Информационное агентство / Аналитический центр

«Проблема всей нашей страны — непредсказуемость с ценами»

19.11.2018 | 13:11
|
202
текст Руслан Карпов

ЗАО имени С.М.Кирова (Ростовская область), которое возглавляет Шерефетдин Кахриманов, обрабатывает 13 тысяч гектаров пашни, 50% из них — озимая пшеница, остальное — лён, горох, подсолнечник и люцерна. Выручка в 2017 году — 632 млн рублей, прибыль — 182 млн.

— Какая продукция является основной точкой роста в растениеводстве для вашей компании?

— Всё зависит от специфики года. В 2018 вал меньше, а денег больше от озимой пшеницы. В целом по годам — увеличение выручки идёт, потому что и повышение урожайности имеет место.

— Где вы сегодня видите наибольший резерв для повышения эффективности растениеводства?

— Прежде всего необходимо соблюдение технологии — если ты сеешь, то должен это делать в оптимальные сроки. Потом нужно получить оптимальное количество всходов, с которыми далее можно работать. Не получил — хоть воду лейкой лей, удобрения сыпь — нормального урожая не будет. И дальше проводим все технологические работы качественно и в срок — борьба с сорняками, вредителями и болезнями.

— Какими вы видите свои будущие действия по повышению эффективности?

— Во-первых, мы должны знать, что есть в почве. Сейчас приобрели оборудование и создали совместную лабораторию на три хозяйства — чтобы оперативно получать сведения, что сейчас есть в почве и что нужно растениям, какое питание. Какие удобрения, в каких количествах вносить. Если чего-то не хватает, везём на анализ в Белую Глину, они определяют по листу недостаток азота, фосфора, калия. Тогда подключается опрыскивание. Но это, конечно, временная мера, опрыскивание ненадолго восполняет дефицит питания. Основное должно прийти из почвы осенью.

Второе — подбор семян, сортовой состав. В нашем хозяйстве мы сеем чистой «элитой». На демо-посевах проверяли более 20 сортов озимой пшеницы, подходивших для нашей зоны. Взяли себе на пробу новейшие.

Все большие инвестиционные затраты мы прошли — перевооружение сделали. У нас идёт активно покупка земли — вкладываемся туда. За прошлый сельхозгод мы потратили 80 миллионов рублей и купили тысячу гектаров в нашем поселении.

— Насколько остра для вас проблема обеспеченности современной сельскохозяйственной техникой?

— Мы практикуем нулевой посев (технология ноу-тилл). Недостатка ни в чём не испытываем — техники при ноу-тилл нужен минимальный набор: трактор, опрыскиватель, разбрасыватель минеральных удобрений, комбайн, сеялка. Любая техника есть на рынке.

— Каковы, на ваш взгляд, основные барьеры, мешающие развитию компаний, которые занимаются растениеводством?

— Это проблема всей нашей страны — непредсказуемость с ценами. В прошлом году я топливо покупал по 36 рублей, а сейчас оно под 50. Аммофос был 25,5 рубля за килограмм, стал 33 рубля. Неудержимый рост цен на всё невозможно просчитать. Нужно получать неизменно более высокие урожаи, чтобы всё это компенсировать. При этом я не знаю, какой будет цена на мою продукцию на рынке и почём будут в следующем сезоне ГСМ, удобрения и т.д.

— Что должны были бы сделать отраслевые организации и власти для решения этих проблем?

— Ничего они не могут сделать — всё зависит от президента. Он должен так сказать: «Ребята, не хаметь! Договорились, что инфляция четыре процента, значит, нигде цены не должны расти. Не более четырёх процентов». Тогда будет порядок.

— Насколько система поддержки АПК стимулирует модернизационные процессы в растениеводстве?

— Не стимулирует вообще. У нас в области субсидии стали в основном направлять тем, кто занимается животноводством. Я считаю, что это несправедливо. Господдержка за последние годы уменьшилась. Но ведь все не могут заниматься животноводством! Вернуть «погектарку» было бы справедливо.

Другие публикации раздела: Новости

Нет комментариев. Ваш будет первым!