Информационное агентство / Аналитический центр

Евгений Титов, «Юго-Западный банк ПАО Сбербанк»: «Наша задача — создать предпринимателя новой волны»

18.02.2018 | 13:02
|
938
текст Евгений Ракуль

Для развития экономики необходимо построить новую экосистему предпринимательства, где опыт даётся не методом собственных проб и ошибок, а на основе банковской аналитики, считает председатель Юго-Запад­ного банка Сбербанка Евгений Титов

Евгений Титов работает в структурах банка, по собственному признанию, более 25 лет. Выходец со Ставрополья, он занимал аналогичную должность на Дальнем Востоке, а также в центральном аппарате банка. Построение банковского бизнеса в самых неоднородных по экономическому развитию округах России — ЮФО и СКФО — задача непростая. Евгений Титов считает, что её решение — в создании новой предпринимательской общности, развивающей бизнес с помощью высоких технологий. На Юге для этого есть все условия — доля качественных инвестпроектов здесь постоянно растёт.

Инвестиционное послание от Сбербанка

— Если судить по объёмам инвестиций, целый ряд сфер экономики на Юге были «разморожены». Мы увидели пробуждение инвестиционной активности бизнеса. Насколько ваш опыт работы с корпоративным сегментом подтверждает эти наблюдения?

— Могу привести следующие данные. Только за прошлый год с участием Юго-Западного банка Сбербанка реализовано более 120 инвестиционных проектов. А это, в свою очередь, в два раза больше, чем в 2016 году. Один этот факт как нельзя лучше характеризует развитие экономики юга России и Северного Кавказа.

Ключевым драйвером роста становится сельскохозяйственная отрасль, на долю которой приходится более 70 процентов всего финансирования. К примеру, только по федеральной программе льготного кредитования АПК мы заключили порядка 640 договоров с аграриями регионов. А это куда больше, чем просто импортозамещение. Это создание новых производств, новых рабочих мест, дополнительный импульс к развитию региональной экономики.

По итогам 2017 года мы смело можем говорить, что наш инвестиционный портфель стал более дифференцированным. Кроме традиционных для нашего региона отраслей, реализованы проекты в сфере производства строительных материалов, обрабатывающей промышленности. Мы приросли множеством «летающих» проектов, новыми инфраструктурными связями, широкой клиентской базой.

— Какие из них вы выделили бы особо?

— Есть ряд ключевых проектов, которые имеют долгосрочную перспективу.

Например, ставропольский комплекс по выращиванию мяса индейки мощностью 8,2 тысячи тонн и модернизация линии по производству и упаковке мяса птицы. Появление такого производителя создаёт условия для развития вспомогательных бизнесов, что даёт мультипликативный эффект.

В Краснодарском крае мы оказываем содействие строительству завода по производству сыров и сливочного масла, мощностью переработки 475 тонн молока в сутки. По оценкам экспертов, это предприятие будет одним крупнейших не только в крае, но и на всём Юге.

Отдельно я бы отметил проекты в республиках Северного Кавказа. Например, создание интенсивного яблоневого сада в Северной Осетии на площади 600 гектаров и модернизация завода по производству цемента в Чеченской Республике, позволяющая увеличить объём выпускаемой продукции на 30 процентов, и в целом укрепить позиции компании на рынке.

Но таких качественных проектов должно быть больше. Ресурсы, имеющиеся на Юге, позволяют на это надеяться.

— В декабре Сбербанк объявлял об открытии кредитной линии недавно созданной в Ростове-на-Дону авиакомпании «Азимут» в размере 500 миллионов рублей на три года. Как вы оцениваете перспективы этого проекта?

— Выход на рынок авиакомпании «Азимут» могу оценивать лишь положительно. Проекты подобного уровня являются редкостью для России. Перевозки вне Московского авиационного узла — интересное, перспективное решение. Это в какой-то степени является стартапом.

На сегодняшний день «Азимут» получил уже четыре авиалайнера, а в ближайшее время самолётный парк авиакомпании увеличится ещё в несколько раз. Будут приобретены современные российские авиалайнеры «Сухой» SJ-100 LR. Всё это позволит удовлетворить растущие запросы в межрегиональных перелётах. Наше взаимовыгодное сотрудничество будет продолжаться и в будущем. Юго-Западный банк Сбербанка заинтересован в развитии территории как туристической и деловой.

— Насколько велик инвестиционный потенциал компаний на Юге, которые, по нашим наблюдениям, в предыдущие годы были довольно успешными?

— В целом ряде отраслей южные компании имеют широкие возможности эффективного управления финансовыми ресурсами. Но те навыки, которые они приобрели для перехода на более высокий уровень, нередко были получены методом проб и ошибок, путём собственного анализа конкурентной среды. На современном этапе развития банковского дела предприниматели, при прочих равных условиях, могут получать ещё и дополнительное преимущество.

