него?

— Прежде всего это увеличение прибыли за счёт повышения эффективности работы. Особенно это актуально для крупных компаний, что и позволяет им вкладывать прибыль в инновации. Чтобы оптимизировать бизнес-процессы и повышать эффективность производства, существует огромный пласт enterprise-разработки — программного обеспечения для решения бизнес-задач. В нашем регионе не так много компаний, которые могут позволить себе заказ подобных решений. Разработка одного такого продукта стоит от трёх миллионов рублей.

— Какие задачи вы считаете необходимым ставить в сфере инновационного развития? Кто может быть локомотивом инновационного развития завтра?

— В первую очередь надо подтягивать образование — без этого не возникнет никаких прорывных идей. Это фундамент, без которого невозможно двигаться в сторону серьёзных инноваций. К сожалению, именно вузы очень мало внимания уделяют каким-то действительно прорывным идеям. В основном внимание уделяется копированию давно изобретенных решений, без попытки даже на их базе придумать что-то своё. Это не двигает прогресс вперёд, ни в регионе, ни в стране. Специфика ИТ-отрасли — в постоянном и быстром изменении. Грубо говоря, период устаревания какой-либо технологии не превышает трёх лет. Программы, которые сейчас преподаются, устарели и не востребованы на рынке. Специалистов-выпускников приходится доучивать и переучивать.

Впрочем, наметилась положительная тенденция привлечения бизнеса к образовательному процессу. Мы тоже участвуем в этом процессе, сотрудничая с двумя учебными заведениями — Ростовским колледжем связи и информатики (РКСИ) и Ростовским государственным экономическим университетом (РИНХ). Мы ведём эту работу уже два года, и в этом году получили первые результаты в лице дипломников, которые защищались после стажировки в Sebbia и у нас же теперь работают. Кстати, мы не единственная компания в Ростове, которая готовит для себя кадры, активно сотрудничая с вузами.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!