Ваш регион: Выберите регион
Найти на сайте:

«Санкции — как толчок в спину: либо падать, либо бежать»

28.08.2017 | 17:08
|
666
текст Евгений Ракуль

Кубань постепенно осваивается в роли крупнейшего индустриального и инфраструктурного центра России, которым она стала в результате олимпийского строительства. О приоритетах нового этапа экономической политики «Эксперту ЮГ» рассказал губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев

— В «предолимпийский» период Краснодарский край демонстрировал высокие темпы роста инвестиций в экономику. Однако после 2014 года начался предсказуемый спад. Какие точки роста сегодня являются основными в сфере инвестиций?

— В экономику края в первом полугодии 2017 года привлечено более 155 миллиардов рублей инвестиций — это больше, чем за аналогичный период прошлого года. Причём особенно радует, что начали расти внутренние инвесторы.

Ситуация улучшается, но говорить, что она была нестабильной в прошлом — неправильно. Посмотрите на рейтинги инвестпривлекательности: у нас стабильно первое место в ЮФО и седьмое — по всей стране. Только за 2016 год в край поступило 429 миллиардов рублей инвестиций, и 1,3 миллиарда из них — иностранных. Постоянно растёт количество крупных инвестиционных проектов стоимостью свыше 100 миллионов рублей. Сегодня таких более 350, они дадут региону около 40 тысяч новых рабочих мест, и большинство из них будут высокотехнологичными. Вообще промышленность становится реальной точкой роста экономики. Новые проекты появляются в сфере производства химических веществ, нефтепродуктов, металлургии. За эту работу мы серьёзно взялись два года назад, и сейчас она уже приносит ощутимые плоды.

— А куда вы хотели бы направить внимание инвесторов в первую очередь?

— Нам бы хотелось, чтобы инвесторы максимально участвовали в возрождении переработки. Продажа сырья и продажа готового продукта — это совсем разные ступени развития АПК. Вспомните: на Кубани всегда много производили консервов, колбас, соков… Эту традицию нужно возвращать. Прежде всего — это высокая добавленная стоимость.

Есть несколько интересных проектов в транспортном комплексе: строительство скоростного платного дублёра трассы вдоль Азово-Черноморского побережья, альтернативной платной дороги Краснодар — Сочи, дальнего северо-западного обхода Краснодара.

В сфере обрабатывающей промышленности мы заинтересованы в появлении новых предприятий по производству стройматериалов и строительной техники, оборудования для сельского хозяйства, пищевой промышленности и машиностроения, нефтепереработки, а также новых производств в лёгкой промышленности.

Ставка на промышленность

— С 2012 года Краснодарский край удерживает первое место в ЮФО по объёмам промпроизводства, опережая Ростовскую и Волгоградскую области. С чем связан такой прогресс в некогда преимущественно сельскохозяйственном регионе?

— Сильная экономика не может опираться на одну-две отрасли. А мы стремимся к сильной экономике. Да, у нас был определённый застой в промышленности — особенно в постсоветское время, — но сейчас мы активно работаем над тем, чтобы этого «белого пятна» не осталось.

В последние годы в крае реализовано несколько мегапроектов, которые стали трамплином для развития производства: строительство олимпийских объектов, объектов к чемпионату мира по футболу, трассы Формулы-1, строительство Керченского моста. Введённые против нашей страны санкции тоже сыграли свою роль — некоторые материалы мы уже просто не могли закупать за границей.

Высокий темп развития региона привлекает к нам огромное количество людей со всей страны — по неофициальным данным, за пять лет Кубань приросла почти на 600 тысяч человек. Все они готовы покупать дома и квартиры — и это дало толчок жилищному строительству. В итоге мы уже несколько лет занимаем второе место среди регионов РФ по объёмам введённого жилья. Бизнес очень чутко реагирует на такие изменения. Когда в 2012 году появилась потребность в металлических изделиях, объёмы их производства в денежном исчислении за три года выросли почти в два раза: с 29,5 миллиарда рублей до 57,7 миллиарда рублей.

— С какими предприятиями в первую очередь связан промышленный рост на Кубани?

— Были запущены две очереди Абинского электрометаллургического завода, два цементных завода в Новороссийске, производство газоблоков в Усть-Лабинском районе. Сегодня мы производим порядка 30 процентов газовых бытовых плит и газовых водонагревателей, выпускаемых в России, 10,5 процента — цемента, 8,5 процента — керамического кирпича. Полноценно заработал Армавирский машиностроительный завод. По сути, это вторая жизнь для градообразующего предприятия. Сейчас там налажено серийное производство грузовых крытых вагонов, а совсем недавно началось производство автономных рефрижераторных вагонов — это уникальные вагоны-термосы, которые будут перевозить скоропортящиеся продукты. Аналогов нет нигде в России! Пока идёт сертификация, в следующем году планируем выйти на серийное производство.