Скажем, представитель малого бизнеса без особого опыта и фундаментальных знаний имеет возможность получить у нас объективное представление о рынке, о современных тенденциях на нём. В нашем банке накоплен очень богатый и разносторонний опыт верификации рынка, собранный воедино со всех территорий страны. Он укладывается в определённые отраслевые бизнес-модели. Сюда можно включить релевантные данные по ёмкости предполагаемого рынка, исследование состава конкурентов, детальный анализ денежных потоков, возможность хеджирования рисков на основе предложенных прогнозных данных, и многое другое. Поэтому по результатам нашей экспертной оценки заказчик получает полную информацию о том, стоит ли ему инициировать задуманный проект или нет.

В отдельных случаях мы выносим отрицательные решения по заявкам. Перед банком не стоит цели в обязательном порядке прокредитовать всех своих клиентов. Наша ключевая задача — сделать это максимально эффективно для всех заинтересованных сторон. К примеру, к нам обратился постоянный клиент, гендиректор одной из основных региональных строительных компаний, за бизнес-экспертизой своего нового проекта. Проанализировав баланс компании, наши кредитные аналитики определили, что реализовать данный проект клиент может с помощью имеющихся у него средств, и что острой необходимости в получении нового займа нет.

Плюс диджитализация всей страны

— В условиях борьбы регионов за привлечение инвестиций это, наверное, не очень популярное решение?

— Безусловно, каждый глава субъекта заинтересован в росте ВРП. Сбербанк регулярно получает запросы на проведение независимой экспертизы тех или иных ключевых региональных проектов. Если наши аналитики видят, что у инвестора отсутствует качественная бизнес-модель, необходимый уровень знаний и опыта, либо достаточная инфраструктура, они сразу же сообщают клиенту о том, что мы подойдём к финансированию проекта только при соблюдении определённого ряда условий. И тут возникает два варианта развития событий. Либо эти инвесторы отказываются от заявленных проектов, либо, что чаще всего, вместе находим эффективные решения, которые позволяют исправить ситуацию.

— А каков объём предложений со стороны качественных заёмщиков?

— Могу сказать, что лишь около трети бизнес-проектов, представляемых в банк, обладают достаточной жизнеспособностью. Их невысокая доля связана с тем, что для качественного инвестора необходим как глубокий уровень проработки бизнес-идеи с понятной моделью управления рисками, так и стартовый капитал и работающий сторонний бизнес, который позволит преодолеть проблемы проекта при их возникновении.

По моим наблюдениям, если владелец бизнеса активно включён в операционное управление и способен принимать взвешенные решения, бизнес достигает высоких показателей гораздо быстрее. Это современная модель управления, к которой мы только стремимся. Конечно, с такими бизнесменами работать интересней. Мы им, в свою очередь, предлагаем независимую экспертизу проекта с рекомендациями, которые позволят расширять их бизнес.

— Это какая-то партнёрская или общеобразовательная опция?

— Мы не ставим целью научить всю Россию. Независимая экспертиза — это составная часть экосистемы Сбербанка. А на современном этапе развития опыт, накопленный Сбербанком, становится ключевой ценностью на рынке. Мы готовы им делиться с предпринимателями, чтобы они смогли построить и внедрить эффективную бизнес-модель. Другими словами, независимая экспертиза проектов запускает целый механизм работы с бизнес-сообществом. Мы участвуем и выступаем инициаторами множества обучающих программ. Например, наш совместный с Google проект «Бизнес класс» для представителей малого и микробизнеса, который даёт практические знания успешных предпринимателей и бизнес-экспертов в формате ёмких видеоуроков, вебинаров и очного взаимодействия.

— В России, по данным статистики, до 90 процентов новых компаний закрывается в первый год работы. Почему так происходит и насколько здесь может помочь создание инфраструктуры для бизнеса?

— Предпринимательское сообщество ещё не накопило достаточных знаний о том, как строить свой бизнес-план, учитывая определённые риски. Согласно последним исследованиям, лишь три проента населения Земли имеют явные предпосылки ведения успешной предпринимательской деятельности. Но занимаются ею гораздо большее количество людей.

Работая в Сбербанке уже 25 лет, я уверен, что на Юге и Северном Кавказе в ближайшее время будет создан marketplace для бизнеса. Уже сейчас мы предлагаем более 20 нефинансовых сервисов, чтобы сфокусировать предпринимателя на развитии бизнеса, взяв на себя решение его текущих проблем.

— Как будет развиваться сеть Юго-Западного банка?

— Оптимизация сети — это не всегда сокращение. У Сбербанка есть несколько моделей в бизнес-отраслях, которые говорят о том, что мы можем и должны управлять сельской филиальной сетью. Однако с широким внедрением internetbanking финансовая сфера подверглась сильному изменению. Сегодня до 60 процентов нашего бизнеса находится в удалённых каналах. Технологии стремительно развиваются, поэтому мы хотим, чтобы доступ к банковским продуктам происходил в один клик, в любом месте и в любое время. Но это вовсе не говорит о том, что нам не будет нужна наша филиальная сеть. Мы не ставим себе цель развивать исключительно цифровые платформы.

Прежде чем провести оптимизацию сети, мы тщательно анализируем транзакционную загрузку офисов и банкоматов. В то же время удалённые сервисы воспринимаются многими уже не как вспомогательный, а как основной инструмент взаимодействия с собственными финансами — и это общемировая тенденция. Если мы посмотрим средний чек, например, в кредитовании в Ростовской области, он будет выше почти на 30 процентов в «Сбербанк Онлайне», чем в каналах офисных продаж.

— В рейтинге инвестиционной привлекательности регионов страны Ростовская область и Краснодарский край находятся на 16 и 7 месте соответственно. Чего не хватает этим регионам, на ваш взгляд?

— Предпринимательская среда в нашей стране отличается неоднородностью. Сформировать её искусственно невозможно, должен совпасть целый ряд факторов. Это и государственная поддержка, и работа с банками, и менталитет бизнесменов. В нашей стране сегодня не имеется достаточно свободной ликвидности, чтобы дать возможность осуществить некоторые предпринимательские, по большей части социальные, проекты, которые, например, реализуются в Европе. Функционирующие у нас территории опережающего развития не должны быть ограниченным участком земли. Необходимо эффективное управление и наполнение данных бизнес-пространств качественной резидентурой. В качестве яркого примера можно привести Республику Татарстан с их технопарком «Химград», в котором функционируют свыше 200 компаний.

Куда пойдёт строительный рынок

— Сейчас многие застройщики в панике от предстоящих изменений в законе «О долевом строительстве», предполагающих отказ от дольщиков и переход к проектному финансированию. Есть много опасений, связанных с тем, что у банков нет достаточной ликвидности, чтобы финансировать все эти проекты. Можете развеять эти опасения?

— Строительный рынок постепенно шёл к этому. Юго-Западный банк сотрудничает с большим количеством застройщиков, работающих в рамках банковского финансирования. Наши партнеры обладают системно выстроенной бизнес-моделью, дисциплинированно реализуют багаж проектов. Поэтому у них не должно возникнуть никаких проблем по поводу предстоящих изменений в законодательстве.

Смятение этот законопроект вызывает у девелоперов, которые, работая с дольщиками, имеют в своём багаже неудачные проекты с задержкой сроков сдачи. Проблема обманутых дольщиков в России приобрела колоссальные масштабы, переход на новую схему приобретения строящегося жилья — гарантированная защита от рисков, важнейший шаг к снижению градуса социальной напряжённости.

Сегодня каждая вторая квартира в ипотеку приобретается с нашим участием. Из всего объёма сдаваемых на территории Юго-Западного банка площадей в зоне проектного финансирования сейчас находится более полумиллиона квадратных метров. Причём около 40 процентов из них инициировано именно в 2017 году.

— Также застройщиков беспокоит, как изменится стоимость залоговой базы?

— Это вопрос к регулятору. Есть требования ЦБ РФ, оценка качества ссуды, качества кредита, кредитные рейтинги и риски. Чем выше качество займа, тем ниже резервирование. Поэтому информация о том, что банки грабительски относятся к залогам, беспочвенна. Для банка продавать залоги — это не бизнес. Недвижимость превращается в убытки. Поэтому опасения возникают обычно у тех, кто сомневается в успешности реализации своего проекта.

Административный задел для банка

— Насколько привлекательно для банка сотрудничество с региональными правительствами и администрациями городов в части финансирования дефицита бюджета? Это своего рода социальная нагрузка?

— Финансирование бюджетов на цели покрытия дефицита — это не единственное наше направление сотрудничества с региональными правительствами и администрациями городов. Мы предлагаем органам власти не просто кредит, а решение тех потребностей, которые есть у субъектов и муниципалитетов.

В целом наблюдается снижение долговой нагрузки перед коммерческими банками, Это связано в том числе с поручениями президента и правительства РФ по снижению долговой нагрузки перед коммерческими банками, а также по снижению стоимости привлекаемых кредитных ресурсов. На данный момент кредитный портфель регионального государственного сектора Юго-Западного банка составляет порядка 94 миллиардов рублей, но наша доля продолжает неуклонно расти.