— Какие виды поддержки промышленных инвесторов существуют в крае? Какой эффект они дают?

— В регионе два года назад впервые была принята государственная программа по развитию промышленности. Она рассчитана до 2021 года и направлена, в том числе, на модернизацию производств и повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции, как это происходит сегодня, например, в Армавире.

В 2016 году мы заключили соглашение о сотрудничестве с федеральным Фондом развития промышленности. Благодаря этому Краснодарский край первым в России подписал специальный инвестиционный контракт — с компанией «Клаас». По нему государство гарантирует инвестору федеральные и региональные льготы и преференции, а предприятие обязуется увеличить уровень локализации и мощность краснодарского завода по производству зерноуборочных комбайнов. В этом году в планах выпуск более 500 зерноуборочных комбайнов и 200 тракторов.

Мы также создаём собственный региональный фонд поддержки промышленности. Причем помощь из него будут получать как крупные промпредприятия, так и средние и небольшие производства. На это будет направлено около миллиарда рублей.

— Давайте коснёмся крупнейших промышленных предприятий и налогоплательщиков в сфере ТЭК края — Афипского и Туапсинского НПЗ. Уже давно на них заявлены программы модернизации заводов, но неясно, реализуются ли они. Какова ситуация с модернизацией этих НПЗ?

— Для нас очень важно, что и Афипский НПЗ, и Туапсинский НПЗ развиваются именно в сторону выпуска продукции, соответствующей высоким экологическим стандартам. Сейчас глубина переработки нефти в среднем по России составляет 72 процента. В Краснодарском крае она будет увеличена до 83 процентов на Афипском НПЗ и фактически до 100 процентов — на Туапсинском. Это очень внушительные показатели.

В Туапсинском районе фактически ведётся строительство нового завода без остановки производства. Программа модернизации включает три этапа, в результате мощность переработки нефти будет увеличена с 4,5 до 12 миллионов тонн в год. Первый этап уже завершён. В данный момент процесс идёт, наверное, не совсем такими темпами, как хотелось бы, но причин для беспокойства я не вижу. «Роснефть» всегда выполняет свои обязательства — в том числе перед краем.

Что касается Афипского НПЗ — его модернизацию планируется завершить к 2020 году, в результате будет создано около 500 новых рабочих мест. Здесь речь идёт о строительстве новых установок и комплекса по первичной переработке нефти. В течение трёх лет компания собирается направить на эти цели порядка 30 миллиардов рублей.

— На каком этапе сегодня находится проект развития порта Тамань? Каковы обязательства региона, федерального центра и инвестора в этом проекте?

— Хочу, чтобы вы понимали — на Таманском полуострове, в Азовской акватории ничего подобного ранее не строилось. И для региона, и для страны в целом этот проект имеет огромное социально-экономическое и политическое значение. Для Краснодарского края портовый кластер — это новые точки роста экономики. И со своей стороны мы будем делать всё, чтобы этот проект был реализован. В итоге мы получим маленький новый город на Тамани — это 15 тысяч рабочих мест, миллиарды рублей налогов, возможность развивать современное конкурентоспособное производство и вкладывать средства в повышение качества жизни.

Проект реализует группа компаний ОТЭКО, с которыми мы находимся в тесном диалоге. Объём инвестиций в терминальную и портовую инфраструктуру Тамани уже составил больше трёх миллиардов долларов. В дальнейшем общая сумма инвестиций превысит восемь миллиардов долларов. И что особенно радует — при всей мощи и объёмах строительства в приоритете остаются вопросы экологии.

Безусловно, власть держит реализацию проекта на контроле, регулярно к нам приезжают федеральные министры, чтобы оценить ход строительства порта. И у меня есть полная уверенность в том, что всё будет реализовано точно и в срок. Это станет поистине историческим событием.

Санкции как толчок к развитию

— Некоторые отрасли на Кубани ожили после введения санкций на продукцию или услуги европейских производителей. И, тем не менее, насколько региональные предприятия воспользовались новыми возможностями, чтобы модернизировать производство, расширить ассортимент производимой продукции, освоить новые методы производства?

— Знаете, санкции — это как толчок в спину: можно упасть, а можно побежать. Мы решили бежать. Ниша, которая традиционно была занята импортом, начала заполняться нашей продукцией, нашим оборудованием. «Наше», «кубанское», «произведено на Кубани» — это ключевые понятия сегодня для всех отраслей региональной экономики.

Например, были внедрены новые технологии по производству сыров с плесенью, и сегодня на наших прилавках — элитные кубанские сыры из Каневского, Ленинградского, Славянского и Тбилисского районов. И таких примеров ещё очень много! Регион полностью обеспечивает себя зерном, рисовой крупой, сахаром, картофелем, есть хорошие перспективы по производству плодоовощной продукции. Аграрии осваивают новые технологии, в том числе — органическое сельское хозяйство. Сертификаты на выращивание органической продукции уже получили Мацестинская чайная фабрика Константина Туршу, КФХ Ф.В. Зайцева, дающее овощи, тыкву и арбузы. Именно в условиях импортозамещения мы форсировали работу по производству отечественных семян — кукурузы, подсолнечника, сахарной свёклы, овощей открытого грунта. Сейчас по ряду показателей они не только не уступают, но даже превосходят импортные аналоги.

— Как это отразилось на экспортном потенциале края?

— Если подводить итоги прошлого года, край экспортировал сельхозпродукции на 1,8 миллиарда долларов. Это почти на 23 процента больше результатов предыдущих лет. В основе экспорта, конечно, зерно. Кубань — уникальный регион, мы можем экспортировать около шести миллионов тонн ежегодно. Ещё пять лет назад мы радовались урожайности в 50 центнеров с гектара. Сейчас некоторые хозяйства собирают больше 90 центнеров «на круг». Средняя наша урожайность — 63,3 — самая высокая в России. В 2017 году мы сократили площади посева зерна почти на 50 тысяч гектаров, чтобы земля могла «отдохнуть», но аграрии собрали 10,3 миллиона тонн — на 212 тысяч тонн больше, чем в прошлом году.

— Вы сказали, что нужно увеличивать глубину переработки на территории края. Выход — в создании технопарков, промзон. Есть ли конкретные планы по развитию этого направления?

— Да, сегодня в крае есть чёткий план развития региональных промпарков. К 2020 году будет создано одиннадцать индустриальных зон — это как государственные, так и частные проекты. Один из таких государственных парков мы планируем запустить в конце 2017 или начале 2018 года в Восточной промзоне Краснодара. Площадь участка составляет 66,4 гектара, но мы рассматриваем возможность увеличить его до 330 гектаров.

В краевой столице также будет открыта и частная промзона — её строительством занимается компания «Магнит». Здесь оборудуют 14 производств: 12 пищевых, одно промышленное и одно сельскохозяйственное.

Частная индустриальная зона появится и в Усть-Лабинском районе — это проект группы компаний «Базовый элемент». Промпарк будет специализироваться на производстве стройматериалов и биотехнологий. Также прорабатывается вопрос создания химического промпарка в Белореченском районе — на мощностях ООО «Еврохим-БМУ».

При этом особое внимание уделяется реиндустриализации существующих промзон. Например, создать индустриальный парк на территории бывшего Краснодарского компрессорного завода хочет ООО «ККЗБ». Промплощадки появятся также в Армавире, Абинском, Апшеронском, Гулькевичском, Тимашевском и Павловском районах.

— Край также анонсировал создание региональных кластеров. Какие именно это проекты?

— Прежде всего речь идёт о создании производственного кластера на базе завода «Клаас» в Краснодаре. Для нашего аграрного региона это крайне актуальный вопрос. Но сейчас зерноуборочные комбайны и тракторы «Клаас» делает на заводе в Краснодаре, а комплектующие для них по-прежнему закупает за рубежом. Мы же заинтересованы в налаживании определённой производственной кооперации, объединении поставщиков завода на одной площадке.

В этом вопросе край также готов сотрудничать с иностранным бизнесом. Например, с немецкой компанией «Петкус». Это даст дополнительные налоги в бюджет, привлечёт в регион не только крупный, но и средний бизнес из-за рубежа.

Также стоит отметить и ещё один проект по созданию туристско-рекреационного кластера «Абрау-Утриш» на территории Анапы. В рамках проекта планируется улучшить пляжи «Суджукская коса», «Алексино», «Мысхако», реконструировать 20 средств размещения, шесть спортивно-оздоровительных объектов, десятки предприятий общепита, торговли и развлечений. Полноценный кластер появится ориентировочно в 2018 году. Он даст краю почти две тысячи новых рабочих мест.

Заработать на туризме

— Раз уж вы упомянули туризм, то позвольте спросить о недавно принятом в стране пилотном законе о курортном сборе. Действительно ли такой сбор нужен и почему?