В регионах Юга и Северного Кавказа ситуация довольно разная. На это оказывают влияние степень дотационности бюджета, уровень финансовой дисциплины, «аппетит к риску».Уровень закредитованности в республиках также резко отличается — от нуля, как в Чеченской Республике, до 100 процентов от уровня собственных доходов, как в Кабардино-Балкарии. В благоприятной экономической ситуации долговая нагрузка будет постепенно снижаться. А сегодня важно не допустить проблем с обслуживанием кредитов, чтобы это не стало стимулом к развитию социальных трудностей для регионов. Для этого нужно подходить к финансированию системно, привлекать экспертов и заранее просчитывать риски и их возможные последствия.

— Сейчас в регионах запустили процесс создания стратегий социально-экономического развития до 2030 года. К этому процессу впервые подключают различные бизнес-структуры. Какова при этом роль банков?

— Юго-Западный банк входит в состав экспертных советов большинства институтов развития регионов. Работа по созданию стратегий идёт в разных регионах по одним и тем же направлениям. Например, мы недавно подписали соглашение и «дорожную карту» с правительством Чеченской Республики по реализации крупных инвестиционных проектов. Для нас важно уделить внимание тем отраслям и тем компаниям, которые не нуждаются в иждивенческом подходе и вносят свой вклад в формирование ВРП.

Между регионами нет конкуренции, однако совместные проекты появляются не так часто, как нам бы хотелось. Хотя успешные примеры на Юге есть. Например, проект компании «Сад-Гигант» по развитию садов. Предприятия комплекса расположены в разных регионах. Основной актив находится в Краснодаре, а часть проекта в Ингушетии. Создана вся инфраструктура для плодоводства на разных территориях.

— Какой образ будущего вы себе представляете в соответствии с планами развития регионов на Юге?

— В этом будущем должен быть больший удельный вес профессиональных участников рынка и меньший объём субъектов, которые не реализуют свои бизнес-модели. От количества предпринимателей, которые получают финансовый результат, прибыль, реализуют свои проекты, зависит статус того региона, который мы обсуждаем. Чем больше будет работающих компаний, тем лучше будет социальная сфера, меньше будет безработица. Там, где региональные власти активно занимаются развитием предпринимательства, где создаются условия мониторинга реализации проектов, там всегда есть хороший прирост регионального продукта.

Разговор о новой бизнес-культуре

— У нас довольно разнородный округ. Нуждается ли он в некотором выравнивании, в том числе через ускоренное развитие отстающих?

— По моему мнению, любое искусственное выравнивание не принесёт ожидаемого результата. У власти сейчас много профессиональных людей. Но присутствует масса факторов, которые не позволяет реализовать ту или иную модель. На Юге хватает предпринимателей, которые уже могли бы почивать на лаврах и отдыхать, а они продолжают активно участвовать в своём бизнесе и создавать новые проекты. Поэтому мой ответ на вопрос «а что нужно городу, региону, стране?» такой: нам нужно как можно больше таких предпринимателей, которые неравнодушны к тому делу, которым они занимаются. Создать предпринимателя новой волны и новую бизнес-культуру — вот приоритетная задача сегодня.

— А какие при этом задачи стоят перед топ-менеджерами банка?

— Создать условия, которые позволяли бы расти экономике страны. И Сбербанку необходимо быть в первых рядах. Юго-Западный банк в день выдаёт более миллиарда рублей клиентам — физическим лицам. На один запрос о кредитовании клиента малого бизнеса тратится не более четверти часа. Это огромная скорость. Без «Кредитной фабрики» — инновационной программы, которая позволяет быстро и безошибочно принимать решения по кредитам, без скоринг-оценки, без технологий, связанных с оценкой bigdata, это сделать было бы невозможно.

— Какую роль вы себе отводите в этом процессе?

— По характеру и своим профессиональным навыкам я не сотрудник головного офиса. Мой опыт основывается на работе в регионах, с реальным сектором экономики, с перспективными кейсами. Тема моей первой дипломной работы (окончил экономический факультет Ставропольского сельскохозяйственного института) — «Интенсивные технологии возделывания озимой пшеницы». Я помню параметры урожайности того времени, 30 лет назад. В Ставропольском крае нормальная урожайность считалась порядка 27 центнеров с гектара, а в восточных районах региона — 11 центнеров с гектара. Сейчас наши клиенты показывают урожайность до 70 центнеров с гектара. Приятно видеть этот прогресс, меняющуюся ситуацию на рынке, и сознавать себя частью происходящего. В наших силах показать бизнесу эффективный способ достижения результатов.


Справка

Юго-Западный банк Сбербанка

Объём выданных кредитов за 2017 год — 1,27 трлн рублей (рост на 49%), из них 978 млрд рублей юрлицам.

Совокупный кредитный портфель — 1 трлн руб­лей (рост на 12%).

Другие публикации раздела: Интервью

Нет комментариев. Ваш будет первым!