— Этот вопрос назрел довольно давно. Число туристов, которые посещают Анапу, Геленджик и другие курорты, пропорционально не соответствует поступлениям в бюджет. Краснодарский край на подготовку к курортному сезону тратит в три раза больше средств, чем получает от отдыхающих. При этом запросы туристов растут. Нужны благоустроенные, чистые, красивые пляжи, комфортная инфраструктура в курортных городах — это реалии сегодняшнего дня. И это именно то, на что будут идти средства от курортного сбора. Если мы обеспечим достойный уровень отдыха, то и посещаемость будет высокой. А если люди будут понимать, что деньги идут только на поддержание и развитие курортной инфраструктуры, то закон окажется дееспособным, и нареканий мы не получим.

— Насколько ваши предложения по администрированию сбора услышаны на федеральном уровне?

— Согласно федеральной норме, в первый год сумма сбора не будет превышать 50 рублей в сутки. Потом она может быть увеличена. Однако я считаю, что нужно передать определение размера взимаемого курортного сбора на уровень муниципалитетов, курортных городов. Кроме того, нужно понимать, насколько мы можем обеспечить комфортную работу закона для самих кубанцев. В федеральном законе предусмотрено 19 льготных категорий граждан, которые не будут платить курортный сбор, мы же предлагаем на уровне региона внести ещё одну — это все жители нашего края.

— Сегодня часто говорится о том, что регион хочет изменить облик туриста в долгосрочной перспективе. Какие сегодня главные задачи в туризме: инфраструктура, туристические продукты, стандартизация, налоговая эффективность отрасли?

— Давайте смотреть правде в глаза: облик туриста мы изменить не сможем, пока не поменяем условия, которые ему предлагаем. Поэтому мы разработали концепцию развития санаторно-курортного и туристского сектора до 2030 года. Определили группы территорий и приоритетные для них виды туризма. Санаторно-оздоровительный отдых — приоритет для побережья, Горячего Ключа, Апшеронского и Лабинского районов. Культурно-познавательный туризм на новый уровень можно вывести в Анапе, Армавире, Краснодаре, Новороссийске. Горноклиматический туризм — в Сочи, Апшеронском, Мостовском и Северском районах. Но главная задача — модернизация курортной инфраструктуры. В Сочи к Олимпиаде благодаря серьёзной федеральной поддержке были созданы все условия для круглогодичного отдыха: новые сети, дороги и развязки, современные отели… Понятно, что по такому же принципу всё побережье мы в порядок не приведём — Олимпиады в Геленджике или Анапе не будет. Но это не повод сидеть сложа руки.

— Но способен ли сегодня край модернизировать курортную сферу самостоятельно?

— Конечно, мы рассчитываем на федеральную поддержку, без неё наиболее масштабные проекты, как, например, модернизация коммунальных сетей курортов, мы не реализуем. Но сегодня гораздо важнее научиться зарабатывать самим, искать инвесторов, которые будут вкладывать в развитие побережья. В Анапе, например, инвесторы участвуют в благоустройстве пляжных территорий. В реконструкцию пляжей у отелей «Ривьера» и «Довиль» будет вложено порядка 180 миллионов рублей. Также мы рассчитываем на новую федеральную программу по развитию туризма, в которую должны войти 32 пляжа Краснодарского края — всего около 24 километров.

Значительная работа проведена и по стандартизации услуг курортной сферы. Мы проанализировали мировой опыт предоставления услуг по системам «всё включено» и «ультра всё включено» — оказалось, что единых стандартов просто нет. Более того, понятие «пять звёзд» в олимпийской столице отличается от отелей аналогичных категорий, например, в Анапе. Поэтому в 2017 году краем разработаны рекомендации по предоставлению услуг по системе «всё включено». С начала сезона-2017 мы уже начали внедрять единые стандарты на своих курортах. Скажу даже больше — наши рекомендации направлены в правительство страны для возможного распространения этой практики в других регионах России.

— Где ещё вам видится потенциал для развития курортной отрасли?

— Наша задача — уйти от «сезонности». Летом наше побережье заполнено, гостиничный фонд по Черноморскому направлению заполнен больше чем на 90 процентов, хороший рост показывает и Азовское побережье. Но мы не хотим, чтобы курорты пустовали в остальное время, сейчас серьёзный потенциал мы видим в развитии бальнеологии. Уникальные природные особенности нашего региона в последнее время вызывают интерес у инвесторов. Так, в Геленджике строится вторая очередь санатория «Приморье» с расчётом именно на оказание услуг бальнеолечения, в Белореченском районе инвестор восстанавливает профилакторий «Солнечный». На его базе также появится современный бальнеокомплекс. А в Славянском районе в прошлом году открылась бальнеолечебница.

Поддержка бизнеса в условиях ограничений

— Согласно данным на 2016 год, у Кубани крупнейший в стране госдолг (по данным на 1 января — 150 миллиардов рублей). Какое влияние это оказывает на бюджетную политику края, на возможности по реализации проектов и поддержке бизнеса? Как сегодня выглядят планы по уменьшению долговой нагрузки?

— Госдолг края действительно велик. И все понимают, откуда он взялся — прежде всего, это финансирование строительства олимпийских объектов. Погасить его быстро невозможно, но мы смогли остановить рост: на конец года изменения объёма долга не прогнозируется. Также оптимизировали расходы регионального бюджета на его обслуживание, досрочно погасили кредиты по госконтрактам на сумму 24,4 миллиарда рублей.

Понятно, что госдолг не может совсем не влиять на нашу бюджетную политику. Из-за него мы ограничены в дополнительных расходах, не относящихся к полномочиям края.

При этом хочу подчеркнуть — на финансировании социальных гарантий и первоочередных мер поддержки отраслей экономики это не отражается. В 2016 году нам удалось значительно увеличить доходную часть краевой казны — налоговые и неналоговые доходы по консолидированному бюджету приросли сразу на 30 миллиардов рублей. Это позволило не сворачивать региональные проекты и сохранить поддержку реального сектора экономики. Планку по доходам мы не снижаем и в этом году.

— Сколько в 2017 году край сможет потратить на поддержку малого и среднего бизнеса по сравнению с 2016 годом?

— Сегодня у нас в крае больше 300 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства — это почти 560 тысяч рабочих мест. Мы стараемся создать для бизнеса максимально комфортные условия работы, и результаты есть: Краснодарский край традиционно входит в число лидеров по уровню развития МСП. Если конкретно — в прошлом году на поддержку МСП край выделил 441 миллион рублей, из них 375 миллионов — это федеральные деньги. Основная часть средств была направлена на уплату процентов по кредитам, возмещение части затрат на ранней стадии деятельности. В 2017 году сумму поддержки мы практически не изменили — предусмотрено порядка 413 миллионов рублей, несмотря на то, что из федерального центра на эти цели мы получили в полтора раза меньше.

— На каких формах поддержки нужно концентрировать усилия?

— Сегодня мы меняем саму форму поддержки: просто выдавать предпринимателям невозвратные субсидии не совсем эффективно, а в чём-то даже неправильно. Малый бизнес сегодня необходимо переориентировать на рыночные механизмы поддержки, и давать деньги только тем, кто умеет зарабатывать и возвращать их в бюджет. Поэтому в конце прошлого года мы приняли решение перейти от субсидий к выдаче займов под льготный процент. Хорошо себя зарекомендовал фонд микрофинансирования, в прошлом году объём выдачи микрозаймов увеличился в два раза и составил более 500 миллионов рублей. Ещё одна форма развития малого и среднего бизнеса — Гарантийный фонд. В 2016 году он вдвое нарастил объём выданных поручительств — до 493 миллионов рублей. Кроме того, в Краснодаре заработал центр поддержки предпринимательства, где бесплатно можно получить консультацию практически по любому вопросу ведения бизнеса. Оказалось, это направление очень востребовано: услугами центра уже воспользовались 10 тысяч человек.

— В Краснодарском крае уже почти год идёт работа над стратегией социально-экономического развития до 2030 года. Оформились ли сегодня основные приоритеты развития?

— О приоритетах мы уже не раз говорили: это дальнейшее развитие АПК с уклоном в переработку, создание всесезонных курортов, наращивание промышленного производства, развитие транспортного комплекса. Чтобы сформировать «Стратегию 2030», проделана колоссальная работа. Мы изучали лучший опыт регионов по отдельным отраслям, организовали открытые обсуждения на всех уровнях — от федеральных экспертов, деятелей науки и руководителей региональных министерств до бизнесменов, сотрудников предприятий и просто небезразличных кубанцев. При этом все шаги стратегии детально прорабатываются на местах и исходят из реального состояния дел, ведь в итоге это должна быть пошаговая инструкция по развитию всех отраслей жизни края. Для нас принципиально важно не создавать её «сверху». Этот документ — своего рода экономическая конституция, которая позволит региону взять новую высоту как в экономике, так и в социальной жизни. Надеюсь, уже в октябре 2017 года в рамках Форума стратегов в Петербурге мы официально представим проект новой стратегии развития края.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!